2 Ноября 2016, 15:18

Странная конструкция американских выборов

Фото: Michael Thomas / AP / East News

Далеко не все американцы понимают, как устроена система выборов в США, а если и понимают — объяснить не могут. Но все же эта загадочная и непрозрачная система работает эффективно уже 300 лет. Бывший глава избирательного штаба Бароновой Полина Немировская съездила в Вашингтон, чтобы в ней разобраться

Сразу стало понятно только одно: все до предела странно. В таких условиях уже почти начинаешь ценить выборы в России: пришел, показал паспорт, получил бюллетень, проголосовал, президентом выбрали Путина. Все.

Америка же — образец федерализма. У каждого штата свой закон относительно вообще всего: например, есть кандидаты, которые смогли попасть в бюллетень в одном штате, но не смогли в другом.

Как вообще все это происходит? Сначала вроде бы понятно: у каждой партии проходят праймериз, в ходе которых соревнуются кандидаты на номинацию.

В первую очередь кандидату нужно попасть в бюллетень. И опять — в каждом штате свои правила. Где-то достаточно известить избирательную комиссию о том, что вы кандидат. Но чаще всего приходится собирать подписи. Везде — разное количество, от 20 000 до 150 000. Этим занимаются специальные политические организации — иногда они собирают больше миллиона подписей по стране.

Процесс немного проще, чем в России, но проблемы те же самые: избирательные комиссии не предоставляют сведений о требованиях к подписям, люди не доверяют сборщикам, сборщики подделывают подписные листы и так далее.

В общем, добро пожаловать в Россию. При этом в одних штатах подписываться может кто угодно, в других — только демократы за демократов. А где-то нельзя подписаться за разных кандидатов, а можно только за одного. В 2012 году, например, в Индиане и Хиллари, и Обама собрали фальшивые подписи, потому что наняли плохих технологов.

Хиллари Клинтон во время встречи со своими сторонниками. Фото: Ted S. Warren / AP / East News

Во всех штатах по очереди случаются кокусы (собрание политических сторонников. — Открытая Россия), где члены партий голосуют за кандидата, а партийная конвенция в конце концов этого кандидата заверят. Бывают, впрочем, случаи, когда все идет не так. Потому что на самом деле на кокусах избирали не столько кандидата, сколько делегатов на съезд. А кандидат должен обеспечить голосование делегатов за себя. Если ни одному из кандидатов не удается заполучить достаточно представителей в ходе нескольких раундов голосования подряд, в партии случается ад, ужас и коллапс, а руководство партии уходит в кулуары, где принимает финальное решение. Этого не происходило, кажется, с 1964 года, но на нынешних выборах многие опасались подобного исхода.

Этого не произошло, и началось самое интересное и самое изнуряющее действо, а именно сама кампания. Все американцы сходятся во мнении, что грязнее этих выборов они не видели ничего и никогда, а я напомню, что в Америке есть город Детройт (считается самым загрязненным городом в США. — Открытая Россия). Количество скандалов на квадратный сантиметр превысило бы все допустимые нормы, существуй в США система ГОСТ. Но об этом чуть позже.

Пока же — близится день Икс, и приходится разбираться в том, как устроено голосование. Прямой демократии в США как бы нет. Объясняется это тем, что отцы-основатели не вполне верили в то, что народ в состоянии выбрать подходящего кандидата. Война за независимость закончилась, все они были военными лидерами и совершенно не хотели потерять свои достижения.

