18 Ноября 2016, 20:16

«Они еще, б..., неделю отработали, им, может, только в марте это и заплатят». Как говорят с рабочими на Ямале

Вахтовики, бастующие на Ямале, передали Открытой России видеозаписи, показывающие, что происходило на объектах в последние дни

На Ямале продолжаются забастовки. Вахтовые рабочие готовы идти на крайние меры: объявлять голодовку. Об этом в Надыме рабочие заявили на встрече с руководством города. Долги работникам проекта в Новом порту обещали выплатить. Обязательства компании-должника ЗАО «ПГ Проминдустрия» взял на себя заказчик работ ПАО «Газпром». По словам местных жителей, сейчас компания массово вывозит вахтовиков в Новый Уренгой. Оттуда им предстоит добираться сотни километров до перевалочного пункта, чтобы забрать трудовые книжки, причем этот участок пути им придется проделать за свой счет. Документы лежат в помещении производственной базы в городе Тарко-Сале. Здесь ждут заработанных денег еще около ста человек. Ждать они готовы до 22 ноября, после этого начнут голодовку.

Встреча рабочих с руководителем проекта ЗАО «ПГ Проминдустрия» Евгением Носовым

(осторожно, в видео присутствует ненормативная лексика, 18+)

Расшифровка записи

Носов: Так, значит, что, с чего начнем? С зарплаты, да? Всех интересует... Значит, сейчас разговаривал с Глушковым, буквально 10 минут назад.

Вопрос из зала: Кто такой Глушков?

Носов: Кто такой Глушков? Ни х.. себе, б..., не знаете что ли? Зам Костромина (Сергей Костромин, генеральный директор ЗАО «ПГ Проминдустрия». ― Открытая Россия), который курирует наш объект полностью. То есть, как бы руководитель высокого ранга.

Вопрос из зала: Он к нам подойдет?

Носов: К вам он подойдет? Он к вам не подойдет. Его здесь нет. Меня не снимайте только на телефон.

Из зала: Почему это?

Носов: Потому что. Я лично не хочу.

Из зала: Ничего личного

Носов: Я не буду с вами разговаривать (подходит к сидящим в зале). Убирайте телефон. (Неразборчивые препирательства). Я вам не как официальное лицо. Не надо меня снимать. Не снимайте, все.

Выкрики из зала: Убери камеру!

Телефон опускают камерой в пол, записывают звук.

Носов: Смысл в чем. Договорились до следующего, значит. Тех, кто работает, остался на работе, им завтра начнется перечисление денежных средств. Не в полном объеме, сразу говорю, а частями. Вы послушайте. Потом вопросы, я вас выслушаю.

Те, кто у нас, скажем так, сейчас пока не работает, им чуть попозже начнут выплачивать, значит, зарплаты, но тоже в этом месяце. Для чего это делается? Это делается для того, чтобы мы как бы продолжили здесь работать, зарабатывать деньги, и, в последующем, чтобы рассчитаться с долгами по всей зарплате. Со всеми. Для этого что предлагается со стороны администрации, скажем так? Ну они тут прислали такого плана. Можете, я тут оставлю, ознакомиться, но здесь без указания пока фамилий, но это на каждого будет документ такой составлен. Значит, будет подпись Костромина с печатью стоять. Вот тут написано: «Работодатель на момент убытия с новопортовского месторождения гарантирует выплату в счет заработной платы суммы в размере 10 000 рублей. Задолженность по заработной плате работодатель будет производить по графику». То есть, это каждому индивидуально. Тут месяца расписаны. Давайте просто это обсудим. Кто-то, конечно, будет не согласен, будем с ними разговаривать на эту тему. То есть, что-то сюда сами добавим, да? У вас тут какие-то ребята есть, они останутся, тут посидим, что-то сюда добавим, завтра им назад отправим эту бумагу. Чтобы уже, как говорится, мы какой-то официальный, юридический документ... А? Что-что?

Вопрос из зала: Задолженность до какого месяца?

Носов: Ну тут, говорю, это еще сырой проект. Давайте свои коррективы какие-то внесем. Ладно? Договорились?

Крики из зала: До какого месяца?

Носов: Да здесь ниче... Тут стоит декабрь, январь, февраль, март, я не знаю...

