15 November 2016, 23:43

Первый после Берии вышел из доверия. ЦУР — о деле Алексея Улюкаева

Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев. Фото: Denis Balibouse / Reuters

Центр управления расследованиями — специально для Открытой России

Внезапное задержание одного из ключевых министров правительства РФ Алексея Улюкаева не выглядит хорошо продуманным решением. В нем странно все: от обстоятельств «операции» до путанных комментариев руководства страны. Центр управления расследованиями (ЦУР) попытался разобраться в истории, которая находится за гранью понимания Дмитрия Медведева, и понять, что выпытывают у двух подчиненных министра

Почему так стремительно и ночью — неужели мог уехать с утра с президентом Путиным на форум в Перу и попросить убежища? Или чтобы не мог дозвониться спящему премьеру, который остановил бы беспредел? Почему мерой пресечения выбран домашний арест — если взятка в особо крупном размере? Почему министра разрабатывали год, а «поймали» при случае и по другому поводу? Почему до сих пор не предоставлены детали задержания и нет очевидных доказательств получения взятки? Почему «благодарность» Улюкаеву за одобрение сделки в 330 млрд рублей оценивается скромно в 130 млн рублей? И наконец почему власть создала прецедент: действующих министров не сажали в этой стране со времен Берии (вероятно, это совпадение, но уже после ареста Улюкаев был уволен Владимиром Путиным в связи с утратой доверия).

Во всем этом разбирался Центр управления расследованиями.

Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев (второй слева) на выходе из Басманного суда, после избрания ему меры пресечения в виде домашнего ареста, 15 ноября 2016. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Путинская разработка

По словам адвоката Улюкаева Тимофея Гриднева, министра задержали в офисе «Роснефти» на Софийской набережной около 22 часов 14 ноября. Туда он уехал после полуторачасового совещания в ведомстве, на котором общался с представителями крупнейших заказчиков госкомпаний по реформе закона о госзакупках. После чего около 17 часов на служебном автомобиле отправился в «Роснефть». По словам самого Улюкаева, все, что потом произошло в «Роснефти», — «это провокация в отношении государственного чиновника». «Новая газета» со ссылкой на источники сообщила днем, что $2 млн были помещены в банковскую ячейку, однако сам Улюкаев деньги не изымал. Впрочем, следователь на процессе в Басманном суде заявил, что Улюкаева задержали «с поличным непосредственно в момент получения взятки, при нем были обнаружены явные следы получения взятки». Кроме того, против него «есть показания очевидцев».

«На него было несколько оперативных разработок, которые положили на стол Путину и тот дал добро на дальнейшие оперативные действия», — утверждает информированной собеседник ЦУРа. По его данным, речь шла о коррупционной составляющей в Росреестре и нескольких ФЦП. Другой источник говорит, что второй раз под пристальное внимание российских спецслужб Улюкаев попал после его мартовской встречи с послом США Джоном Теффтом, где обсуждалась тема приватизации в России и участия в ней американских банков. Улюкаев тогда заявил, что «ряд глобальных банков выразили готовность к продвижению приватизационных проектов».

Вход в здание нефтегазовой компании "Роснефть" на Софийской набережной. Фото: Сергей Авдуевский / ТАСС

Незадолго до той встречи Минэкономразвития направило инвестбанкам предложения по участию в организации крупнейших приватизационных сделок. В правительственный список потенциальных организаторов вошли Goldman Sachs, JP Morgan, Credit Suisse, Deutsche Bank, Morgan Stanley, Barclays, RBS, BNP Paribas, UBS, Citi, UniCredit, Societe Generale, BofA-ML, Raiffeisen, Sberbank CIB, «ВТБ Капитал», «ВЭБ Капитал», Газпромбанк, «Ренессанс Брокер», Альфа-банк, МДМ-банк и «Российский аукционный дом». Швейцарские UBS и Credit Suisse довольно оперативно высказались, что готовы участвовать в приватизационных сделках в РФ.

Сечинский спецназ

Хотя разрешение на прослушивание телефона Улюкаева суд выдал в конце лета, негласный, но плотный контроль за чиновником был установлен около года назад, сообщили источники в спецслужбах. Как выяснил ЦУР, в спецоперации могли быть задействованы двое офицеров ФСБ под прикрытием, представлявшихся сотрудниками «Роснефти».

