4 November 2016, 20:41

«Потому что его бьют». Петербуржцы вышли поддержать Ильдара Дадина

Фото: Давид Фрэнкель

Третьего ноября полторы сотни петербуржцев вышли на демонстрацию против пыток. Поводом стала публикация письма Ильдара Дадина о пытках в колонии ИК-7, где он отбывает наказание за одиночные пикеты. Демонстрация прошла на Малой Садовой улице


Чтобы не согласовать акцию, решили проводить «народный сход». Он хорош тем, что не нуждается в одобрении властей, но на нем запрещены плакаты и скандирование. Вместо плакатов у многих в руках были фотографии Дадина (одна из них — со свадьбы), на куртки клеили портреты заключенного, а на лицах рисовали колючую проволоку. Тех немногих, кто все-таки пришел с плакатами, полицейские поначалу просили отходить на 50 метров друг от друга, но довольно быстро оставили эти попытки. На плакатах в основном были цитаты из письма Дадина. Активисты движения «Весна» раздавали стикеры с фотографией Дадина и листовки о письме заключенного.

Полиции было немного — меньше десяти человек. За полчаса до начала акции у Малой Садовой стояли патрульная легковушка и три «Газели», две из которых уехали до начала схода. С активистами полицейские держались вежливо, представлялись по первому требованию и в основном стояли у машин. Но как только протестующие начали скандировать «Свободу Ильдару Дадину!», полицейские быстро подошли к толпе, один из них напомнил по громкоговорителю о необходимости соблюдать законы.

Демонстранты еще несколько раз начинали скандировать «Свободу Дадину, палачей на его место», «Свободу политзаключенным». Потом перешли на традиционные «Россия без Путина» и «Одно решение — сопротивление», но полиция больше не реагировала, и активисты замолчали сами.

Провокаторов не было, но активистам было с кем поспорить. Прохожие подходили, интересовались, углублялись в чтение листовок или выражали солидарность, а некоторые вступали в полемику.

До начала схода мужчина с опухшим лицом и нечеткой речью спорил с женщиной, стоявшей в пикете в 50 метрах по направлению к Гостиному двору. Его протест вызвала фотография на плакате: там Дадин стоял на акции в поддержку Украины.

Другой мужчина — средних лет, хорошо одетый, с кофе в руках и ухмылкой на лице — заговорил с женщиной с плакатом на шее:

— По-моему, вам просто нечего делать.

— Думаете, мне нечего делать? У меня трое детей и две работы.

— Или вам заплатили. Одно из двух. А если у вас трое детей, вам нужно сидеть дома.

Другой прохожий с седыми усами крикнул демонстрантам: «Болезные, чего хотим-то?!» А потом недовольно хмыкнул, развернулся и выругался. А у шедшей по Невскому пожилой пары состоялся такой диалог:

— Пытают кого-то, — пояснил мужчина спутнице, державшей его под руку.

— Чего?

— Пытают кого-то, говорю!

Люди вышли на Малую Садовую, потому что верят, что их вмешательство может спасти Дадину жизнь. «Потому что его бьют. Может быть, совсем забьют. Только общественное возмущение может помочь», — поделился мужчина, стоявший в одиночном пикете поодаль от демонстрации. «Я не часто хожу на акции протеста. Но это событие, на которое сложно не отреагировать», — рассказала женщина с плакатом на шее.

Первого ноября адвокат Дадина Алексей Липцер рассказал Открытой России, что уже больше месяца сотрудники колонии систематически избивают его подзащитного и отправляют его в штрафной изолятор по надуманным причинам. В тот же день было опубликовано письмо Дадина жене, в котором он описал, как его пытали и избивали.

Дадин — первый осужденный за «неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования» по введенной в 2014 году статье 212.1 УК РФ. В 2014 году активиста четырежды привлекали к административной ответственности за участие в оппозиционных акциях.В декабре 2015-го Басманный суд Москвы приговорил его к трем годам общего режима, впоследствие срок сократили до двух с половиной лет. Правозащитная организация «Мемориал» признала Дадина политзаключенным. В карельскую колонию ИК-7 активиста перевели 28 сентября 2016 года.

3 ноября «Газета.ру» со ссылкой на источник в ФСИН сообщила, что начальник ИК-7 Сергей Коссиев временно отстранен, и его обязанности выполняет заместитель Александр Серов. Источники издания также отметили, что семья Коссиева может быть взята под стражу из-за общественного резонанса, вызванного сообщениями о пытках активиста. Позже в разговоре с ТАСС представитель отдела кадров ИК-7 рассказал, что Коссиев находится в отпуске. Назвать сроки отпуска в администрации колонии не смогли.

В тот же день колонию посетила уполномоченная по правам Татьяна Москалькова. После встречи с Дадиным она заявила, что верит и ему, и сотрудникам колонии, и отметила «целесообразность» перевода заключенного в другую ИК.

util