10 Ноября 2016, 11:54

In Moscow’s Shadows: «Пережить Трампокалипсис. Первые мысли»

Фото: Gary Cameron / Reuters

Политолог Марк Галеотти — о том, как избрание Дональда Трампа меняет курс мировой истории


Возможно, мы должны были быть к этому готовы: в пристрастии американцев к фильмам в жанре «зомби-апокалипсис» нужно было увидеть предупредительный сигнал из глубин «духа времени». Я пишу это, когда еще не все штаты сообщили об окончательных результатах подсчета голосов, но уже очевидно, что следующим президентом США станет Дональд Трамп, которого внесла в Белый Дом волна популизма, национализма, озлобленности и откровенного антиинтеллектуализма — как будто бы специально для того, чтобы на этом фоне Brexit выглядел позитивным политическим шагом.

Вот несколько первых мыслей.


1. Не будем преувеличивать реальное влияние Трампа в мировом масштабе

Сейчас многих охватила эсхатологическая тоска, но важно для начала по меньшей мере заметить, что Трамп, как и все президенты до и после него, в один прекрасный день обнаружит, что он (или когда-нибудь в будущем она) — всего лишь один человек.

Конгресс, даже если в нем будет республиканское большинство, может стать тормозом для его самых безумных или деструктивных политических инициатив; эту же роль могут играть и правительственные механизмы.

Кроме того, Трамп не похож ни на человека, который вникает в мельчайшие детали, ни на того, у кого есть четкие представления, а это означает, что он с большой вероятностью будет склонен предоставлять государственной машине действовать самостоятельно — пока у него будет достаточно поводов позировать перед фотографами, а пресса будет им восхищаться.

Нет никаких сомнений в том, что президентство Трампа приведет к серьезным и опасным последствиям, но его власть будет ограничена рамками американской политической системы, которая сознательно устроена так, чтобы исполнительную власть было трудно применить; его собственные ограничения тоже могут быть полезны.



2. Для Центральной Европы настает зима

Независимо от того, действительно ли Трамп думает то, что говорит, — в особенности это касается отказа от обязательств перед союзниками по НАТО, — это повод для серьезного беспокойства в странах Балтии и в Центральной Европе. Сейчас нет оснований считать, что у России есть какие-то планы относительно территорий стран НАТО, но эти планы появятся, если у нее будет шанс на успешную агрессию.

Более того, Украине, Грузии, Молдавии и даже Белоруссии придется смириться с будущим, в котором они вряд ли смогут рассчитывать на серьезную поддержку и защиту со стороны Запада. Возможно, Путин будет настаивать на «Ялте 2.0» — договоренности о разделе Европы. Эти выборы уже дали ему половину того, чего он хотел.



3. К радости Кремля должна примешиваться некоторая доля нервозности

Тем не менее российские руководители не ожидали, что Трамп победит, и все их расчеты строились на том, что администрация Клинтон изначально будет ослаблена.

Да, Трамп проявляет странное дружелюбие по отношению к Путину, есть даже возможность, что между двумя стареющими так называемыми альфа-самцами, находящими друг в друге поддержку, установится такая же дружба, как у Путина с Берлускони. Но вся геополитическая стратегия Кремля основана на его роли непредсказуемой силы, готовой на риск, при том что Запад принимает на себя роль ответственного взрослого, силы стабильности и разума. Дружба с Трампом вряд ли станет активом, на который можно опираться, а баланс — еще менее стабильное основание.

На самом деле Кремль может почувствовать, что ему придется быть несколько более осторожным и предсказуемым, потому что теперь он имеет дело с кем-то, кто способен перенять путинскую бесшабашную воинственность.



4. Сирия будет гореть

При том что Трамп не стесняется своего желания продолжать бросать бомбы и при этом готов к сделке с режимом Асада как с меньшим по сравнению с ИГИЛ злом, можно не ожидать никаких усилий по установлению мира и смене режима в Сирии. Возможно, Восточный Алеппо окажется предвестником новой войны.



5. Происходит перезагрузка истории, и демократия отчасти теряет свою притягательную силу

Представление о том, что крах советской идеи в 1991 году означал конец истории и окончательную победу либеральной демократии, уже давно развенчано, но сейчас на его гроб бросили последнюю горсть земли. Американская демократия уже не будет положительным примером, и это в тот момент, когда Европа охвачена популизмом и собственным кризисом легитимности.



6. Безопасность вызывает беспокойство в глобальном масштабе

Похоже, Трампа нисколько не беспокоят климатические изменения — самая большая угроза для глобальной безопасности, — и он чуть ли не наслаждается более конфронтационным подходом к геополитике. Мне трудно представить себе, что он заинтересуется помощью в развитии, ликвидацией последствий катастроф или гуманитарной стороной внешней политики в целом; основа его расчетов — краткосрочная максимизация прибыли «корпорации США». Это плохо для всех — для американцев, зимбабвийцев и всех, кто между ними.



7. Надежда на дне ящика Пандоры

Какая-то надежда всегда должна быть, но признаюсь, что сейчас, утром после выборов, я шарю по углам этого ящика Пандоры, пытаясь наскрести хоть какую-то. Возможно, это гальванизирует Европу и она станет более серьезно относиться к собственной защите от открытых и скрытых угроз, потеряв возможность рассчитывать на заокеанского старшего брата. По меньшей мере, повышение оборонных расходов до 2% ВВП в соответствии с требованиями НАТО окажется хоть каким-то плюсом.


Оригинал статьи: Марк Галеотти,
«Пережить Трампокалипсис: первые мысли», In Moscow’s Shadows, 9 ноября

util