Евросоюз против российской дезинформации
 Фото: Ilya Naymushin / Reuters
25 Ноября 2016, 11:00

Евросоюз против российской дезинформации

Foreign Policy о том, опасна ли кремлевская пропаганда для Европы

Во Франции Марин Ле Пен заявляет, что Россия в Сирии действует лучше, чем Европа. В Великобритании лидер Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP) Найджел Фарадж появляется в эфире телеканала RT, финансируемого российским государством, и обвиняет Евросоюз в украинском кризисе. А члены итальянского Движения пяти звезд пишут в своих блогах о том, как малый бизнес страдает из-за российских санкций.

То, о чем говорят эти новомодные политические партии, идеально вписывается в пророссийскую картину мира, и в последние месяцы эксперты и политики заговорили о них, как о «троянском коне» — европейские движения против истеблишмента могут быть связаны с дезинформационной кампанией Москвы. По их мнению, кампания направлена на подрыв доверия к демократическим институтам, ослаблению НАТО, созданию разногласий внутри Европы, что принесет выгоду России.

Недавно Европейский совет по международным отношениям провел исследование 45 бунтарских партий и обнаружил, что большинство из них сочувствуют позиции российского государства.

«Сейчас мы видим значительное отступление от демократических ценностей, демократических институтов и свободы печати по всему постсоциалистическому пространству, — сказала Foreign Policy Анна Полякова, соавтор нового доклада Atlantic Council о приемах кремлевской пропаганды в Западной Европе. — Многие из этих негативных перемен принесли политики-популисты, которых часто поддерживает Россия».

Для Восточной и Центральной Европы это давняя проблема, но теперь и западноевропейские страны попадают в сферу российской пропаганды и влияния, а тем временем в Германии и Франции приближаются выборы. В связи с этим появляются новые расследования механизмов, с помощью которых Кремль осуществляет свою стратегию, и предпринимаются новые усилия по разоблачению фальшивых новостей и продвижению демократических принципов Евросоюза.

В среду Европарламент принял жесткую резолюцию, содержащую ответ и на российскую дезинформацию, и на пропаганду «Исламского государства». В частности, там говорится о том, как Россия интенсифицировала пропагандистские усилия после аннексии украинского Крыма. Резолюция призывает к выделению больших средств на поддержку свободы прессы и образования. Ее принятие встретили громкими протестами парламентарии-популисты, которые утверждали, что ставить Россию на одну доску с исламскими террористами — «лицемерие» и это может спровоцировать новую напряженность в духе Холодной войны.

В заголовке новости российского государственного агентства ТАСС говорится, что резолюция продемонстрировала «слабость либеральной Европы». Вмешался и президент России Владимир Путин, по сообщению RT, назвавший резолюцию примером «политической деградации» демократии на Западе. С точки зрения Москвы, Запад занят своей собственной разновидностью информационных операций. Путин часто заявлял,что Вашингтон стремился подорвать государственность в Украине и Грузии под прикрытием программ поддержки демократии.

«Эта резолюция — сумасшествие. Она вызывает в Европе антироссийскую истерию и неомаккартизм. Это карикатура на Россию», — сказал депутат Европарламента от испанской ультралевой коалиции Izquierda Unida Хавьер Коузо Пермуй. Он призвал к отмене санкций и ослаблению напряженности в отношениях с Россией.

Хотя уже целый год атаки российских хакеров и фальшивые новости, придуманные «фабрикой троллей», были фоном для избирательной кампании в США, связи между подлинными политическими убеждениями популистских партий в Европе и влиянием Москвы далеко не прямолинейны.

Эксперты первым делом говорят, что, как правило, невозможно проследить, до какой степени пророссийских политиков в Европе направляют непосредственно из Кремля. Очень трудно отслеживать иностранные инвестиции, которые подчас проходят через теневые каналы и офшорные счета. К тому же, многие явления в европейской политике, которые могут играть на руку Москве, происходят из исторических геополитических соображений и скептицизма в отношении американской экспансии. В то же время они представляют собой результат законной критики беспомощности Европы и Евросоюза как проекта.