Оперативную разработку Улюкаева проводила 6-я служба управления собственной безопасности ФСБ, прозванная на Лубянке «сечинским спецназом». Спецоперацией лично руководил начальник службы безопасности «Роснефти» Олег Феоктистов, больше известный как Генерал Фикс. Генерал Феоктистов ранее занимал должность первого заместителя начальника УСБ ФСБ и непосредственно курировал 6-ю службу. Два месяца назад Феоктистова перевели в отдел прикомандированных сотрудников ФСБ, а затем назначили руководить СБ «Роснефти».

«Шестерка» была создана в 2004 году по инициативе тогдашнего куратора силовых структур вице-премьера Игоря Сечина, а Феоктистов лично отбирал кандидатов из прошедших горячие точки бойцов спецподразделений ФСБ «Альфа» и «Вымпел». В задачи 6-й службы входят оперативное сопровождение резонансных уголовных дел и защита свидетелей, а во время спецопераций бойцы используют документы прикрытия и несколько комплектов автомобильных госномеров.

В отличие от других управлений ФСБ, бойцам «сечинского спецназа» платят двойную зарплату, а год трудового стажа идет за полтора. По юридическим вопросам бывших спецназовцев, вдруг ставших особистами, консультировали начальник следственного управления СК по ЦАО Москвы Алексей Крамаренко и его заместитель Александр Хурцилава. Оба следователя фигурировали в недавнем громком скандале с арестом вора в законе Захария Калашова (Шакро) и за них лично хлопотало руководство УСБ ФСБ.

Из всех подразделений ФСБ только 6-я служба имеет санкцию разрабатывать чиновников категории «А», высокопоставленных силовиков и депутатов Госдумы. И по словам бойцов «шестерки», компрометирующих материалов предостаточно: «Я восемь месяцев разрабатывал одного из заместителей руководителя администрации президента, на которого постоянно поступали сигналы по коррупции. — сообщил ЦУР сотрудник „шестерки“. — Собрал материалы и пришел к начальству, а мне заявили, что трогать его пока рано. Как только начнет борзеть, пойдем за санкцией к „папе“».

Исполнительный директор нефтегазовой компании «Роснефть» Игорь Сечин. Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Кого брала «шестерка»

Октябрь 2007 года: в аэропорту «Домодедово» бойцы 6-й службы УСБ ФСБ по обвинению в незаконных телефонных прослушках, взятках и крышевании бандитских группировок задержали главу департамента оперативного обеспечения Госнаркоконтроля генерала Александра Бульбова.

2011 год: «шестерка» взяла в разработку руководство прокуратуры Московской области. Вскоре начались аресты высокопоставленных сотрудников областной прокуратуры и связанных с ними владельцев нелегальных игровых клубов. По оценкам экспертов, главной мишенью был генпрокурор Юрий Чайка, санкционировавший прокурорскую проверку в Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), совет директоров которой возглавлял вице-премьер Игорь Сечин.

Май 2014 год: задержание начальника ГУЭБиПК МВД генерал-лейтенанта полиции Дениса Сугробова и его заместителя генерал-майора полиции Бориса Колесникова (по версии следствия, во время допроса в Следственном комитете Колесников покончил жизнь самоубийством). Обоим предъявили обвинение в создании ОПГ, а в роли наживки выступил сотрудник УСБ ФСБ полковник Игорь Демин (сейчас Демин в ранге прикомандированного чекиста возглавляет службу безопасности крупного банка, главным акционером которого является НК «Роснефть»).

Март 2015 года: задержание губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, которому предъявили обвинение в получении взятки в размере $5,6 млн.

Сентябрь 2015 года: в своем кабинете задержан глава Республики Коми Вячеслав Гайзер, которого обвинили в создании преступной группы и мошенничестве.

Июнь 2016 года: 6-я служба «приняла» мэра Владивостока Игоря Пушкарева. Ему предъявлены обвинения в злоупотреблении служебными полномочиями и коммерческом подкупе.

Июнь 2016 года: в Москве задержали губернатора Кировской области Никиту Белых. По версии следствия, он будто бы получил взятку в размере $150 тысяч от гражданина Германии Юрия Зюдхаймера, члена совета директоров Нововятского лыжного комбината.

