1 Ноября 2016, 11:00

The American Interest: «Пыталась ли Москва устроить переворот в Черногории?»

Фото: Stevo Vasiljevic / Reuters

Сомнительная балканская история, в которой смешались шпионаж, дипломатия и интриги, показывает, что российские спецслужбы наращивают свою активность до беспрецедентного уровня, пишет обозреватель The American Interest Дамир Марусич


В день парламентских выборов в Черногории 16 октября произошло нечто примечательное: черногорские спецслужбы арестовали около двадцати граждан Сербии по подозрению в подготовке атак на различные государственные учреждения, которые планировалось провести после оглашения предварительных результатов. Среди арестованных был отставной сербский генерал, лидер ультраправого националистического движения со штаб-квартирой в городе Нови-Сад — центре сербского автономного края Воеводина, почти в полутысяче километров от границ Черногории.

Первой реакцией Сербии было недоверие, основанное на едва прикрытом презрении. Премьер-министр Сербии Александр Вучич потребовал, чтобы ему предъявили доказательства заговора. Многие представители черногорской оппозиции, состоящей в основном из сербского этнического меньшинства, утверждали, что спецслужбы премьер-министра Черногории Милорада Джукановича сами все это устроили, чтобы укрепить свою победу.

Через два дня специальный государственный прокурор Черногории Миливое Катнич заявил, что с радостью поделится доказательствами, собранными следствием, и что с помощью арестов удалось предотвратить «беспрецедентную бойню». Он раскрыл много деталей провалившегося заговора: несколько человек в форме элитного подразделения черногорской службы безопасности должны были проникнуть в здание парламента в Подгорице и нейтрализовать охрану внутри здания. Затем они должны были открыть огонь по невооруженным сторонникам оппозиции, собравшимся у здания парламента в ожидании результатов выборов. Наконец, они должны были похитить премьер-министра и либо объявить выборы недействительными, либо подбросить эту идею оппозиции.

К этому моменту Демократическая партия социалистов, возглавляемая Джукановичем, набрала внушительное большинство голосов и уже готовилась к переговорам о создании правящей коалиции. Западные журналисты в большинстве своем не обратили на происходящее в стране особого внимания. Безумные заговоры — обычная для балканской политической жизни история. И хотя были сообщения о некоторых нарушениях при голосовании, результаты победившей партии более-менее соответствовали предвыборным опросам. Ничего интересного ждать не приходилось.

Но история была далека от завершения.

В прошлый понедельник премьер-министр Сербии провел еще одну пресс-конференцию. Вучич выглядел потрясенным. Он подтвердил, что был заговор с целью убийства Джукановича. В Сербии обнаружили еще одну группу спецназовцев и €120 000 наличными. Были арестованы несколько граждан Сербии.

Вучич добавил, что к заговору не были причастны ни сербские, ни черногорские политики, неопределенно указал на некие «иностранные службы, как с Запада, так и с Востока» и сказал, что они собирались сотрудничать с арестованными.

В четверг взорвалась еще одна бомба: ежедневная газета «Данас», ссылаясь на высокопоставленные источники в правительстве, сообщила, что Сербия тайно депортировала нескольких граждан России в связи с заговором в Черногории. Более того, газета написала, что у арестованных сербов были устройства, обеспечивающие зашифрованную связь, и некое не названное конкретно высокотехнологичное оборудование, позволявшее постоянно отслеживать местонахождение Джукановича. Сообщалось, что некоторые из арестованных сербов воевали в Донбассе на стороне пророссийских сил.

Милорад Джуканович. Фото: Stevo Vasiljevic / Reuters

Это произошло именно тогда, когда в Белград прибыл секретарь Совета безопасности России, бывший директор ФСБ Николай Патрушев. Мог ли его визит как-то быть связан с высылкой обнаруженных российских агентов?

К почти забытой истории об интригах вокруг выборов в маленькой балканской стране с населением в 600 тысяч человек внезапно оказался причастен ее крупный сосед. Более того, возможно, здесь замешана Россия, а это уже чревато глобальными последствиями.

Многолетний лидер Черногории Джуканович превратил выборы в референдум по поводу его решения идти дальше по пути евроатлантической интеграции. Голосование должно было дать ему больше, чем символический мандат: в мае этого года Черногория завершила переговоры о вступлении в НАТО, и теперь нужно, чтобы ее парламент ратифицировал договор. В случае победы оппозиции процесс вступления Черногории затормозился бы. Ожидается, что члены НАТО, в свою очередь, ратифицируют принятие Черногории в альянс к весне следующего года.

