31 Октября 2016, 20:01

Скрепология. Появятся ли в российских вузах «уроки патриотизма»?

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Этнополитолог Эмиль Паин и бывший заместитель председателя Совета ассамблеи народов России Александр Кутенков скептически отнеслись к идее консультанта ФАДН Айказа Микаэляна о построении национальной идентичности на базе патриотизма


Russia Today со ссылкой на источник в федеральном агентстве по делам национальностей сообщил, что в университетах появится новый учебный курс по «формированию российской идентичности». Но в разговоре с Открытой Россией представитель ФАДН пояснил, что RT неверно истолковал слова и речь идет о «ряде рекомендательных мер».


В материале RT говорится, что Айказ Микаэлян, ведущий консультант по укреплению общенационального единства и профилактике экстремизма на религиозной и национальной почве при ФАДН, сообщил, что целью программы будет создание «системы для воспитания нового поколения с одинаковым набором ценностных установок». В качестве примера он привел «непременное уважение к законам, конфессиям и национальностям».

Успешным образцом подобной системы воспитания Микаэлян назвал советские молодежные организации. «Нам не хватает какого-то объединения для вузов. Уже есть Всероссийское объединение школьников, есть Юнармия. Нужно планомерное воспитание, чтобы в любой точке страны гражданские ценности прививались одинаково. Знаете, как в Советском Союзе было — октябрята, пионеры, а потом комсомольцы. И куда бы ты ни приехал, гражданские ценности везде одни и те же, поэтому и конфликтов не было», — цитирует чиновника сайт Russia Today.

В основе воспитания подрастающего поколения, по мнению Микаэляна, должен лежать патриотизм, так как он «является идеологическим фундаментом для формирования гражданской идентичности».

В разговоре с Открытой Россией Микаэлян заявил, что речь идет не о государственной программе, а о ряде рекомендательных мер:

«Мы никаких уроков по патриотизму не планировали, не планируем и физически не имеем право вводить.

Мы наравне с другими заинтересованными органами власти, научными организациями и общественными объединениями всего лишь участвуем в выработке механизмов воспитания, направленных на формирование гражданской идентичности, межнационального согласия, а также уважения к праву и культуре народов России».

По словам представителя агентства, положения о комплексе мер по формированию гражданской идентичности уже включены в резолюцию для министерства образования на заседании конгресса проректоров.

«Необходимо воспитать не новое поколение с одинаковым набором ценностных установок, а дать возможность учащимся в разных регионах получить одинаковый набор ценностных установок, основанных на традиционных ценностях нашей страны», — убежден чиновник.

Микаэлян настаивает, что никакого навязывания идеологии сверху не будет: «Пока что нет речи ни о конкретном предмете, ни о занятиях, — заверяет он, вворачивая скользкое чиновничье „пока что“. — Механизм работы — и будет ли он вообще — определяет лишь Минобрнауки».

Фото: Eduard Korniyenko / Reuters


Александр Кутенков: «По Конституции никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной»

Экс-заместитель председателя совета ассамблеи народов России Александр Кутенков в разговоре с Открытой Россией отметил, что общая идеология противоречит Конституции, а советский опыт не так благополучен, как считает Микаэлян.

— Насколько я понимаю, когда Микаэлян говорит, что раньше были октябрята, пионеры, комсомольцы, что ценности были одни и те же, он подразумевает под ценностями идеологию СССР, которая была прописана в Конституции в шестой статье. В Конституции России тринадцатой статьей закреплено идеологическое многообразие, и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной.

Но если обратиться в прошлое, можно легко вспомнить множество конфликтов. Разгар национальных противоречий начался в 1980–1990-х годах. В 1986-м, например, Якутия вставала на дыбы с лозунгами «Якутия для якутов, долой русских». Их национализм в республике до сих пор силен — например, недавно Конституционный суд Якутии постановил признать коренными жителями только якутов. Русским там сложно устроиться на работу или попасть в университет на бюджетное место.

Есть еще, например, осетино-ингушский конфликт, который тоже разгорелся примерно в то же время. Карабахский, осетино-грузинский кризис — их немало. Поэтому Микаэлян ошибается, говоря, что когда у нас была одна идеология, все было мирно. Достаточно посмотреть на фонтан «Дружба народов» на ВДНХ: из всех республик, изображенных на нем, разбежались все, кроме Карелии. Это тоже о многом говорит. Зачем бежать, если все мирно?

Нашему государству действительно нужна гражданская общность, чтобы граждане понимали, что они влияют на государство, могут контролировать власть, принимать важные решения. Но пока этого не сделано, ни о какой гражданской нации, тем более основанной на патриотизме, речи быть не может.