Бывший губернатор Кировской области у здания Басманного суда в Москве, 24 июня 2016. Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

Июль 2016 года: особисты ФСБ задержали экс-главу «РусГидро» Евгения Дода и бывшего главного бухгалтера компании Дмитрия Финкеля. Согласно материалам уголовного дела, Дод вступил в сговор с главным бухгалтером компании и завысил размер своей годовой премии не менее чем на 73,2 млн рублей.

Шуваловская приватизация

Если верить источникам РИА «Новости» в правоохранительных органах, ФСБ наблюдало за Алексеем Улюкаевым около года. Но это говорит о том, что поводом для начала расследования не мог стать конфликт с «Роснефтью» и приватизация «Башнефти». Сама по себе «большая приватизация» крупных предприятий, включая «Роснефть» и «Башнефть», относится к 2013 году — такой план тогда готовил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Однако после аннексии Россией Крыма и начала конфликта на Донбассе, что привело к ссоре России с Западом и введению взаимных санкций, этот план стал неактуальным: речи об участии в приватизации иностранных инвесторов больше не шло, а российские вряд ли потянули бы такие существенные траты.

Вновь о приватизации крупных кусков госсобственности правительство задумалось нынешней зимой — она нужна была для затыкания дыр в бюджете, появившихся после снижения цен на нефть. В конце января кабмин совместно с Путиным определили основные черты такой приватизации: участвовать в ней могли только зарегистрированные в России юридические лица, они не должны были привлекать деньги госбанков, а на продажу выставлялись в первую очередь пакеты в уже торгующихся на бирже компаний — их проще и быстрее всего подготовить к продаже, рассказывал Улюкаев. Сам список подлежащих продаже активов утрясался еще несколько месяцев, хотя «Башнефть» была в нем с самого начала. Однако еще в феврале официальный представитель «Роснефти» говорил, что компания не собирается участвовать в покупке своего конкурента.

Все изменилось летом этого года, когда «Роснефть» неожиданно подала заявку на покупку госпакета — и когда, если верить источникам в правоохранительных органах, ФСБ уже несколько месяцев следило за Улюкаевым. До того основным претендентом считался «Лукойл» — крупнейшая на сегодня частная нефтяная компания России, к тому же уже несколько лет тесно работающая с «Башнефтью»: созданное ими совместное предприятие занимается разработкой крупного нефтяного месторождения имени Требса и Титова. Как выяснилось позже, «Роснефть» единственная отправила юридически обязывающее предложение организатору продажи — «ВТБ Капиталу», обязавшись купить «Башнефть» почти за 330 млрд рублей — дороже той оценки, что выдал нанятый для этой сделки оценщик — аудиторская и консалтинговая компания EY.

Офис компании "Башнефть" в Москве. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Внезапное желание президента «Роснефти» Игоря Сечина купить «Башнефть» оказалось так велико, что он не только предложил больше денег, чем рассчитывало государство, но и еще летом сам направил такое предложение президенту ВТБ Андрею Костину, который, в свою очередь, переправил его в «ВТБ капитал». Само решение купить конкурента, скорее всего, созрело чуть раньше: уже в выпущенном в конце мая постановлении правительства говорилось, что цель приватизации «Башнефти» — «создание условий для привлечения инвестиций и стимулирование развития фондового рынка». Такая цель — по закону, единственная возможность для государства приватизировать принадлежащий ему актив без проведения аукциона или конкурса. И именно это позже позволило «Роснефти» кулуарно договориться с чиновниками о покупке компании, обставив всех остальных претендентов.

Сам Улюкаев, похоже, не был ни горячим сторонником, ни яростным противником такой сделки. В течение лета, когда обсуждалась схема приватизации «Башнефти», он не раз говорил, что участие «Роснефти» в приватизации является нецелесообразным — ведь это тоже госкомпания, и продажа «Башнефти» ей — это, по сути, перекладывание госсобственности из одного кармана в другой. У этой сделки были и более явные противники — например, курирующий энергетику вице-премьер Аркадий Дворкович и помощник Путина по экономическим вопросам, предшественник Улюкаева на посту министра экономразвития Андрей Белоусов. Оба называли такую сделку нонсенсом, а Дворкович указывал и на мнение Путина, который, по его словам, также запретил госкомпаниям участвовать в приватизации. Сам Улюкаев в своем письме в правительство лишь предложил специальным распоряжением кабмина запретить «Роснефти» участвовать в приватизации, если правительство посчитает это необходимым. Вместо этого премьер-министр Дмитрий Медведев вовсе объявил о переносе приватизации «Башнефти» на неопределенный срок.