К тому же правом голоса обладало около 6% населения — землевладельцы, то есть преимущественно фермеры без образования. Из-за всего этого, а также в рамках пресловутой федерализации была придумана странная система: кандидаты назначают своих делегатов в избирательные коллегии, народ голосует за кандидатов, а примерно через месяц делегаты принимают окончательное решение. Конечно, кандидаты стараются назначать выборщиками максимально доверенных лиц, подписывают от лица партий контракты с обязательством о голосовании в случае победы в штате, но в целом, если вы делегат Трампа, но сам Трамп вам не очень, можно проголосовать за Хиллари, и ничего не будет. Однако традиционно, если большинство избирателей штата проголосовало за кандидата, все избирательные коллегии тоже выбирают его. Например, в 2000 году во Флориде Джордж Буш обогнал Альберта Гора на примерно 500 голосов и заполучил всех выборщиков штата. Разумеется, это никак не было связано с тем, что губернатора Флориды, отвечающего за проведение выборов, звали Джеб Буш. Несчастный Альберт Гор на тех выборах набрал большинство голосов, но президентом не стал, потому что выборщиков было больше у Буша.

Я упомянула избирательные коллегии — что это? (О, если бы я до конца понимала). Схема примерно такая: в каждом штате пропорционально количеству населения формируется несколько коллегий. В Калифорнии, например, их 55, а в Вайоминге всего три. Количество коллегий на штат определяется раз в 10 лет. Кроме этого, есть два штата — Небраска и Мэн — где существуют отдельные коллегии по количеству округов Конгресса. Чтобы окончательно вас запутать, сообщаю, что вес голоса в Вайоминге больше, чем вес голоса в Калифорнии. Происходит это из-за того, что в Вайоминге плотность населения ниже. Поэтому три коллегии приходится на меньшее количество избирателей, чем на те же три коллегии в Калифорнии. Если вы ничего не поняли, не переживайте, я тоже.

Дальше больше. Поскольку в Америке выборы происходят довольно давно, все тщательно протоколируется и у штабов существует примерное представление, где живут их сторонники, существуют красные (республиканские) и синие (демократические) штаты. К слову, раньше красными назывались демократические штаты, но республиканцы дразнили демократов коммунистами, поэтому цвета поменялись. Кроме красных и синих есть плавающие штаты, где число сторонников обеих партий примерно одинаковое, они-то и являются определяющими в борьбе за Овальный кабинет.

«Голый ковбой» Роберт Джон Берк играет на гитаре перед Трамп-тауэр на Манхэттене, 28 октября 2016. Фото: Christina Horsten / AP / East News

На самом деле вся кампания сводится к попыткам склонить на свою сторону весьма малые группы людей.

Там, где сторонников республиканцев существенно больше, они просто не ведут кампанию — например, в Айдахо. Также республиканцы не ведут кампанию в Вирджинии: большинство людей здесь настроено демократически, и нет смысла тратить ресурсы. При этом итоговый результат определяет не абсолютное большинство проголосовавших, а количество избирательных коллегий. Для уверенной победы нужно 270 коллегий. Всего их 538. В этом году, поскольку Хиллари с Трампом сумели заручиться антирейтингами в 60 процентов на каждого, есть опасность того, что до цифры в 270 не сможет добраться ни один из них — ведь в выборах участвуют и другие кандидаты. В таком случае Конгрессу придется выбирать президента, и выбрать они могут хоть либертарианца.

Требования к избирателям тоже варьируются от штата к штату. В Вирджинии для голосования нужны удостоверение личности и удостоверение жителя штата. В Калифорнии хватит водительских прав, а с учетом того, что получить права без особых усилий может даже нелегальный иммигрант, теоретически он может и проголосовать. Кроме того, у американцев существует возможность проголосовать на нескольких участках. Вообще-то так нельзя, но возможность есть, и кто-то ею даже пользуется.

Если подводить итог, то ничего более странного я в своей жизни еще не видела.

Пока что у меня есть только предложение следующий митинг за честные выборы проводить где-нибудь на Таймс-сквер.

Но все же вся эта странная конструкция каким-то образом работает последние 300 лет, да так, что в Америке еще ни разу не устанавливалась диктатура — ближе всего к ней был Рузвельт со своим четвертым сроком, но и у него ничего не вышло. Поэтому даже если в Америке изберут Трампа, чего опасаются практически все симпатичные мне люди, максимум, на который он может задержаться — это восемь лет. Америка — образец того, как работает система сдержек и противовесов. Никто не может объяснить, как именно она работает, но и результат налицо.

util