Нация против народности

В постсоветской России за национальную политику отвечают несколько документов и институтов. В 1996 году была принята концепция национальной политики, разработанная министрами по делам национальностей разных лет Рамазаном Абдулатиповым, Вячеславом Михайловым и Владимиром Зориным. В 2004 году министерство ликвидировали. В 2012 году президент Путин организовал совет по межнациональным отношениям, который в августе следующего года принял федеральную целевую программу «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России», рассчитанную на десять лет. Этот документ действует до сих пор, но, как отмечает Кутенков, дни его сочтены — федеральное агентство по делам национальностей, созданное в марте 2015, готовит ему замену: «Первым делом после создания агентство село писать государственную программу, чтобы выйти из рамок предыдущей ФЦП на новый уровень бюджета и переписать все мероприятия под свое видение». В августе этого года она была выложена на государственный портал проектов нормативных актов.

Согласно тексту документа, программа делится на восемь подпрограмм: «Государственно-общественное партнерство в сфере государственной национальной политики Российской Федерации», «Общероссийская гражданская идентичность и этнокультурное развитие народов России», «Русский язык и языки народов России», «Коренные малочисленные народы Российской Федерации», «Социально-культурная адаптация и интеграция мигрантов в Российской Федерации», «Российское казачество» и «Профилактика экстремизма на национальной и религиозной почве». Все они будут реализованы самим ФАДН.

«Непонятна основная ставка: согласно документу, мы одна-единая российская нация и при этом поддерживаем этнокультурное многообразие», — недоумевает Кутенков.

Помимо этнокультурных программ ФАДН планирует получить для себя расширенные полномочия: например, в рамках борьбы с экстремизмом, блокировать сайты в досудебном порядке.

Сейчас подобные полномочия имеет Генпрокуратура (если сайт, по ее мнению, призывает к несанкционированным митингам) и Роскомнадзор (в его компетенцию входят сайты с детской порнографией). Заявленная стоимость всего проекта — 40 млрд рублей.

Фонтан «Дружба народов» на ВДНХ. Фото: Анна Салынская / ТАСС



Эмиль Паин: «Власть навязывает обществу подданическую идеологию»

Этнополитолог, профессор Высшей школы экономики Эмиль Паин отмечает: строить общество с гражданской идентичностью, конечно, необходимо, но навязывание официальной идеологии — не лучший инструмент для такого строительства.

— Это непростая проблема. Сама идея построения гражданской идентичности верна, я ее большой сторонник. Одна из главных ценностей государства — национально-гражданская консолидация, означающая, прежде всего, осознание обществом своей роли в политической деятельности. Пока не будет этого сознания, не будет народовластия.

Другое дело, что представление мое, моего круга и всех тех, кто понимает под гражданским самосознанием рост идей народного суверенитета, радикально отличается от того, что сегодня понимается под гражданским обществом. Власть в очередной раз, как это уже было в истории России, навязывает обществу не гражданское самосознание, а официальную народность, которая, честно говоря, мало отличается от предложенного еще графом Уваровым пути «православие, самодержавие, народность», где центральная линия — самодержавие. Это подданническая идеология.

Кроме того, совершенно очевидно, исходя из педагогической образовательной деятельности всего мира, в том числе и СССР, что чисто технически некую систему взглядов на гражданскую идентичность уместить в один предмет невозможно.

Даже в СССР, где не боялись навязывать идеологические нормы, где существовал целый институт марксизма-ленинизма, а особого предмета по советскому патриотизму или противодействию национализму не существовало.

Программа по развитию ценностей может реализоваться лишь в системе предметов: история, обществоведение, литература — по сути весь гуманитарный цикл именно про это, про формирование взглядов на идентичность, на положение человека в государстве.

Я всегда говорю студентам или своим молодым знакомым: если вы изобрели нечто, чего не было никогда в мире, то, в первую очередь, стоит сомневаться в разумности вашего изобретения. Либо вы считаете, что до вас жили одни идиоты, либо вы создали нечто феерическое.

Гражданская идентичность — не только продукт образования, но и результат общей практики. Если человек знает, что, например, ходит он на выборы или не ходит, но все равно победит одна партия, можете ему сто тысяч раз объяснять, что ходить на выборы почтенно, это гражданственно, но ходить он не будет. Точно так же, если человек знает, что от него в государстве ничего не зависит, можно ему сколько угодно объяснять, что нужно включаться в управление государством, что всякая кухарка должна это делать, но крайне маловероятно, что будет происходить вовлечение. Социология показывает, что по сравнению с девяностыми годами, когда была некая попытка роста вовлечения граждан в управление государством, сейчас происходит значительное снижение энтузиазма по этому поводу. Доля людей, которая считает, что нужно заставить государство соблюдать интересы граждан, упала с девяностых годов в три раза. Люди не видят перспектив в такого рода действиях, поэтому сложившаяся практика не содействует развитию гражданского самосознания и гражданской идентичности.

Может ли государство как-то помочь в формировании идентичности? Вся система культурной жизни в стране должна формировать некий набор ценностей общежития, ценностей обустройства того места, где ты живешь, поскольку ты не первый на этой земле и не последний, ты должен оставить что-то своим детям, и реальная заинтересованность в культивировании, в облагораживании этих мест и является ценностью. В такой ситуации люди разных культур взаимодействуют, а не ненавидят друг друга.

util