Возмущенный гул в зале.

Носов: Вы меня слушаете или нет? Это простая пока бумажка, без фамилий, без никого. Я не знаю, б..., может, у нас тут есть ребята, которые, б..., вот приехали 7 ноября на х..., которые собираются отсюда сваливать, понимаете?! Они еще, б..., неделю отработали, им, может, только в марте это и заплатят. Я не знаю пока. Значит, это к чему у нас разговор-то. То есть, в таком вот плане. Дальше. Есть какие-то требования, блин. Давайте их сформулируем по-нормальному на х... Не так как вы тут. А кстати, не принесли эту бумагу? Дайте, пожалуйста, а?

Вопрос из зала: А можно узнать, какими частями собираются рассчитываться?

Носов: Я пока не скажу, потому что я тоже не знаю. Давайте, вот я почему как бы и говорю, как-то, б..., целенаправленно сделаем какую-то вещь, чтобы, б..., было обоюдо всем выгодно. То есть, вам, как работникам, что вы получили гарантированно свою зарплату задолженность. И работодателю, то есть, так, чтобы, б..., он, знаете, когда реально этих денег нет, тогда их реально нет. А почему нет ― я скажу.

Возглас из зала: Пусть кредит возьмет.

Носов: Кредит возьмет? Ну ты знаешь, вот ты ему позвони. И скажи так: «Пусть кредит возьмет». Понимаешь? Вот. Людей набрал? Я вам скажу, кого он набрал, б.... Знаете, вот, смотрите, ЦПС мы закрыть не можем, потому что люди у нас там такие работают. (неразборчиво) мы закрыть не можем, потому что люди у нас там такие работают. То есть везде брак по работе, б.... Вот сейчас с (неразборчиво) разговаривал, сварку, на х..., всю почти надо ремонтировать, заказчик ее не пропускает, денег платить не хочет. Это кто виноват? Костромин?

Возглас из зала: Может быть, в вас проблема?

Носов: Лично во мне что ли? Подождите, вы задали вопрос...

Из зала: В людях, говорите, проблема ― значит, может быть, в первую очередь, в вас проблема?

Носов: В смысле? Во мне, что ли?

Из зала: Вы же за начальство сейчас говорите?

Носов: Нет, я за себя говорю. Что дальше?

Из зала: Значит, в вас проблема. Может быть, того нету, этого нету...

Носов: Кого нету?

Из зала: Чем варят люди

Носов: Что значит, чем варят люди? Всю жизнь варили тройником, всю жизнь варили и было все нормально. Сказочники, б...

Возмущенные возгласы из зала.

Носов: Послушай! Почему-то у меня на ПЖК нормально варят, и я здесь закрываю такими же электродами, б.... Точно такими же, какими варите и вы, б.... Здесь все заказчик пропускает. И технадзор, б.... А у вас забраковали, у вас пиво, сейчас мне показывали пленки, б..., Что рассказываете сказки, б....

Перепалка (неразборчиво)

Носов: Я сейчас вам говорю по факту, то, что сейчас уже есть. То, что смонтированное, да, вот оно стоит. Мы его не можем закрыть. Материал уже весь пришел, он смонтирован, б..., до х... брака, который надо переделывать. Вопрос: как так получилось?

Вопрос из зала: Не, ну а что, в «Газпром» идти, говорить, что нас заставили вот так вот работать, нарушая технологию?

Носов: Подожди, ну а какую вы технологию нарушали? Вы металлоконструкции варили чем?

Из зала: Я с надзором поговорил, он говорит: «Мы вас наказываем за то, что вы нарушали технологию, а не за то, что вы х...ые сварщики. Был бы ты х....ым сварщиком, ты бы сразу вылетел, не работал бы здесь».

Носов: Подожди, вопрос. Почему у меня такого здесь нет? У меня так же варят металлоконструкции.

Из зала: Может, у нас другой надзор,

Носов: А, надзор у всех одинаковый. Да, есть какие-то бракованные. А были у меня месяц назад, когда у меня тоже приходилось переделывать по несколько этих самых. Переделывали и такая же тема была, пока мы просто не выгнали пару сварщиков, б..., понимаете?

