3 Ноября 2016, 09:25

Полицаи против «народных мстителей»: книга о русских коллаборационистах Второй мировой


Историки Дмитрий Жуков и Иван Ковтун разбираются в одной из самых болезненных тем российской истории XX века: почему советские люди становились полицаями на службе вермахта


В издательстве «Пятый Рим» выходит третье дополненное и исправленное издание книги историков Дмитрия Жукова и Ивана Ковтуна «Полицаи: история, судьбы и преступления». Это исследование — убедительная попытка проанализировать феномен советского коллаборационизма с точки зрения вспомогательной полиции. Для кого—то это была возможность выжить, для кого—то — сознательный антисоветский выбор. Книга имеет четкую структуру, каждая глава посвящена отдельной теме — от довоенного состояния органов правопорядка СССР и Германии до описания наказаний для полицаев. Для темы, о которой в России принято говорить эмоционально, «Полицаи» — удивительно спокойное и глубокое исследование.

«Открытая Россия» с разрешения издательства «Пятый Рим» публикует отрывок из книги Дмитрия Жукова и Ивана Ковтуна «Полицаи: история, судьбы и преступления».

Местные органы оккупационной власти стремились установить в населенных пунктах строгий режим, чтобы исключить всякую помощь партизанам со стороны граждан. Так, в распоряжении начальника районной управы Брянского округа, обращенном к старшине Бутерской волости (от 4 декабря 1941 года), говорилось: «По каждому населенному пункту Вашей волости установите ночную самоохрану из местного населения с расчетом на каждые 10 дворов 1 человек по каждой улице. При этом обеспечьте связь с местной и Районной охраной — о всякого рода происшествиях ставьте в известность Районную Управу и Начальника Охраны района п. Навля. Всякое движение и хождение запрещается с 8 часов вечера до 5 часов утра. Об исполнении доложите не позже 6/XII—41 года».

Несмотря ни на что, партизаны часто совершали нападения на полицейских, захватывали деревни. Сделать это порою было достаточно просто, поскольку в отдаленных населенных пунктах, кроме старосты и четырех—пяти стражей порядка, больше никого из представителей «нового порядка» не было. Подобная картина, правда, наблюдалась не везде. В некоторых селах размещались крупные гарнизоны немцев и полиции, в особенности на пересечении важных транспортных и железнодорожных магистралей. Лесные массивы возле таких населенных пунктов периодически прочесывались, вокруг гарнизонов возводились оборонительные сооружения.

В небольших деревнях зимой 1941–1942 года полицейские гарнизоны (численностью около 30–50 человек) укреплений не возводили. В этот период полицейские чувствовали себя самоуверенно и посылали партизанам вызывающие послания. Одну из таких записок полицейские из села Лопуши передали в Выгоничский партизанский отряд: «Что, товарищи бандиты, трусите? Зима не тетка, захотелось, небось, в тепло? А вы попробуйте, суньтесь... Ручаемся, пощады давать не будем, каждый получит полную норму — ровно десять граммов». Вскоре гарнизон в Лопуши был разгромлен партизанами в результате стремительного ночного налета (в чем, в первую очередь, виноваты были сами полицейские, не выставившие дозоров в темное время суток).

Партизаны одного из отрядов, действовавшего в северо-западных районах СССР, слушают по радио очередное сообщение Совинформбюро. Фото: Лоскутов Сергей / Фотохроника ТАСС

В воспоминаниях В. Лукина встречается эпизод о разгроме партизанами администрации в его селе: «6 февраля 1942 года, рано утром, „народные мстители“, узнав о том, что старосты и полицейские выполняют приказы немцев, приехали к нам в село, арестовали старосту волости, пять сельских старост, двух полицейских и четырех писарей, и всех расстреляли на улице. Немцы снова ответили репрессиями. Они вновь сожгли несколько домов, в том числе дом председателя сельсовета, его родственников и других, уже ушедших в партизаны крестьян».

Стремясь вбить клин между немцами и полицейскими, партизаны пытались всяческими методами дискредитировать коллаборационистов в глазах оккупантов. На подобные факты специально указывалось в аналитической справке отделения контрразведки шестого воздушного флота Люфтваффе (1943 год): «Все чаще и чаще подтверждается, что неприятельские агенты и бандиты стараются оклеветать... людей, настроенных дружественно к нам, чтобы таким образом избавиться от них. Большей частью для этого пользуются посредниками».

