22 Ноября 2016, 23:20

Суд по делу об убийстве Немцова: пацаны и квартиры на Веерной

Обвиняемые в убийстве Бориса Немцова в Московском военном окружном суде. Фото: Павел Головкин / AP / East News

Обвиняемые в убийстве Бориса Немцова в Московском военном окружном суде. Фото: Павел Головкин / AP / East News

22 ноября Московский окружной военный суд продолжил рассматривать дело об убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова. Перед присяжными выступила Зарина Исоева, которая помогала подсудимым по хозяйству, когда они проживали в квартирах на Веерной улице. Свидетель рассказала об отношениях обвиняемых с Русланом Геремеевым, их распорядке дня и опознала Беслана Шаванова, Анзора Губашева и Заура Дадаева на многочисленных записях с камер наблюдения

На скамье подсудимых пятеро чеченцев: Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Дело рассматривается судом присяжных. Сегодня восемнадцатое заседание.

Подсудимые в аквариуме внимательно следили за тем, как невысокая девушка с темными волосами занимает свое место за свидетельской трибуной.

— Исоева Зарина Нимоновна — представилась она. Свидетель сходу узнала четверых обвиняемых: Темирлана Эскерханова, Шадида Губашева, Анзора Губашева и Заура Дадаева. С этим немедленно не согласился Шадид:

— Вы и меня видели?

— Да.

— Да?

— Да.

— Точно? Ну, не буду с вами спорить.

Прокурор Мария Семененко развернула трибуну так, чтобы Зарина смотрела на присяжных, а не на аквариум. Подсудимые продолжили сверлить ее взглядом — уже в спину.

Свидетель рассказала, при каких обстоятельствах она с ними познакомилась: Эскерханова и братьев Губашевых она впервые увидела в квартире на Веерной, дом 3, корпус 4 (дом, где, по версии следствия, жили убийцы Немцова) в январе-феврале 2015 года. С Зауром Дадаевым она познакомилась чуть раньше — еще в конце 2014. В доме на Веерной она убиралась и подрабатывала поваром, привел ее туда Руслан Геремеев (племянник сенатора Сулеймана Геремеева, в настоящий момент объявлен в розыск в связи с возможной причастностью к убийству).

«С Геремеевым нас в конце октября-начале ноября 2014 года познакомила моя подруга. Она позвонила мне и сказала, что есть человек, который ищет, кто смог бы готовить еду и убираться. Я согласилась и приехала в клуб „Цинк“ на Нежинской улице, где и встретила Геремеева. С ним еще был Руслан Мухудинов (водитель Геремеева, по версии следствия — организатор убийства) и Асланбек», — объясняла свидетель.

На следующий день Мухудинов заехал за Зариной на черной Toyota Camry и отвез ее на Веерную — там находился только Геремеев. Отвечая на уточняющие вопросы прокурора, свидетель пояснила, что квартира на Веерной, 3, корпус 4 была съемной, а располагавшаяся рядом — на Веерной, дом 46, которую купили ближе к Новому году, была в собственности и оформлена на Артура Геремеева.

— Были у них другие автомобили, кроме той Тойоты, о которой вы рассказали? — уточнила Семененко.

— Да, был черный Мерседес — он появился через месяц-два после того, как я начала работать. За руль садились Руслан Мухудинов, Заур Дадаев и Артур Геремеев.

— А чем они вообще занимались?

— Насколько я знаю, Геремеев ничем не занимался. Мухудинов говорил, что работает водителем в какой-то фирме, но не говорил, где.

— Как часто вы приходили сначала на Веерную, 3, а потом, после Нового года, еще и на Веерную, 46?

— Первую неделю — три-четыре раза. Потом уже начала очень часто приходить, почти каждый день. На Веерную, 46 — каждый день.

После покупки квартиры туда переехал Руслан Геремеев. К нему, по словам свидетеля, часто заезжали Руслан Мухудинов, Темирлан Эскерханов, Артур Геремеев, Заур Дадаев и Анзор Губашев. Последние двое постоянно жили на Веерной, 3. Там же в феврале 2015 года Зарина впервые увидела человека по имени Беслан Шаванов (по версии следствия, еще один исполнитель убийства; при задержании подорвался на гранате). Для чего он приехал, Зарина рассказать не смогла.

На этих квартирах она продолжала работать до марта 2015 года, когда внезапно все, кто был на Веерной 3, уехали; Мухудинов попросил ее прибраться и передать ключи. Как потом стало известно Зарине, примерно в это же время в доме 46 задержали Темирлана.

— А все куда делись-то? — расстроилась Семененко.

— Не сказали.

Чем занимался Заур Дадаев, Зарина тоже не смогла пояснить: по ее словам, большинство подсудимых днем просто спали. Почти у всех из них было по два мобильных телефона.

Вопросы начал задавать представитель семьи Немцова адвокат Вадим Прохоров:

— Первый вопрос: кто непосредственно оплачивал вашу работу?

— Руслан Геремеев.

— Принимал вас на работу, соответственно...

— Руслан Геремеев.

— С находящимися на скамье подсудимых он общался?

— Да.

— Как бы вы могли охарактеризовать их отношения? Кто среди них был лидером?

— Руслан Геремеев.

— Про отъезд жильцов как именно вам сказал Мухудинов?

— Я спросила у него — где пацаны? Он ответил, что они уехали.

— У вас сложилось впечатление, что отъезд был экстренным?

— Не могу сказать.

— Вам никто не говорил, с чем связан выбор именно этого адреса квартиры? Ну, например, на Веерной, 30, до сих пор есть квартира семейства Кадыровых.

— Нет.

— Вы слышали фамилию Делимханова?

— Нет.

