14 Ноября 2016, 14:58

«Тела останутся здесь, а налоги уйдут»: новосибирский технопарк стал заложником политических игр

Один из самых успешных в стране инновационных центров привлек внимание властей. В результате директор технопарка находится в процессе увольнения, а предприниматели, которым это кадровое решение кажется убыточным, обещают голосовать налогами: их с охотой приютят не только в «Сколково», но и за рубежом

Вклад в экономику региона резидентов технопарка новосибирского Академгородка, также известного как Академпарк, ощутим: 2,1% валового регионального продукта, 3% от всего регионального экспорта, почти 358 млн рублей уплаченных налогов в 2016 году, из них в бюджет региона — почти 208 млн рублей. В строительство технопарка резиденты вложили более 4 млрд рублей.

Когда власти решили уволить директора Академпарка Дмитрия Верховода, оказалось, что резиденты не имеют права голоса, несмотря на то, что кадровая чехарда неизбежно обернется для них убытками. Об увольнении они узнали 27 октября, когда новосибирский губернатор Владимир Городецкий сообщил об этом на пресс-конференции. Причин увольнения он назвал две: желание депутатов Законодательного Собрания региона и необходимость «перенастройки в некоторых аспектах работы технопарка».

«У депутатов и в контрольно-счетной палате был ряд замечаний, больше по хозяйственной деятельности, чем по инновационной, — заявил Владимир Городецкий. ― Поэтому мы, как главный учредитель, приняли решение заменить управление, отдавая должное тому, что было сделано. Почему? Нам думается, нужна перенастройка в некоторых аспектах работы технопарка. Ну каких аспектах? Прежде всего большая открытость и желание диалога прежде всего и с научным сообществом Сибирского отделения (академии наук — Открытая Россия), университетом и наконец — с депутатским корпусом и не только Заксобрания, но и другими представителями представительных органов власти. Поэтому вот такая перенастройка нам требуется, такое решение было принято, оно будет реализовано в самое ближайшее время».

Сейчас устав акционерного общества «Технопарк Новосибирского Академгородка» не предусматривает участия резидентов в управлении: все решения принимает главный акционер (более 99% акций) — правительство Новосибирской области.

28 октября, на следующий день после пресс-конференции главы региона, почти сто резидентов подписали обращение к губернатору, в котором напомнили, что они вложили деньги в инфраструктуру технопарка только потому, что доверяли порядочности Дмитрия Верховода.

«Когда мы думали вкладывать ли деньги, мы смотрели не на название должности, а на того, кто лидер, — объясняет логику сибирских бизнесменов один из резидентов Академпарка, соучредитель ЗАО „Ледас“ Евгений Кузнецов. ― Деньги вложены не в здания, а в Верховода, как в надежного партнера, который держит свое слово и за эти годы никого не кинул и не подставил».

Резиденты просили правительство региона внести изменения в устав и выбрать новое правление Академпарка на основе открытого конкурса при участии научного сообщества. Среди подписавших обращение — главы крупнейших инновационных производственных предприятий: председатель совета директоров «Алавар.ру» Александр Лысковский, президент «СибАкадемСофт» Ирина Травина, руководитель «СофтЛаб-НСК» Вячеслав Ананьев, генеральный директор «Дата Ист» Андрей Кудряшов и многие другие.

«Такая резкая смена генерального директора ― это же не убрать с верха пирамиды один кубик, это фактически пытаться заменить на полном ходу колесо у поезда, — объясняет еще один резидент, директор „Оптиплейн Беспилотные Системы“ Кирилл Яковченко. ― Неважно, кто придет на смену, ― технопарк еще долго будет лихорадить. Компании, которые существуют давно и устойчиво, выживут. Но для небольших компаний такая лихорадка губительна».

«Сейчас на Верховода замкнуты все финансовые и информационные каналы, через него решаются все вопросы, это не номинальная фигура», ― уточняет кандидат химических наук, собственник компании-резидента «Мета» Владимир Охотников.

В областном правительстве обращение проигнорировали: 6 декабря состоится внеочередное собрание акционеров, где полномочия Верховода прекратят и назначат нового директора. Кандидатуры пока не оглашаются.

«Месяц отвели на собеседования, губернатор нам пообещал, что кандидатуру согласия будут обсуждать и с резидентами, — рассказала Ирина Травина, президент ассоциации „СибАкадемСофт“ и единственный представитель резидентов в наблюдательном совете Академпарка. ― Изменения в устав акционерного общества обсудят после назначения нового директора. К сожалению, пока не удалось убедить губернатора, что нужно выбирать директора под новый устав и задачи, а не наоборот».

