5 November 2016, 18:26

Ужесточение за жестокость. В Москве прошел митинг в защиту животных

Фото: Тася Никитенко / Открытая Россия

5 ноября по всей России прошли митинги за ужесточение наказания по 245 статье УК РФ («Жестокое обращение с животными»). В Москве митинг прошел в парке Сокольники. Под лозунгом «Россия без жестокости» собралось около 200 человек. Поводом для проведения стала история двух живодерок из Хабаровска — Алины Орловой и Алены Савченко. Они снимали свои расправы над животными, а потом выкладывали в соцсетях

Расслышать, что происходит на сцене, можно только подойдя к ней вплотную, но складывается впечатление, что речи выступающих собравшихся не волнуют. Практически все участники митинга пришли со своими домашними животными и нарисованными плакатами. Рядом стоят человек с белой лентой на куртке и человек в шарфе «Единой России».

В 10 метрах от сцены участники выстраиваются со своими плакатами в линию: «Хочу напомнить, что живодерки — порождение культуры, в которой допустимо убивать животных ради еды», «Защищай и люби всех», «Закон должен защищать жизнь», «Живодерам не место среди нас».

Фото: Тася Никитенко / Открытая Россия

У сцены стоят палатки. «Не забывайте указывать индекс и возвращать ручки», — слышно оттуда. В палатках можно написать обращения: первое — к Александру Бастрыкину с просьбой привлечь «хабаровских живодерок» по статьям 280 ч.2 УК РФ, 148 ч.2 УК РФ и 245 УК РФ и передать дело в Следственный комитет Российской Федерации. «О результатах моего обращения прошу сообщить по адресу...», — заканчивается письмо.

Второе — Владимиру Путину. На трех страницах перечисляются требования участников митинга: ужесточение статьи 245 УК РФ, обязательная регистрация домашних животных, запрет на умерщвление животных, запрет деятельности цирков, дельфинариев, зоопарков и так далее.

Фото: Тася Никитенко / Открытая Россия

«Сегодня по всей России проходят акции, — рассказывает женщина возле стенда „Не хочу терять друга“, обняв своих сыновей. — Может, услышат нас, среагируют. Животные — это же маленькие люди, это дети».

Мимо нее проходит женщина в шубе, а на сцене тем временем выступает священнослужитель.

Я подхожу к двум молодым людям, которые стоят с плакатами:

— Каким должно быть наказание для хабаровских барышень? — спрашиваю у одного из них.

— Велес бы такого не простил. Я просто немного язычник. Наказание должно быть жестоким. У меня самого две собаки.

— А если дистанцироваться от религии, как их нужно наказать?

— Уголовная ответственность. И чем больше, тем лучше. От пяти до десяти лет.

— То есть как за убийство человека?

— Да. Животные такие же люди. Они ничем не хуже.

Фото: Тася Никитенко / Открытая Россия

Когда я была совсем маленькой, моего добермана убили и съели бомжи. Они ответили за свой поступок, но не перед законом. Прогуливаясь между пикетирующими, я вижу глаза своей собаки. И я совсем не уверена, что на этом митинге я была журналистом, а не участником.

util