— При устройстве на работу в кафе «Цинк» вы встретили трех человек: Руслана Геремеева, Руслана Мухудинова и Асланбека. Кто такой Асланбек?

— Я его не знаю. Когда я спросила, он только сказал, что получил повышение, стал полковником.

— В этих квартирах кто-то еще появлялся? — спросила Ольга Михайлова, второй представитель потерпевших.

— Много кто приходил. Знакомые. Джабраил, Алихан... много пацанов приходило.

Дальше допрашивать ее стали уже адвокаты: может ли Зарина утверждать, что видела на квартирах Шадида (точно ответить она не смогла, но сообщила, что лицо очень знакомое), не замечала ли она что-либо подозрительного, например оружия, когда убиралась (не замечала), кому она отдала ключи от Веерной, 3, когда все оттуда уехали (Эскерханову, об этом попросил Мухудинов).

Прокурор Алексей Львович распечатал упаковку с жестким диском — это видеозаписи с камер наблюдения ГУМа 27 февраля. В мужчине в темной одежде и кепке, который заходит в магазин приблизительно в половину одиннадцатого вечера, Зарина узнала Анзора Губашева «по походке и по фигуре». На других видеозаписях — возле улицы Ильинка, в Ветошном переулке и возле Красной площади она также опознала Анзора. Рядом с ним постоянно находился Беслан Шаванов. Следующее видео — уже из Трубниковского переулка, где нашли брошенный автомобиль предполагаемых убийц ZAZ Chance. Свидетель также опознала Шаванова и Губашева. Присутствовали они, как показала Зарина, и на записях с Большой Молчановки.

— Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать — обратилась к присяжным Семененко. В этот момент в зал внесли карту района Арбат, на котором обвинение еще раз — для того, чтобы ученики лучше усвоили материал — продемонстрировало путь автомобиля ZAZ Chance после убийства Немцова.

— Как люди двигались после того, как вышли из машины, вы сейчас видели — резюмировала она.

После этого прокуроры вновь вернулись к записям с камер, в этот раз — возле дома 46 на Веерной улице 28 февраля. В людях, которые входят в подъезд, Зарина опознала Заура Дадаева и Джабраила, затем — Анзора Губашева и Беслана Шаванова. Следующее видео — аэропорт Внуково, 28 февраля, день — на черном джипе подъехали Руслан Мухудинов, Беслан Шаванов, Анзор Губашев. Зарина узнала их еще два раза: возле рамок металлоискателя и возле стоек регистрации. После этого Губашев и Шаванов улетели, а Мухудинов остался. 1 марта тот же путь проделали Заур Дадаев, Руслан Геремеев и «какой—то другой Беслан».

— Скажите, пожалуйста, вы 1 марта 2015 года улетали в Грозный? — обратилась Семененко к Дадаеву.

— Да.

— Как билеты приобретали?

— Мы с Геремеевым пили кофе, а Мухудинов покупал нам билеты.

— Почему вы улетали именно 1 марта?

— У меня приказ об увольнении от 1 марта.

— Понятно. Хотя это воскресенье, но понятно. В момент января-февраля 2015 года где вы должны были находиться?

— В отпуске.

— А где именно?

— Где угодно, это же отпуск.

— Как же так, в вашей организации не было необходимости писать, куда вы отправляетесь с выездом? — Семененко опять расстроилась.

— Если я с выездом пишу, то надо. Если не с выездом, то могу свободно перемещаться по территории России.

— Понятно. Ну тогда том 29, лист дела 26 — прокурор застучала каблуками по направлению к увесистым папкам. — Уважаемые присяжные заседатели, теперь послушаем, где же должен был находиться Заур Дадаев.

Семененко зачитала приказ из военной части, где служил подсудимый: с 27 января по 27 февраля ему был разрешен отпуск в Ингушетии в городе Малгобек. Дадаев объяснил это тем, что если военнослужащий не направляется в определенное место — например, в санаторий, то в приказе пишут место его прописки, а дальше он может перемещаться как угодно.

— А Геремеев Руслан на момент, когда вы 1 марта возвращались из Москвы в Грозный, еще служил?

— У него спросите.

— Как часто вы с Русланом Геремеевым вместе летали?

— Один раз полетел. А... еще в 2013 году было.

— Вы уверены? Очень хорошо точно-точно помните?

— Да, помню точно.

— Ну что ж, хорошо. Том 29, листы дела 15-17.

Семененко зачитала: по данным Управления на транспорте МВД по ЦФО, 22 декабря 2014 года Заур Дадаев летел вместе с Русланом Геремеевым из Внуково в Грозный. Подсудимый занервничал:

— Там время 14.30. Билета не было, я с Артуром Геремеевым прилетел, я очень хорошо помню. Руслан Геремеев летел со своим братом.

—Уууу.... Я представляю доказательства, а это — ваши слова.

Присяжные зашептались.

— Заур Шарипович, ну так... не припомните? — тон прокурора был почти издевательским. Подсудимый повторил свои слова.

— Ну, мы читаем то, что читаем — заключила Семененко.

Прохоров уточнил, какого брата Геремеева он имел в виду. Дадаев сказал, что это Рустам Геремеев — родной брат, а не Адам Делимханов (двоюродный). Председательствующий объявил перерыв. После него допрос свидетеля должен был продолжиться, но она сослалась на личные обстоятельства и отпросилась пораньше — окончание ее допроса и оглашение ее показаний, данных на предварительном следствии, назначили на завтра, 23 ноября.

Уже без присяжных стороны разрешили несколько ходатайств: в связи с тем, что Анна Дурицкая, подруга Немцова, которая шла с ним в ночь убийства по Большому Москворецкому мосту, в суд повторно не явилась, Семененко предложила огласить ее показания. Председательствующий счел это разумным, добавив однако, что принять меры к ее розыску стоит.

util