Зимой 1941–1942 года немцы проводили локальную операцию по уничтожению «бандитов» в Клетнянском районе. Вместе с ними в операции участвовали сотрудники полиции. Понимая всю серьезность положения, партизаны пошли на хитрость. В одном из населенных пунктов, где они стояли на привале, ими была оставлена книга, а в ней записка: «Полицейским! Действуем так, как было ранее условлено. Мы временно отходим в лес, а вы нападаете на гитлеровцев в самом лагере. В этой ловушке нужно покончить с ними. После этого вы переходите к нам. Действуйте смело и решительно! Командование партизанского отряда». Провокация партизан удалась. Записка попала к немцам и вскоре была передана начальнику операции — полковнику вермахта. Он распорядился прекратить боевые действия и разоружить всех полицейских.

С определенного момента партизаны начали постепенно вытеснять полицию из населенных пунктов и громить гарнизоны, чем поставили оккупационные органы в непростое положение. К концу января 1942 года партизанские отряды юго—западных районов Орловской области освободили 348 сел и деревень с населением 170 000 человек. Местные тыловые структуры вермахта вынуждены были признать, что в селах «население сочувствует и помогает партизанам», ни полиции, ни старост там нет.

Похожая ситуация была на территории Ленинградской области, где еще в октябре 1941 года был образован «партизанский край», представлявший собой территорию, которая простиралась с севера на юг на 120 километров и с запада на восток на 80 километров. На всей освобожденной территории (более 400 населенных пунктов) были ликвидированы почти все оккупационные органы, в том числе и полиция.

Со временем партизаны начали доставлять оккупантам все больше проблем. Во многих случаях плохо вооруженная полиция не могла оказать равноценного сопротивления «народным мстителям». Так, 8 марта 1942 года партизаны отряда Первой партизанской бригады объединения «Бати» напали на полицейский гарнизон деревни Воскресенское (Касплянский район Смоленской области). Несмотря на то, что полицейские тяжело ранили командиров отряда, старшего политрука А.С. Туровского и младшего политрука Г.З. Соловьева, отбить нападение не удалось.

Безоружный боец Красной Армии конвоируется вооруженными полицаями

Вместе с тем в тех районах, где удалось создать боеспособные вооруженные формирования и полицейские отряды, положение выглядело иначе.

В некоторых исследованиях утверждается, что к февралю 1942 года отряды партизан под командованием А. Сабурова и З. Богатыря, насчитывавшие 1800 человек, контролировали, помимо Суземского и Навлинского, почти всю территорию Трубчевского и Выгоничского районов Орловской области. Однако из партизанских документов видно, что бои за населенные пункты, например, Навлинского, Выгоничского, Брасовского и других районов, продолжались и весной 1942 года. Так, в обзорном донесении головного отряда «Смерть немецким оккупантам» отмечалось:

«В 42 боевых операциях отряд действовал... без помощи других отрядов.

27.12.1941. Произвел налет на Навлинскую полицейскую управу в поселке Навля, уничтожено 30 полицейских и сожжена управа.

5.1.1942. Налет на Алтуховскую полицейскую управу.

6.1.1942. Бой с Брасовской полицией в районе Алтухово, убито три немца.

14.1.1942. Бой с немцами и полицией в Шешуевском лагере, убито 8 немцев.

30.1.1942. Бой с полицейской охраной в селе Прудки Выгоничского района при захвате продовольственного склада, собранного немцами, причем убито три полицейских.

22.2.1942. Засада на полицейских в селе Журавке. Участвовал один взвод. Жертв не установлено.

25.2. 1942. Бой с полицией и немцами в районе расположения лагеря им. 26 Бакинских комиссаров, потерь не установлено.

6.3. 1942. Засада в районе Борщево, уничтожено 10 человек полицейских.

10.3.1942. Засада в районе поселка Стайки, уничтожено 2 полицейских и 1 старшина Литовенской волости Круглов.

18.3.1942. Бой при наступлении на населенный пункт деревни Синезерки. Убито полицейских 49 человек, немцев 24.

Потери людского состава: Убитых 22 человека, из них 1 политрук, 1 младший лейтенант. Раненых 7 человек и попали в руки полиции живыми 3 человека».

Нетрудно заметить, как в донесении приукрашиваются действия «народных мстителей». О своих реальных потерях партизаны не говорят, только в конце они приводят явно заниженную статистику. Но даже такой сомнительный отчет показывает, насколько интенсивными были боевые контакты партизан с коллаборационистами.

