31 October 2016, 00:23

Полковник Михаил Максименко: «Тюрьма — самое страшное, что есть в жизни»

Михаил Максименко. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

В понедельник 31 октября полковника СК Максименко госпитализируют в 20-ю больницу для проведения медицинской экспертизы. Врачи проверят, может ли по состоянию здоровья «правая рука» Александра Бастрыкина содержаться под стражей


Адвокаты начальника управления собственной безопасности СК России полковника Максименко добились проведения медицинской экспертизы в отношении своего подзащитного.

В понедельник 31 октября Максименко должны госпитализировать в 20-ю московскую городскую клиническую больницу, где его будет осматривать комиссия врачей. Им предстоит решить, имеются ли у полковника заболевания, которые препятствуют его содержанию под стражей.

Подобное обследование проводится на основании постановления№ 3 правительства России от 14 января 2011 года «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений». Это постановление было принято с подачи правозащитников, которые после гибели Сергея Магнитского в СИЗО обратили внимание, что многие обвиняемые умирают на предварительном следствии из-за неполучения необходимой медицинской помощи. Эксперты-врачи составили перечень тяжелых заболеваний, которые препятствуют содержанию под стражей.

Как рассказала Открытой России член ОНК Москвы Зоя Светова, в воскресенье 30 октября правозащитники посетили СИЗО «Лефортово», где побеседовали с полковником Максименко. «Полковник выглядел очень плохо. Также, как и раньше, с трудом подбирал слова. Он сообщил, что сотрудники СИЗО пообещали, что в понедельник отвезут его в больницу, но он не понял, зачем», — говорит Светова. По словам правозащитницы, Максименко рассказал, что боится есть тюремную пищу и ест только то, что передают в тюрьму адвокаты.

«Нам показалось, что полковник пребывает в тяжелой депрессии, как и неделю назад, когда мы посещали его в последний раз. Когда я пыталась его подбодрить и напомнила, что многие известные люди сидели в тюрьме, а потом выходили на свободу, и все у них было хорошо, Максименко слушал меня безучастно, как будто я обращалась к кому-то другому. А когда я сказала, что нахождение за решеткой не является трагедией, полковник, все также покачиваясь, как это делают люди с признаками клинической депрессии, тихим голосом возразил: „Тюрьма — самое страшное, что есть в жизни“. Я спросила: „Страшнее, чем война? Страшнее, чем смерть?“ Он ответил: „Да, страшнее“. Когда мы прощались, я попросила полковника улыбнуться. Его лицо по-прежнему оставалось напряженным, он прятал глаза, и все его движения казались механическими и неестественными. „Улыбаться не получается“, — ответил он и отвернулся, привычно сложив руки за спиной. Я провожала его взглядом: 40-летний полковник шел по лефортовскому коридору медленно, еле-еле волоча ноги, как будто ему хорошо за 70».

Если врачебная комиссия 20-й больницы решит, что Максименко не может содержаться под стражей, то решение о его освобождении должен принять следователь ФСБ, в чьем ведении находится уголовное дело, или Лефортовский суд, который брал полковника СК под стражу.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Полковника СК Михаила Максименко держат в больнице за запечатанной дверью

ФСИН: Арестованный Максименко находится под постоянным контролем тюремных медиков

ОНК просит обследовать главу УСБ СК Максименко из-за возможного отравления психотропами

util