Уволить, чтобы уволить

Получить внятный ответ на вопрос о сути претензий к Верховоду не удалось ни от губернатора, ни от областных депутатов. До пресс-конференции прошли заседания двух комитетов Законодательного собрания, где депутаты обсуждали судьбу регионального технопарка в закрытом для прессы режиме.

Источники в администрации академпарка рассказали Открытой России, что часть депутатов возмущалась результатами проверки Академпарка региональной Контрольно-счетной палатой. Последняя, проведенная по заказу областных депутатов, закончилась в середине октября. Итоги: Академпарк достиг четырех из семи показателей эффективности работы. «Проваленными» оказались уровень рентабельности, объем капитального строительства и введенные в эксплуатацию квадратные метры.

Основной претензией стала убыточность Академпарка для бюджета области: его собственные расходы — в основном на строительство жилья для резидентов — превысили доходы от аренды площадей и продажи долей в строящемся жилье. Общий убыток Академпарка в 2015 году составил чуть более 38 млн рублей.

Технопарк пока не окупил строительство поселка для резидентов за счет продажи квартир другим покупателям: аудиторы обнаружили, что бизнес-план строительства коттеджного поселка из 273 домов в Ложке не удалось реализовать в полной мере. Сотрудники компаний-резидентов должны были приобрести 200 домов по себестоимости, остальные предлагалось продать по рыночным ценам.

«По состоянию на 01.07.2016 заключены 127 договоров долевого участия и договоров купли-продажи квартир и домов, в том числе 64 с сотрудниками резидентов и 63 — иными покупателями. В ходе выборочного анализа установлено, что при строительстве и реализации квартир расходы превышают доходы. Выборочно по 47 квартирам превышение расходов над доходами составило 29 069,49 тыс. рублей», — говорится в отчете КСП.

«Депутатов можно понять — им нужно урезать расходы. Но это инвестиции в стратегию, — уверен собственник компании-резидента „Мета“ Владимир Охотников. ― Мы готовы обсуждать ситуацию с доходами Технопарка, но для этого должен быть диалог».

Для его компании, созданной в 90-х, переход в Академпарк стал переломным моментом — благодаря современному оборудованию в центрах коллективного пользования продукция предприятия стала конкурентоспособной на мировом уровне.

«Технопарк показывает убытки, в том числе, и потому, что затраты на бизнес-инкубатор с льготной арендой полностью ложатся на его плечи, а это 13 миллионов в год», — объясняет Ирина Травина.

Что касается строительства поселка, резиденты возмущаются: считать прибыльность проекта на середине «как-то неправильно».

«Депутатам подумать бы о тех, кто там живет, а не лезть не в свое дело: это наше хозяйство, там вложены наши деньги, и мы знаем, как вести дело, — рассказывает Евгений Кузнецов. ― Там сдано процентов 20-30 (жилья — Открытая Россия), через год-полтора поговорим о том, что там нет почты, отделения милиции и школы».

В поселке Ложок, где строят жилье по нескольким жилищным программам, сейчас действительно практически нет социальной инфраструктуры, за которую отвечает регион.

«Проблема не в решении уволить Верховода», — считает сам Дмитрий Верховод.

Обвинениям в нежелании вести диалог с депутатами Дмитрий Верховод удивлен: «В мае этого года мы пригласили депутатов двух комитетов Заксобрания, все показали, рассказали, подготовили объемный отчет об эффективности Академпарка, о наших достижениях и проблемах. В сентябре именно эти комитеты потребовали от губернатора уволить Верховода. Это при том, что КСП не выявила никаких нарушений закона, фактов нецелевого или неэффективного использования бюджетных средств, а на замечания о бухгалтерских убытках мы подготовили исчерпывающие объяснения. К сожалению, на заседаниях комитетов нам не дали возможности высказаться».

Сами резиденты считают, что Дмитрий Верховод стал пешкой в какой-то политической игре между правительством региона и областным Заксобранием:

«В Новосибирске не так много объектов, куда можно привлечь какие-то деньги, — считает Ирина Травина. ― Академпарк — один из основных. У нас такое ощущение, что сюда хотят привлекать финансовые потоки, и нужны свои люди. И это не Дмитрий Верховод».

Оценку эффективности государственных вложений в инновации сложно назвать привычной российской практикой. Например, в Сколково показателем эффективности бюджетных трат является все что угодно, кроме сумм налогов от бизнеса сколковских резидентов или роста их выручки в ответ на господдержку. «Выручка „Сколково“ растет не только потому, что они создают новый продукт и продают его, а в основном потому, что принимают новых участников, которые уже имеют выручку и включают эту выручку в свои годовые отчеты. Поэтому естественно, что со временем увеличивается число участников, и поэтому у „Сколково“ растет годовая выручка», — объясняет Виктор Денисенко, один из резидентов ИТ-кластера в «Сколково».

