9 November 2016, 20:58

«Санкции можно ужесточать и дальше». Эксперты о перспективе «войны списков» между Россией и Западом

Фото: Aurore Belot / ТАСС

8 ноября Евросоюз согласовал введение новых персональных санкций против России. МИД РФ, в свою очередь, пообещал ЕС ответные санкции. Открытая Россия попросила экспертов оценить последствия этих действий для нашей экономики

Всего с 2014 года под антироссийские санкции попало 78 российских чиновников и 16 бизнесменов. Также в санкционный список входят Александр Дугин, мотоклуб «Ночные волки» и Евразийский союз молодежи. В санкционном списке США 122 финансовые компании, 85 компаний, занимающихся нефте- и газодобычей, 84 высокотехнологичных или оборонных предприятий, 21 транспортная организация и 16 строительных компаний, среди которых организации, занимающиеся постройкой моста через Керченский пролив. В ответ российское правительство ввело продуктовое эмбарго, запретив ввоз некоторых групп продуктов из США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии на территорию России.

Андрей Нечаев, министр экономики России в 1992–1993 годах:

Санкции, безусловно, усугубили экономическую ситуацию в России, но они не являются первопричиной проблем, потому что этот кризис носит системный характер. Первопричина — та модель развития, которая была выбрана в середине нулевых годов. Доказательством тому служит резкое замедление экономических показателей. И произошло это задолго до введения санкций и даже задолго до падения цен на нефть.

Что касается политической ситуации, то, благодаря усилиям официальной пропаганды и социологическим исследованиям мы наблюдаем определенный рост доверия к власти и ее популярности. Многие люди стали считать, что Россия находится в кольце врагов, и ее пытаются поставить на колени.

Мы далеки от финала. Санкции против Ливии и Ирана были гораздо более жесткими, не говоря уже о санкциях после Афганистана, которые вводил Картер с Рейганом ― они вообще запрещали любую торговлю с СССР. Северная Корея много десятилетий живет под санкциями. Поэтому санкции можно ужесточать и дальше ― вопрос в том, насколько к этому готово и стремится западное правительство.

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы:

Это персональные санкции, которые касаются не экономики, а политики. Я думаю, что они не будут иметь экономического значения.

На первом этапе санкций, которые были введены в 2014 году, наиболее чувствительными для России были финансовые санкции. Но и их роль уже сократилась. То есть они были чувствительными, потому что нужно было компаниям и банкам нужно было погашать существенный внешний долг, а они не могли его рефинансировать. Сейчас долг уменьшился и санкции не так сильно влияют на экономику. Но это в краткосрочной перспективе. Если смотреть в долгосрочную перспективу, то большую роль сыграет ограничение на приток новых технологий, ведь были наложены ограничения на экспорт некоторых из них.

Действие всех этих санкций растянуто во времени, поэтому их влияние сейчас не так остро ощущается, и трудно как-либо их оценивать.

Победа Трампа, например, существенно влияет на всю мировую экономику. Понятно, что это важный фактор. Но невозможно сказать, когда и насколько сильно он на нее повлияет.

util