10 Ноября 2016, 15:49

В Нижнем Новгороде оппозиционера судят за то, что дал отпор погромщикам из НОД

Активисту движения «Солидарность» Александру Сыготину, защищавшему мемориал Бориса Немцова в Нижнем Новгороде от нападения нодовцев, грозит штраф или лишение свободы на срок до двух лет


Февраль 2016 года был нервным временем для нижегородских оппозиционеров. Во время визита в город Михаила Касьянова были мобилизованы все местные прокремлевские активисты. В Нижний Новгород десантировались члены Национально-освободительного движения (НОД) из Москвы и других городов. Именно нижегородские и столичные нодовцы стали костяком групп, пытавшихся сорвать встречи Касьянова с горожанами.

В ходе уличного противостояния и произошел инцидент, во время которого один из лидеров НОД получил от оппозиционера адекватный отпор.

Касьянов не делал секрета из программы своего пребывания в городе, поэтому нодовцы знали, что политик собирался 12 февраля посетить местный мемориал памяти Немцова на Театральной площади. Прокремлевские активисты согласовали с городскими властями пикет и явились на площадь в количестве нескольких десятков человек. В то время народный мемориал охраняли всего несколько оппозиционеров, которые тут же стали объектом провокационных и оскорбительных действий.

Представители НОД скандировали лозунги «Даешь чистки!» и «Один-девять-тридцать-семь!», имея в виду необходимость повторения репрессий 1937 года. Вскоре между нодовцами и оппозиционерами начался словесный конфликт — прокремлевские активисты, требовали убрать немцовский мемориал (несколько портретов убитого политика и цветы) с площади. Поскольку оппозиционеры незаконным требованиям подчиняться не хотели, один из лидеров местной ячейки НОД Евгений Макашов схватил стоявший на снегу на подставке плакат с портретом Немцова и начал его ломать. Активист движения «Солидарность» Александр Сыготин, охранявший мемориал, попытался помешать нодовцу, но безуспешно — тот не отдавал плакат. В схватке Сыготин распылил в сторону Макашова струю из перцового баллончика. Впрочем, нодовца это не остановило, и он со своими подельниками продолжил громить мемориал.

Позднее по заявлению Макашова в отношении Сыготина возбудили уголовное дело. Действия оппозиционера следственные органы квалифицируют по части 2 статьи 115 УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное с применением оружия или из хулиганских побуждений). Эта статья предусматривает наказание до двух лет лишения свободы.

По делу Сыготина продолжается суд. Признанный потерпевшим нодовец в суде заявляет, что якобы защищал оппозиционера от своих товарищей, которые были недовольны высказываниями Сыготина. «То есть он хотел уладить конфликт, уничтожив мемориал?» — горько усмехается Сыготин.

Глава нижегородского отделения «Солидарности» Аркадий Галкер подчеркнул в беседе с Открытой Россией, что сам факт причинения здоровью Макашова какого-либо вреда сомнителен.

«Сразу после инцидента никаких экспертиз не проводилось. В деле есть только медицинская карта, в которой сказано, что Макашов обратился в больницу и проходил лечение в связи с повреждением глаз. Примерно через два месяца после погрома на основе этой медицинской карты судмедэксперт составил заключение о причинении легкого вреда здоровью, — рассказал Галкер. — У нас вызывает некоторое сомнение этот документ от лечащего врача, на основании которого было выдано заключение эксперта. Но опровергнуть этот документ мы пока не можем. Хочу заметить, что сразу после инцидента с баллончиком Макашов вел себя достаточно активно — он лишь отошел в кафе промыть глаза, но уже через полчаса вновь активно руководил своими товарищами по движению, скандировал лозунги и чувствовал себя вполне бодро».

Руководитель «Солидарности» напомнил, что Макашов активно участвовал в нападении на Марию Алехину и Надежду Толоконникову в Нижнем Новгороде 6 марта 2014 года (позднее расследование уголовного дела по факту нападения на девушек было приостановлено. — Открытая Россия). «Макашов лично брызгал зеленкой из шприца, а ему в итоге лишь выписали административный штраф в 500 рублей за то, что он нецензурно выражался в общественном месте», — напоминает Аркадий Галкер.

По его словам, важным доводом защиты Сыготина является то, что в Нижнем Новгороде хорошо знали, кто такой Евгений Макашов и насколько он опасен. Сыготин имел все основания ожидать агрессивных действий со стороны нодовца, опасаться за свою жизнь и здоровье. Кроме того, в ходе начатой Макашовым потасовки было видно, что весовые категории Макашова и Сыготина несопоставимы. Сыготин — маленький и щуплый, а Макашов намного выше и крупнее его.

История с уголовным преследованием Сыготина, решившегося сопротивляться прокремлевским погромщикам, во многом напоминает историю с нацболами, которые осмелились оказывать сопротивление предыдущему — сурковскому — поколению лоялистов-охранителей. С 2005 года НБП и другие оппозиционные группы подвергались постоянным уличным атакам членов прокремлевских молодежных организаций. Но с 2006 года нацболы, наладив работу службу безопасности, научились давать отпор. После отражения одного из нападений в апреле 2006 года оппозиционеры превратились из потерпевших в обвиняемых, а нападавшие, напротив, стали потерпевшими. В итоге члены НБП были за самооборону осуждены по статье «Хулиганство».

Аналогичная тактика вполне может быть использована силовиками и в дальнейшем. В последние несколько лет провластные уличные группировки ведут себя весьма агрессивно, но их агрессия может резко пойти на спад, если оппозиционеры будут решительно защищаться от нападений. А чтобы желания защищаться не возникло, государство способно наказать тех, кто сопротивляется нападением, с помощью уголовного преследования. Тогда парамилитарные формирования получат надежную защиту от государства и почувствуют еще большую безнаказанность.

util