17 November 2016, 10:00

Reuters: «Как победа Трампа работает на российский миф о Путине»

Фото: Глеб Гаранич / Reuters

Неизвестно, поладят ли между собой два близких по духу президента — Трамп и Путин, — но прошедшие выборы уже фундаментально изменили геополитический ландшафт не в пользу Америки, пишет американский журналист, автор книги «Россияне. Люди за фасадом власти» Грегори Файфер

Вмешательство России в американскую президентскую кампанию было беспрецедентным. Помогло ли это Дональду Трампу победить, остается неясным. Тем не менее победа Трампа и энтузиазм Кремля по этому поводу доказывают, что эпоха, начавшаяся после Второй мировой войны, окончена, и что миллионы американских избирателей поддерживают широкомасштабное отступление от глобальной интеграции.

В понедельник Трамп и Путин по телефону договорились о будущем «конструктивном сотрудничестве». Но, хотя два лидера не собираются встречаться до инаугурации американского президента, которая пройдет в январе, это вовсе не означает, что Москва уменьшит интенсивность своих политических махинаций. Непосредственным результатом победы Трампа стало то, что взлом почтовых серверов демократической партии, к которому Россия почти наверняка причастна, можно считать оправданным. То же самое и с бойней, устроенной Путиным в Сирии, где главная цель бомбардировок повстанцев, противостоящих режиму Башара Асада, — помешать разрешению одного из самых насущных для Запада кризисов. Кроме того, Кремль поддерживает кровопролитие, продолжающееся на востоке Украины, и финансирует ультраправые группы в Европе с той же самой целью — подорвать единство и решимость Запада. И сейчас избрание Трампа придает ему сил, чтобы с новой энергией пытаться занять видное место в системе глобальных отношений. Это в свою очередь усилит авторитарную власть Путина внутри России — он сможет снова предстать в роли лидера, восстанавливающего величие державы.

Гигантская кремлевская пропагандистская машина доносит до страны эту идею и поднимает популярность президента, создавая альтернативную реальность, в которой действия России, ведущие к ее изоляции и наносящие удар по долгосрочному развитию, изображаются как героические, а во всем причиненном стране вреде оказываются виноваты западные враги. Самый надежный способ противостоять Путину — разрушать эту картину мира, сопротивляясь его агрессивным действиям и объясняя, насколько катастрофическими могут быть их последствия для россиян. Как бывший госсекретарь, не боявшийся конфликтовать с Путиным после провала политики «перезагрузки» Барака Обамы, Хиллари Клинтон лучше любого другого американского политика была бы готова к этому вызову.

Трамп сделал прямо противоположное — своими похвалами бывшему сотруднику КГБ как сильному лидеру он помог мифологизации Путина. Избранный президент США добился успеха похожим образом, позиционируя себя как защитника простых людей — немалое достижение для разжигателя ненависти и любителя пощупать чуть ли не любую встречную женщину. Два человека, стремящиеся в конечном счете к личной власти и обогащению, — естественные союзники. А когда речь заходит о внешней политике, «феноменально, насколько они близки в своих подходах к внешней политике», как сказал после американских выборов пресс-секретарь Путина. Конечно, в их взглядах неизбежно обнаружатся различия, а взаимная симпатия испарится, как только Трамп возглавит страну, выбранную Россией в главные враги — точно так же, как случилось при президенте Джордже Буше-младшем, знаменитом тем, что он однажды обнаружил в Путине душу. Но сейчас у Трампа и Путина общие интересы — они хотят глобального поворота от интеграции и демократизации к национализму и авторитаризму.

Резиновые маски, изображающие избранного президента Дональда Трампа. Токио, 15 ноября 2016. Фото: Eugene Hoshiko / AP / East News

Москва — всего лишь одна из угроз трансатлантическому порядку. В отличие от России, агрессивность которой объясняется ее собственной слабостью, Китай инвестировал крупные средства в американскую экономику. Но его риторика и действия в Южно-Китайском море направлены на то, чтобы постепенно разрушать американские защитные укрепления. Еще большую опасность представляет Brexit, нанесший сокрушительный удар по Евросоюзу — самому важному стратегическому союзнику Вашингтона. А усиление авторитарных черт в Венгрии и Польше ослабляет единство континента, на которое Вашингтон рассчитывает при продвижении своих интересов и ценностей. Закат не только Соединенных Штатов, но и всего «американского мира» — Pax Americana, — неожиданно оказывается вполне реальной возможностью.

Пока неясно, на что будет похожа внешняя политика Трампа. Звезда телевизионного реалити-шоу без определенной идеологии раздает обещания в основном для того, чтобы добиться популярности. Но, поскольку в списке кандидатов на пост госсекретаря оказались такие напыщенные персонажи, как Джон Болтон — бывший представитель США в ООН при президенте Буше-младшем, — похоже, что Вашингтон возобновит разрушительную для европейских альянсов политику. Трамп уже расшатал краеугольный камень глобальной безопасности своим заявлением о том, что американская поддержка НАТО будет зависеть от того, сколько члены организации будут платить. То же самое он объявил и в отношении тихоокеанских союзников — Японии и Южной Кореи.

Некоторые из критиков Трампа считают, что после его президентского срока страна останется в основном невредимой благодаря силе ее гражданского общества и конституционным ограничениям, созданным, чтобы не допустить тирании большинства. Конечно, нравственный авторитет Америки пережил маккартизм, Вьетнамскую войну и другие катастрофы эпохи Холодной войны. Но ни один современный американский президент не проявлял такого презрения к нашим основным демократическим институтам и идеалам, как Трамп.

Мы еще увидим, поладит ли он в конечном счете с Путиным, настаивающим на возвращении к международному порядку XIX века с его системой сфер влияния, что покончит с демократическими реформами в России и соседних странах, бросит ли украинцев и другие народы Восточной Европы один на один с Москвой. Такое отречение от роли Вашингтона как силы, не имеющей равных, несомненно, будет ценой, которую выставит Путин за сохранение его «братской любви» с Трампом.

Со времен распада Римской империи до гибели Османской история переполнена примерами событий, казавшихся совершенно невероятными, пока они не случились. И, хотя закат Америки нельзя считать неизбежным, возможно, будущие историки станут рассматривать выборы миллиардера, обещавшего «снова сделать Америку великой», как завершение необычайной эпохи лидерства, которая началась, когда великие европейские империи обессилили себя в двух мировых войнах, разгоревшихся из-за национализма, ксенофобии и широкомасштабных обещаний обществам, расшатанным крупными экономическими переменами. Но, что бы ни случилось в следующие четыре года, избрание Трампа уже фундаментально изменило геополитический ландшафт.

Оригинал статьи: Грегори Файфер, «Как победа Трампа работает на российский миф о Путине», Reuters, 16 ноября

util