17 November 2016, 18:43

​Беседы об экстремизме. Как центр «Э» навещает болотников

 Андрей Барабанов, Денис Луцкевич, Алексей Полихович и Степан Зимин во время оглашения приговора на заседании Замоскворецкого суда, 2014 год. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

За последний месяц сотрудники центра «Э» 16 пришли уже к пятому фигуранту «Болотного дела». О цели этих визитов участники протестной акции 2012 года рассказали Открытой России

16 ноября домой к отсидевшему по «Болотному делу» Николаю Кавказскому пришли c проверкой сотрудники центра «Э». Принимать их пришлось его матери, так как Кавказского дома не оказалось. По словам матери, «эшник», постучав в дверь, сначала представился участковым. Он пришел в сопровождении одного полицейского и одного человека в штатском, который не представился.

В своем блоге на «Эхе Москвы» Кавказский рассказал, что сотрудники плохо понимали, по какому поводу их прислали. «По их мнению, я был судим, и со мной следовало бы провести профилактическую работу. Хотя юридически у меня судимости нет, так как по „Болотному делу“ я был амнистирован до приговора суда», — написал он.

Ни одного вопроса об участии в политической жизни, подчеркивает Кавказский, задано не было. Только полицейский спросил, как болотник относится к действующей власти. «Как к этой власти можно относится хорошо?», — ответила за сына мама Кавказского.

Ранее к амнистированному фигуранту «Болотного дела» Владимиру Акименкову 29 октября пришел сотрудник ОВД «Медведково», капитан полиции Алексей Купряев.

В квартиру капитан полиции зашел легко, так как железную дверь в общей прихожей открыли соседи, а уже в квартиру его впустила мама «болотника».

Цель своего визита Купряев объяснил так: его прислали взять объяснение у Акименкова как у «участника экстремистских политических организаций». Тот отказался отвечать на какие-либо вопросы без повестки, но мама Акименкова согласилась поговорить с участковым. Она ответила, что не знает, состоит ли ее сын в политических организациях, не знает, работает ли. Однако подтвердила, что он общается с «коллегами по Болотной площади».

Пока сотрудники центра «Э» допрашивали маму Акименкова, он вышел в другую комнату и сообщал журналистам о визите «эшников»

За день до этого, 28 октября, два сотрудники центра «Э» пришли к болотнику Андрею Барабанову.

Целью своего визита они назвали «профилактику экстремизма», заявив, что у них в списках еще два человека, к которым «надо зайти».

По словам Барабанова, сотрудники спрашивали, сидел ли он «по экстремизму» и является ли футбольным хулиганом. Его участие в политической жизни их не интересовало. «После того, как задали вопросы, попросили подписать бумагу по поводу того, что мне разъяснили все о недопустимости совершения противоправных действий. В бумаге ничего такого не было, я подписал», — рассказал Открытой России болотник.

В этот же день сотрудники центра «Э» посетили участника проекта ОВД-Инфо и анархиста, отсидевшего в колонии три года и три месяца Алексея Полиховича.

Сотрудники полиции заявили, что им поручено взять с Полиховича объяснения по поводу того, почему он был осужден за «экстремистские преступления».

Полихович не стал пускать сотрудников правоохранительных органов в квартиру и говорил с ними через дверь. Вопросы ему задавали такие же, что и Барабанову: не футбольный ли он фанат, за какие преступления был осужден. В итоге сотрудники ушли, пригласив «болотника» на беседу в ОВД. Туда Полихович пошел вместе с адвокатом Ильнуром Шараповым. По словам болотника, его спрашивали только о том, чем он в настоящий момент занимается, где живет и работает.

В этот же день у сотрудников центра «Э» должна была состояться встреча с фигурантом «Болотного дела» Степаном Зиминым. «Они пришли примерно в 6-7 утра, позвонили в дверь, представились, что из полиции и хотят со мной поговорить. Я им дверь не открыл, сказав, что у меня нет желания с ними общаться. Они еще несколько минут звонили, дергали ручку, а потом уехали. Такая вот и была у нас беседа», — рассказал Открытой России Зимин.


util