«Список должников»

Рабочие В Надыме составляют «список должников» — почему-то именно так названа бумага с фамилиями сотрудников, которым должны деньги

Разговор в Надыме

Встреча бастующих рабочих Надыма с Андреем Бухаровым, представителем компании-заказчика ООО «ЯРГЕО» (дочернее предприятие ОАО «Новатэк» совместно с кипрским офшором Игоря Юсуфова Nefte Petroleum Limited, который входит в структуру фонда «Энергия». — Открытая Россия).

Расшифровка записи

Андрей Бухаров: ...Вашего руководства я найти сегодня не смог здесь. Переговорил я с Костроминым. На самом деле ситуация сложная, но она решаемая. Нет такой информации, что средства кончаются, банкротство. Поэтому он решает как бы все равно вопросы оплаты, получения денег на расчётные счета, чтобы вам выплачивать заработную плату

Поэтому ваша схема там работы сложная. Хочу сказать, что у меня, как у заказчика, перед вами задолженности по заработной плате нет. И при этом я все время принимаю определенные усилия для того, чтобы вам ваш работодатель погасил задолженность по заработной плате. И у вас это дело получалось.

Я считаю, что в данный момент, когда ситуация все-таки назревает такая, и в принципе нет ясности, как жить дальше, при условии, что сегодня сам работодатель говорит о том, что, как бы, ребята, я не могу сегодня ничего гарантировать. Но при этом он говорит о том, что никуда не денется, и, в любом случае, погасит через суд или еще каким-то другим способом задолженность по заработной плате, по которой вы должны, прежде всего, определиться, и до сих пор не знаем, у каждого какая задолженность по зарплате. Все говорят про какую-то белую, серую... Должна быть расчетка, в которой четко прописано: выплатили.

Вопрос из зала: Может, вам списки подготовить?

Андрей Бухаров: Еще раз говорю: у меня вот есть бумага, но ни одного списка никогда я не видел. Те платежи, которые раньше вы делали, мне этот список задолженности составляли. И даже люди, которые уезжали, я оставлял свой телефон, гулял, мне звонили со всех сторон, со всей России. И в конечном итоге подтверждали, что все-таки частично зарплату получали, погашение происходило.

Из зала: По 12 тысяч выдавали. В августе месяце то же самое было.

Андрей Бухаров: Разное там. Вы там пришли, неделю отработали, у вас 12 тысяч. А у кого-то там с 15 года еще задолженность была...

Из зала: Тоже 15 тысяч выдали.

Андрей Бухаров: И ему заплатили. Вот я знаю четыре человека было, им заплатили.

Из зала: Ну это показатель что ли, год не платили зарплату! Ежемесячно зарплату платят.

Андрей Бухаров: Я, когда был у вас, во-первых, такого коллектива не было, у которых была задолженность по зарплате.

Реплика из зала: Мне ничего не платили.

Андрей Бухаров: Не могу знать, откуда вы пришли.

Рабочий из зала: Тут ситуация складывается такая, что сейчас, если не будут выплачены деньги, задолженности... вот те, которые здесь собрались, никто отсюда уезжать не собирается, ну и с завтрашнего дня люди, подписавшиеся здесь, будут голодовать. И ситуация такая: когда вот будут деньги ― пожалуйста, все садимся и уезжаем. Денег нету ― никто никуда не едет. Вы здесь отключайте электроэнергию, что хотите, то делайте. Мы бастуем, мы все. Ехать некуда, не с чем, все. Зарплату ― кто кому что должен ― это можем завтра списки предоставить, проблем с этим нету.

Рабочий из зала: Я хочу сказать. Работал на Еты-Пуровском месторождении, я отработал 4 месяца. Мне заплатили за апрель-май, когда у них была забастовка. Июнь ― все, они прекратили. Я уволился, поехал домой. Написал несколько заявлений, ходатайство подал. И договор. Сейчас вот неделю назад пришли нам ответы. Все ссылаются на Москву, что там юридический адрес. Мне лично пришла бумага, что такой организации не существует. Я не знаю, почему они везде ставят печати, кто им это позволяет. Ее не существует там!

Андрей Бухаров: У нас с вашим работодателем договор сегодня действующий?

Рабочий из зала: Действующий. Но денег мне никто выплачивать не будет.

Андрей Бухаров: Компания есть, она действующая.