Впрочем, когда правительство столь же неожиданно выпустило директиву для «Роснефти», предписывающую покупку всего принадлежащего государству пакета «Башнефти», Улюкаев уже не высказывался против такой сделки. Может быть потому, что приватизация «Башнефти» уже стоила поста экс-руководителю Федерального агентства по управлению госимуществом, замминистра экономического развития Ольге Дергуновой.

«Она была чиновником с 2007 по 2016 года. И покинуть госслужбу ей пришлось после того, как она не согласилась подписывать пресловутый акт о праве приватизации 50% пакета „Башнефти“, — рассказывает источник в Минэкономразвития. — Дергунова, прошедшая школу международной компании „Микрософт“, где она была президентом „Микрософит Рус“ с 2004-го по 2007 годы, и думать о „преступлении не могла“, то есть подписать акт о приватизации „Башнефти“ в нарушение закона».

Впрочем, в апреле 2016 года после отставки Дергуновой нашелся более сговорчивый чиновник — новый глава Росимущества Дмитрий Пристансков, 40-летний юрист, студент премьер-министра Дмитрия Медведева в аспирантуре юрфака СпбГУ. До назначения на пост главы Росимущества, с 1999 по 2001 годы он занимал различные должности в органах прокуратуры Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в 2005 — 2014 годах был помощником руководителя Федерального агентства по управлению государственным имуществом, а с 2014-го по 2016 год был директором федеральных и региональных программ ОАО «ГМК «Норильский никель».

Глава Росимущества Дмитрий Пристансков. Фото: Александр Астафьев / ТАСС

По словам собеседников ЦУР, Дмитрий Пристансков согласился с мнением своего руководителя Алексея Улюкаева и согласился подписать необходимый документ. «Сейчас следователи будут выяснять, могла ли полученная от представителей „Роснефти“ взятка повлиять на решение Пристанскова подписать акт», — говорит источник в ГСУ СК РФ.

По его словам, в ближайшие часы Пристансков будет допрошен — пока в качестве свидетеля. Другой информированный источник в правоохранительных органах не исключает, что в ближайшее время могут появиться вопросы к другому замминистра — Игорю Рева, который считается близким товарищем Улюкаева и которого летом прочили на пост руководителя Росреестра. На этот пост его лично лоббировал Улюкаев. В Минэкономразвития Рева курирует четыре направления: правовое, финансовое, кадры и обеспечение деятельности министерства, в 2015 году он заработал 14,17 млн рублей, следует из его декларации, так же у него есть дом и земельный участок в Португалии.

Заместитель министра экономического развития Игорь Рева

Медведевский след

Эксперты и источники ЦУРа сходятся в одном: арест Улюкаева — это удар силового блока по Медведеву (от которого тот пришел в себя ближе к вечеру, заявив, что это «тяжелое событие» находится «за гранью понимания») и либеральному блоку.

«Улюкаев — самый слабый из министров экономического блока, но удар по нему — сигнал всем остальным, в первую очередь Медведеву, — рассуждает собеседник в аппарате правительства. — Впрочем, то, что СКР и прокуратура попросили в качестве меры пресечения оставить Улюкаева под домашним арестом, говорит о том, что основная задача этого громкого задержания была все-таки надавить на Медведева и наказать самого Улюкаева, чтобы тот не лез в чужие нефтяные игры.

По словам источника ЦУР, близкого к администрации президента, задержание Улюкаева нужно рассматривать как элемент давней аппаратной борьбы между премьером Дмитрием Медведевым и Игорем Сечиным. «Оба терпеть не могут друг друга еще со времен питерской мэрии», — отметил он.

Девять лет назад по такой же схеме арестовали замглавы Минфина Сергея Сторчака и отправили в «Лефортово». Тогда за своего заместителя вступился Алексей Кудрин. Спустя год он вытащил товарища из камеры и даже восстановил в должности, Сторчак до сих пор замминистра. «Сейчас у Кудрина не те возможности и вряд ли у него получиться вытащить еще одного соратника по так называемому „гайдаровскому“ клубу», — сомневается собеседник в аппарате правительства.

util