Концепция, превращающая технопарк в обычный бизнес-центр ошибочна, уверены резиденты Академпарка. Его назначение — быть институтом развития инновационного бизнеса в регионе, и Академпарку до сих пор это удавалось: налоги резидентов уже окупили государственные вложения в строительство, выращиваются новые прибыльные предприятия.

«Факел» оказался слишком ярким

Успех Академпарка объясняется просто: это — плоть от плоти Академгородка, опыт создания которого Сергей Капица противопоставлял «Сколково»:

«У нас есть советский, русский опыт — вы совершенно правильно говорите о Новосибирске... Я считаю, что это был величайший в мировом масштабе, пионерский опыт организации науки. Причем он начинался с головы, с университета. Сколково начинается с конца, можно только крематорий рядом построить — кладбище там уже есть. Историческая основа, начало эксперимента в Новосибирске лежит, конечно, в Долгопрудном, в создании физтеха. Это была группа во главе с Лаврентьевым, там были отчаянные романтики и мечтатели, которые отправились сюда. Зачем нам копировать Силиконовую долину, когда есть Золотая долина в Академгородке?»

«Какой Ленинград, когда все нормальные люди едут в Сибирь?» — вспоминает старожил Академгородка Замира Ибрагимова свой ответ заведующему кафедрой, когда ее уговаривали остаться в Ленинграде.

Именно в Академгородке, в начале 60-х, сразу после косыгинских реформ, когда предприятия получили достаточно большую финансовую свободу, случился «очень печальный и показательный опыт».

«Факел» был прообразом Академпарка: его создатели считали, что инноваторам нужно искать и решать уже существующие проблемы.

«Никакая другая организация не могла сравняться с НПО „Факел“ по способности оперативно объединять в единый производственный коллектив специалистов самых разных профессий для выполнения комплекса сложных, взаимно обусловленных работ, — вспоминает бывший генеральный директор „Факела“ Александр Казанцев, ― Такая необходимость обязательно и непредвиденно возникает при внедрении результатов науки в производство».

«Факел» продержался меньше пяти лет и был закрыт по инициативе Суслова. «Именно из его окружения исходили абсурдные утверждения, что финансово-хозяйственная деятельность несовместима с целями комсомола, ― продолжает Казанцев. ― Министр внутренних дел Щелоков, издавший приказ о закрытии „Факела“ вопреки своим полномочиям, не мог бы этого сделать без санкции Суслова».

Обороты «Факела» превышали 5,5 миллионов рублей. По тем временам это были фантастические цифры: больше, чем у Института ядерной физики вместе со всеми его опытными производствами. Более четверти общего объема хоздоговорных работ СО АН выполнял «Факел». И это при том, что из государственного бюджета не было потрачено ни одной копейки.

«Многочисленные ревизии и комиссии, специально занимавшиеся отысканием нарушений (каждый месяц их было по две-три) так и не смогли найти искомого, — писал Казанцев в 2003 году. ― Более того, в случаях, когда они не отделывались молчанием, то отмечали в своих решениях высокий уровень организации отчетной финансовой деятельности».

НПО «Факел» выполнило более 500 хоздоговоров. Себестоимость различных работ в объединении была в 5-17 раз ниже, чем в других научно-производственных организациях СССР.

«„Факел“ разогнали, придравшись к тому, что там какие-то злоупотребления с деньгами были — ничтожные для современных масштабов, ― вспоминает Капица. ― Дело было не в растратах, а в том, что эти люди работали в десять раз быстрее за в десять раз меньшее время. Они показали неэффективность НИИ».

Рассказать на советском телевидении эту историю он не смог — ученого предупредили, что за решением о закрытии «Факела» стоят «серьезные люди»: «ты обломаешь себе шею, а мы ничем тебе помочь не сможем», объяснили доброжелатели.

Куда податься?

Успешному и прибыльному бизнесу сейчас рады везде. Беда в том, что делать бизнес и жить в Академгородке для многих резидентов было сознательным решением. Сейчас предприниматели просчитывают риски и ищут способы повлиять на ситуацию ― от перерегистрации юридического лица в другом регионе до переезда за рубеж. Кто-то надеется, что ситуация разрешится мирно.

«Можем юридически перейти в Сколково, в Казань или Красноярск — тела останутся здесь, а налоги пойдут туда», — объясняет Евгений Кузнецов.

Для тех, кто готов физически сменить локацию, есть много предложений из-за рубежа.

«Это ― не угроза, это честный ответ на честный вопрос, — говорит Охотников. — Психологическая атмосфера, в которой сейчас формируется в Академгородке, — не самая лучшая, она не способствует развитию — скорее, наоборот. Высокотехнологичный бизнес — отрасль, легкая на подъем и в случае негативного исхода многие готовы перетащить дело».

util