Рабочий из зала: На бумаге. Ни одному человеку не выдают расчет. Как только человек отсюда уезжает, про него забывают, ему дают волчий билет домой, ― все, ничего ты не добьешься. Ты пишешь заявление, тебе говорят: все, такой фирмы не существует.

В разговор вступает глава Надымского района ЯНАО Леонид Дьяченко

Леонид Дьяченко: Давайте продолжим дальше. Списки в любом случае нужно будет составлять. Куда вы спешите? Мы же приехали поговорить с вами. Все сейчас скажем. Давайте дальше продолжим. (Представляется и представляет других приехавших на встречу). Я глава Надымского района. Моя фамилия Дьяченко Леонид Григорьевич. Начальник Следственного комитета Тыганов Константин Владимирович, прокурор города Надыма и Надымского района Мартынов Владимир Иванович, начальник [отделения] ФСБ Поддубный Александр Иванович, начальник ОБЭП Пономарев Алексей Семенович. Первый раз приехали. Учитывая, что мы до этого отрабатывали, более-менее выплачивали деньги, сейчас, учитывая такую сложную ситуацию, приехали все вместе для того, чтобы вас услышать и, конечно же, помочь. Потому что нам не все равно, что будет здесь твориться.

Ситуация по вашему тресту, по организации: мы с вами узнали, но первый звонок ― 23 августа. 24 наши специалисты уже сюда приехали, с прокуратуры приехали. К тому времени у нас уже было понимание, что здесь непорядок. Здесь мы антикризисную (неразборчиво) проводили, отрабатывали, в том числе, с вашим трестом. Андрей Иванович подключался, чтобы финансировать и заставлять выплачивать заработную плату. Здесь, я понимаю, что не все три или четыре месяца находятся. В любом случае, часть уехала, часть приехала. Но ситуация сейчас, по большому счету, неординарная, ненормальная. И, чтобы вам было понятно: у нас была информация ― 11 миллионов была задолженность, [потом] три миллиона. Мы получали информацию, было 700 тысяч. Сейчас вновь она выросла ― задолженность по заработной плате. Я лично сам разговаривал с генеральным директором. Это было и летом, и осенью по поводу выплаты. Чтобы вам было понятно, есть такое понятие, как антикризисный штаб, там, где мы рассматриваем невыплату заработной платы. Мы обращались в Питер. За своей подписью у меня ушла бумага в Питер, в Ленинградскую прокуратуру для того, чтобы ваше руководство, так называемое, взбодрить по выплате заработной платы. По моему мнению, это ненормальная ситуация. Так быть не должно.

Три банки на сутки

В столовой Тарко-Сале выдают сухой паек вахтовику, который уезжает домой. Он уволился, не дождавшись зарплаты. Накануне базу таким же образом покинули 10 человек. Большинство рабочих сухой паек не получают: за ворота перевалочного пункта их не пускает охрана, трудовые книжки отдают на проходной.

«За месяц ― ни копейки»

Галина Черненкова работала поваром в Новом Порту. Заплатила деньги, чтобы попасть на работу в «приоритетную организацию». Уже на месте женщина узнала о забастовках и реальных условиях труда — за месяц ей не заплатили ни копейки

«Горячая вода ― по ночам»

Светлане Лежниной, кухонному работнику столовой Нового Порта, приходилось и готовить, и мыться в холодной воде. Горячую караулили по ночам, холодные бараки отапливали обогревателями, но полы все равно покрывались ледяной коркой.

«Люди как в рабстве»

Ольга Чеухина, кухонный работник на базе в Тарко-Сале. Решилась впервые поехать на вахту, чтобы рассчитаться с долгами. Не получала зарплату четыре месяца, боится возвращаться домой. Вахтовых рабочих сравнивает с рабами.

«У нас одни долги»

Повара в столовой Тарко-Сале Галина Дайбова и Ирина Чернова не получали зарплату несколько месяцев. Они боятся, что охрана может отключить электричество, и им придется уезжать, не получив никаких денег за свою работу

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Газпром» выплатит долги по зарплате работникам в Новом Порту и занесет их в «черный список»

Смерть в ожидании денег: протесты из-за невыплаты зарплат на Ямале принимают массовый характер

util