Причины, по которым НАТО включает в свой состав Черногорию — страну, которая меньше всего похожа на пример прозрачности и свободы прессы, — очевидны: Албания и Хорватия — уже члены альянса, и принятие Черногории де-факто закроет Адриатическое море для российских военных. По-видимому, Джуканович, сам по себе проблемная фигура, политик, почти два десятилетия не выпускающий из рук рычаги власти, имеет прямые связи с мафией и группами контрабандистов, действующими за пределами его страны. Разумеется, НАТО как оборонительный альянс интересуется прежде всего реформами, связанными с вооруженными силами стран, претендующих на членство, и в этом отношении Черногория сделала все, что от нее требовалось. Предполагается, что она попытается справиться и с широкомасштабной коррупцией, так как страна стремится вступить в Евросоюз. Присоединение Черногории к НАТО не только служит непосредственно стратегическим интересам, но и в конечном счете должно привести страну на «путь добродетели».

Что же касается России, ее раздражает прозападный уклон Черногории и особенно ее устремление в НАТО. Есть два аспекта российских обид — стратегический и экономический.

Стратегически Россия рассматривает свое соперничество с НАТО как игру с нулевой суммой. Хотя Москва и не добилась сколько-нибудь существенного прогресса, пытаясь склонить Черногорию к сотрудничеству в вопросах безопасности, ее вступление в НАТО закроет для России последнюю возможность когда-либо в будущем получить союзника на Адриатике. Кремль воспринимает это как пощечину и обвиняет в этом Запад.

Движение Черногории в сторону Запада создает также своего рода неприятный прецедент для ближайшего союзника России в регионе — Сербии. Ее премьер-министр Вулич старательно ведет двойную игру, негромко демонстрируя Западу, что намерен вести страну прозападным курсом, и при этом публично поддерживая хорошие отношения с Москвой. Общественное мнение в Сербии прохладно относится к НАТО и тепло — к России, но в Кремле наверняка понимают, что со временем это может измениться.

Финансовые интересы тоже играю не последнюю роль в российских обидах. Отсутствие прозрачности, о котором мы уже писали, сделало Черногорию привлекательным направлением для российских денег, значительная часть которых, мягко выражаясь, сомнительного происхождения. Многие россияне купили в Черногории летние дома, 25% всех туристов, посещающих страну, — российские граждане. По некоторым оценкам, россиянам принадлежит около 40% всей недвижимости в маленькой балканской стране.

Один из крупнейших игроков в черногорской экономике — Олег Дерипаска, который до финансового кризиса 2008 года был среди богатейших людей России. Он до сих пор сохраняет хорошие связи в Кремле. История отношений Дерипаски с черногорским алюминиевым комбинатом KAP длинна и полна интриг. Джуканович лично договорился с Дерипаской о первоначальной приватизации KAP в 2005 году, а теперь холдинговая компания Дерипаски En+ подала иск к правительству Черногории на сумму около €700 млн — немалые деньги, если учесть, что весь ВВП Черногории — €4,25 млрд. Каждый год в экономику страны вливается больше ста миллионов долларов российского капитала — в основном, в недвижимость и строительство крупных комплексов отелей и казино. Тот же Дерипаска — ключевой инвестор в проекте гавани для яхт Porto Montenegro, которая создается специально для обслуживания сверхроскошных яхт богатейших людей мира. Российские деньги составляют около трети всех зарубежных прямых инвестиций в черногорскую экономику.

Правительство Джукановича, по-видимому, пришло к выводу, что такая тесная зависимость от одного источника иностранного капитала — не самая умная стратегия долгосрочного развития.

Избирательный участок в Подгорице. Фото: Stevo Vasiljevic / Reuters


Хотя у богатых россиян нет особых проблем с капиталовложениями в странах Евросоюза и НАТО, прозападный курс Черногории означает более тщательную проверку происхождения денег. Это ни в коем случае не будет непреодолимой проблемой для российской гангстероподобной элиты, но сохранения статуса-кво было бы для нее желательно. А внешняя политика России всегда чутко относится к потребностям клептократов.

Что бы за этим ни стояло, Кремль не делает секрета из своего недовольства претензиями Черногории на вступление в НАТО. Министерство иностранных дел России назвало принятие Черногории в альянс «откровенно конфронтационным шагом, чреватым дополнительными дестабилизирующими последствиями для системы евроатлантической безопасности». Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков выразился более прямо и угрожающе: «Экспансия военной инфраструктуры альянса на Восток не может не привести к ответным действиям России».

По результатам опросов общественного мнения в Черногории, распространяемым правительством Джукановича, в этом году поддержка вступления в НАТО выросла. Но тем не менее в стране есть раскол по этническому признаку: албанцы и боснийцы, которые в стране немногочисленны, поддерживают вступление полностью, большинство — этнические черногорцы — поддерживают с оглядкой, а этнические сербы в основном против. Джуканович обвинил сербские оппозиционные партии в том, что их финансирует Россия. Оппозиционные лидеры это отрицают. В то же время эти партии беззастенчиво поддерживают российскую линию в отношении НАТО и вторят антизападным и пророссийским настроениям политиков-националистов по другую сторону сербской границы.