Партизаны не контролировали Брасовский (Локотский) район, в котором с осени 1941 года действовали подразделения самообороны, позже переименованные в «народную милицию» (в немецких документах она проходила под названиями «народная стража» — Volkswehr и «движение самообороны» — Selbstschutzbewegung), а также органы полиции, подчинявшиеся местным начальникам. В порядке эксперимента немцы придали Локотскому району автономный статус. В начале 1942 года автономию в качестве обер—бургомистра возглавил обрусевший поляк Б.В. Каминский (хотя оккупантов ему удалось убедить в том, что он сам — наполовину немец). Он добился существенного территориального расширения округа и преобразовал «народную милицию» в Русскую освободительную народную армию. Части последней в партизанских документах часто ошибочно причислялись к полиции. РОНА была чрезвычайно эффективной боевой антипартизанской единицей и в последующем была преобразована в 29 русскую дивизию войск СС.

Хотя партизаны совершали нападения на гарнизоны РОНА и полицейские участки автономии, достичь главной цели — развалить Локотское самоуправление — им не удалось. Полиция округа действовала отдельно от РОНА, части которой размещались поротно и повзводно в крупных и средних населенных пунктах автономии. В задачи полиции входили охрана правопорядка, пресечение уголовных и административных правонарушений, охрана отдельных объектов и тюрем, исполнение приговоров, пожарная охрана, регулирование движения, борьба с партизанской агентурой.

Бронислав Каменский и солдаты РОНА

Помимо работы по разложению гарнизонов РОНА и различных диверсионных актов, партизаны не оставляли своим вниманием и собственно полицию. Так, «народные мстители» устроили покушение на начальника полиции Локотского автономного округа Романа Тихоновича Иванина. 1 марта 1943 года секретарь Брасовского подпольного райкома ВКП(б) Т.И. Разумов в отчете о проделанной работе писал: «Подобран ряд лиц для выполнения террористической работы. Группой террористов была подвешена противотанковая граната на двери начальника полиции Локотского округа Иванина с целью его уничтожения. Граната была взорвана при открытии двери сыном Иванина, но вреда особого не причинила (были разбиты двери, окна). После этого усилилась охрана квартир».

В оккупированной Курской области беспощадно боролся с партизанами начальник Медвенской районной полиции Иван Иванович Ильющенко (родился в 1899 году в слободе Медвенке, до войны работал машинистом на врубовой машине). В 1939 году он был осужден за хищение общественного имущества и приговорен к двум годам лишения свободы.

Еще будучи рядовым полицейским, Ильющенко принимал участие в расстреле восьми жителей села Нижний Реутец. Став начальником, он за короткое время довел численность своего полицейского подразделения с 7 до 20 человек. В Медвенском районе под его руководством проводилось много арестов и расстрелов советских патриотов. Летом 1942 года медвенская полиция арестовала жителя села Драчевка, советского активиста Т.М. Канунникова. По приказу бургомистра района Буткевича, Кунникова надлежало повесить. Илющенко вместе с полицейскими Бубликовым, Кривопустовым, Шматченко и Куденко доставили арестованного к месту казни и повесили его на центральной площади Медвенки. Тело казненного долго не разрешали снять с виселицы. Илющенко также возглавлял многие локальные операции против партизан. Захваченных в плен советских патриотов он подвергал жестоким пыткам. В июле 1942 года в тюрьму районной полиции был доставлен житель села Нижний Реутец, советский активист Е.Ф. Хомутов. В ходе допроса Илющенко избил его рукояткой нагана. На следующий день, по указанию своего начальника, полицейские во время конвоирования Хомутова в Курск застрелили его «при попытке к бегству».

Таким же крутым нравом отличался уроженец хутора Хатуша, Григорий Иванович Кузьменко. В период немецкой оккупации он возглавлял Хомутовскую районную полицию. Кузьменко часто проводил акции против партизан, участвовал в уничтожении их родственников. Так, в апреле 1942 года он командовал полицейскими подразделениями, которые проводили облаву в районе села Селино и поселка Поляна. Во время акции был арестован советский активист А.А. Маслов. Его долго истязали — выбили зубы, сломали ребра и проломили череп, однако связной молчал. Тогда Кузьменко лично его расстрелял. После расправы Кузьменко подал немецким властям рапорт, где, в частности, говорилось (орфография сохранена): «Просем представить нас к награде, так как — я и полицейские Водостоев и Молотков — принимали участие в борьбе с партизанами. В Дмитриевском районе вступили в бой и убили 1 партезана и отбили четырех лошадей, к чему есть свидетели».


Жуков Д., Ковтун И. Полицаи: история, судьбы и преступления.
 М.: Издательство «Пятый Рим», 2016.

util