1 November 2016, 19:02

Суд по делу об убийстве Немцова: сломавшийся автозак, заболевший адвокат

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Очередное заседание суда по делу об убийстве Бориса Немцова стало одним из самых коротких. Ключевыми событиями процессуального дня стал заглохший перед зданием суда автозак с подсудимыми, и путешествия во времени, которые совершали адвокаты обвиняемых

На углу Малой почтовой улицы перед зданием Московского окружного военного суда, на месте, где обычно пикетчики требуют допросить Кадырова, сломался автозак. В полуметре от него боком припарковался другой, работающий. Примерно в половине одиннадцатого подсудимых отконвоировали из одной машины в другую — из двери в дверь, через небольшое расстояние между кузовами. Возле автозаков дежурили несколько омоновцев, полицейских и сотрудников ДПС.

Досмотрев очередную группу журналистов, коренастый мужчина в форме ФССП вышел покурить на крыльцо Московского окружного военного суда.

«Почему я в свой праздник (1 ноября отмечается день судебных приставов — Открытая Россия) должен до шести е..шить? — пожаловался он курившему рядом усатому мужчине в синей униформе хозрабочего. — О, „воронок“ сломался?» — Пристав ткнул сигаретой в направлении автозака, все еще стоявшего на углу со включенной аварийкой; в этот момент его как раз пытался объехать автобус. Рабочий кивнул.

— Смотрю, нагнали десантуры... могли бы просто всем скопом «с толкача» завести, а нагнали тут...

— Ну а чего ты хотел? — пожал плечами усатый, потушил сигарету и зашел в здание.

Заседание началось с того, что адвокату потерпевших Вадиму Прохорову, пропустившему несколько дней, представили нового для него секретаря. Отводов и претензий он не имел.

— У нас нет защитника, Садаханова Заурбека Алиевича, — заметил председательствующий. По сведениям, которые нам вчера сообщил Магомед Хадисов, он заболел.

— Да, ваша честь, — встал Хадисов, адвокат подсудимого Губашева. — Он мне позвонил в воскресенье, в субботу я перезвонил, чтобы узнать его состояние, но он мне не ответил, и в понедельник тоже.

— Судя по хронологии, в пятницу? [звонил Заурбек Садаханов Магомеду Хадисову], — предположили другие адвокаты, обратив внимание на путешествия во времени.

— Нет, почему, в воскресенье.

— Вы просто говорите, что в субботу перезвонили...

— Не я — ему. Он — мне. Но он просил передать в воскресенье, что он с температурой, у него нет возможности появиться.

— Понятно. Хорошо бы поинтересоваться, когда появится возможность, — сказал судья

— У меня такой возможности нет, сегодня утром звонил...

— Секретарь тоже ему звонила. В конторе, где он работает, ничего о его болезни не знают.

— Про контору я знаю, где она находится, где он проживает — не знаю.

— В связи с тем, что у нас не прибыл защитник, без него мы сегодня продолжать заседание, видимо, не сможем... другие мнения есть у сторон?

Стороны промолчали.

— Другой вопрос, на какое число откладывать рассмотрение дела. Давайте попробуем на завтра — за это время мы или его дождемся, или свяжемся с ним. Магомед Мансурович, вы попробуйте с руководителем той конторы связаться, может быть, как-нибудь через него...

«Я сегодня во второй половине поеду обязательно в контору, выясню, где он находится, и попытаюсь узнать адрес, где он находится, — пообещал Хадисов — Да, еще я хотел это самое... номер телефона сверить».

Адвокат Бюрчиева предложила выделить Садаханову еще один запасной день, но тут возмутился Бахаев — в первый раз за все заседания: «Ваша честь, разрешите пожалуйста. Я просил бы отложить заседание, мне он тоже ничего не сообщил. Если его в течение пяти заседаний не будет, мне придется искать нового адвоката».

«Нового адвоката пока искать не надо, — успокоил его судья. — понятно, что закон вы знаете. Мы сейчас пытаемся выяснить, что с вашим защитником».

Бюрчиевой же объяснили, что присяжным не оплачивают проживание в те дни, когда не собирается суд, а отпускать их домой нелогично. Поэтому Садаханова будут пытаться дождаться завтра, в 11 часов.

«Десять из десяти заседание!», — сказал кто-то из наблюдателей, выходя из зала.

— Ты скажи там, пусть журналисты быстрее к Фемиде пройдут [имеется в виду статуя древнегреческой богини в фойе МОВСа], коридор организовать надо — крикнул один из приставов своему коллеге, закрывая дверь.

util