То, что сербские силы в Черногории, выступающие за объединение двух стран, сотрудничают с военизированными группировками в Сербии, вряд ли удивит кого-то, кто хотя бы поверхностно знаком с Балканами. Как никого не должно удивлять и то, что Россия испытывает искушение использовать этнический раскол в собственных интересах.

Но если это правда, что Россия могла задумать переворот в стране, чтобы та не вступила в НАТО, то это новый этап, вызывающий серьезное беспокойство. Насколько вероятно, что за провалившимся переговоров действительно стоит Россия? На это указывают доступные нам улики — впрочем, косвенные.

Многие знают, что российскую разведку в Сербии держат на довольно длинном поводке. Менее известно, что в последнее время поводок стал изнашиваться. Коллега, хорошо знающий Балканы изнутри, рассказал мне, что российские шпионы агрессивно следят за иностранцами в Белграде и окрестностях, пользуясь приемами, которые до этого применяли только к дипломатам в Москве. Премьер-министр Вучич не одобрял такое поведение, но и не сделал ничего, чтобы его сдержать.

Настоящая причина визита Патрушева в Белград связана именно с этим. Министр внутренних дел Сербии Небойша Стефанович заявил, что визит не был неожиданным — его тщательно спланировали заранее, как обычный визит высокопоставленного российского чиновника. По словам Стефановича, официальной причиной поездки заявлялось обсуждение подписания предложенного меморандума о сотрудничестве в сфере безопасности.

Самая авторитетная публикация, оспаривающая это утверждение, вышла в российской газете «Коммерсант», что несколько удивляет. Там утверждается, что визит был неожиданным и его главная цель — обсуждение черногорского казуса и предотвращение скандала в сербско-российских отношениях. «Коммерсант» отметил, что отдельные встречи Патрушева со Стефановичем, министром иностранных дел, премьер-министром и даже президентом Томиславом Николичем за закрытыми дверями выглядят подозрительно, потому что предложенное соглашение уже обсуждалось и к тому же не является обязывающим. Ссылаясь на неназванные источники в Белграде, «Коммерсант» заключил, что миссия Патрушева, по-видимому, была успешна.

Насколько успешным оказалось вмешательство Патрушева, если это вообще было вмешательство, мы еще увидим. К примеру, при том, что Стефанович отрицает выдворение каких-либо российских граждан, Вучич был более осторожен, когда пресса засыпала его вопросами о предполагаемой депортации и ее связи с Черногорией. «Не все в вашем вопросе корректно, часть его — неправда», — афористично ответил премьер-министр, добавив, что он не имеет права сказать больше. Министр иностранных дел России, в свою очередь, назвал сообщения о российских шпионах, объявленных persona non grata, абсолютным вымыслом.

Эти доказательства, вместе взятые, все же не вполне убедительны и при существующих обстоятельствах, вероятно, такими и останутся. Как во всех историях о шпионах, логические рассуждения могут привести к бесконечным лабиринтам. Но стоит упомянуть один недавний поворот событий, произошедший, когда я писал эту статью: в субботу утром в лесу недалеко от резиденции Вучича нашли большой склад оружия, в том числе РПГ и патронов для автоматов и снайперских винтовок. Тайник был расположен у поворота дороги, где бронированный автомобиль премьер-министра на пути в центр Белграда должен был притормозить. Сообщают, что телохранители доставили Вучича в убежище в ожидании результатов расследования инцидента.

Ясности пока нет, но что-то определенно происходит. На пресс-конференции в прошлый понедельник, когда Вучич впервые признал, что заговор против Джукановича был на самом деле, он выглядел расстроенным. Возможно, он не знал, какие силы наемников собирались на территории его страны.

До этого момента он определенно терпимо относился к деятельности России, и, если российские агенты на самом деле были выдворены, то это означает, что он решил, что ситуация зашла слишком далеко. По-видимому, он внезапно понял, что его деликатный танец — сближение с Западом при сохранении видимости флирта с Россией — мог бы закончиться катастрофой в случае кровопролития в Черногории. Возможно, какую борьбу за власть ни спровоцировали бы шаги Вучича, она сказалась бы на Сербии — и, по балканской традиции, не обошлось бы без насилия.

Но в более широком смысле, если та история, которую я попытался воссоздать, — правда и Россия на самом деле замешана в провалившейся попытке переворота в суверенной стране, пытающейся стать союзником Запада, это должно заставить сделать паузу тех ученых мужей, которые все еще думают, что в отношениях с Кремлем можно достичь равновесия. На недавней встрече Валдайского клуба президент Владимир Путин отметил, что он все больше убеждается в бесполезности переговоров с Вашингтоном. Когда российским государством управляют старые шпионы, все дискуссии, похоже, уводят в теневую зону, где эти люди лучше всего себя чувствуют.


Оригинал статьи: Дамир Марусич,
«Пыталась ли Москва устроить переворот в Черногории?», The American Interest, 30 октября

util