«Россия извлекла из всего этого максимальную пользу, в определенной степени она это эксплуатирует, — сказал директор европейской программы Европейского совета по международным отношениям Фредрик Весслау. — Но причина европейского популизма не в ней».

Но есть множество символичных сигналов, указывающих на симбиоз между ними. Это и обнаруженный заем в $11 млн, предоставленный в 2014 году французскому Национальному фронту московским Первым чешско-российским банком, и поездки в столицу России высокопоставленных представителей партий противостоящих истеблишменту, таких, как итальянские Лига Севера и Движения пяти звезд.

Многие эксперты и официальные лица Европы считают, что Россия эксплуатирует в целях усиления своей позиции те же самые демократические принципы, которые защищают свободу слова. Утверждения, первоначально появляющиеся на российском информационном сайте «Спутник», печально известном распространителе искаженной информации, а то и откровенной лжи, все чаще попадают в политические блоги, просачиваются в респектабельные дискуссии.

«Можно сказать, что непосредственно сейчас такой дух времени, — сказал в этом месяце на конференции, устроенной Atlantic Council, профессор Пенсильванского университета Митчелл Оренстайн. — В Европе, как и в Соединенных Штатах, много тех, кому Кремль определенно не платит, но они занимают пророссийские позиции по вопросам внешней политики. Опасность не только в том, что это агенты влияния. Опасность в том, что они завоевывают сердца и умы множества европейцев».

Московская система взглядов направлена не только на ослабление европейского консенсуса в отношении санкций против России, введенных из-за ее вооруженной интервенции в Украине. Пропагандистские усилия — это еще и попытка мутить воду вокруг противоречивых внутренних вопросов Европы, таких, как иммиграция и права ЛГБТ, а также подорыв самого Евросоюза, изображая его, как громоздкую и бестолковую бюрократическую структуру.

«Целевая аудитория — люди, испытывающие определенное недоверие к элите или к общепринятым мнениям, — сказал стратегический аналитик из Гаагского центра стратегических исследований Сайбрен де Йонг. — Одна из самых популярных тактических схем — постоянно, каждый раз, когда они делают что-то неправильное (это случается очень часто), указывать, что другие ничем не лучше. Они знают, что мы, в отличие от них, терпимо относимся к голосам несогласных, и постоянно этим пользуются».

Принятая в среду резолюция рекомендует институтам Евросоюза заняться мониторингом источников финансирования антиевропейской пропаганды. Резолюция призывает к совершенствованию специальных оперативных групп для выявления дезинформации, а также к запросу о увеличении финансирования независимых СМИ со стороны Европейской комиссии. Но у Европарламента не хватает полномочий, чтобы воплотить эту политику в жизнь.

Но даже при этом, как сказала депутат Европарламента от Польши Анна Фотыга, участвовавшая в разработке резолюции, это само по себе достижение: выражена официальная позиция Евросоюза, повышена осведомленность входящих в него государств. «Впервые Евросоюз решился совершенно открыто высказаться о том, что давно известно, но не было описано», — сказала она Foreign Policy.

Некоторые эксперты считают, что ключ к уверенности в том, что дезинформаторы не смогут беспрепятственно вмешиваться в картину новостей, — специализированные группы стратегических коммуникаций. На январский случай с фальшивой историей о «девочке Лизе из Берлина» часто ссылаются как на хрестоматийный пример: солидные издания сообщили о якобы случившемся изнасиловании девочки германо-российского происхождения мигрантами прежде чем власти успели проверить информацию и дать свой ответ. Когда фальшивку разоблачили, за этим последовали обвинения в укрывательстве, подогретые лично министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, и это привело к масштабным протестам.

Год назад Евросоюз создал специальное подразделение по борьбе с дезинформацией East StratCom, в которое входят одиннадцать специалистов, в основном русскоязычных, которые ищут в интернете фальшивые новости и каждые две недели составляют отчеты, в которых указывают на дезинформацию и тактику ее распространения. Пока у этих отчетов 20 тысяч читателей в неделю. На прошлой неделе Европарламент проголосовал за увеличение финансирования этой структуры.

Но эффективность таких инициатив остается под вопросом в эпоху интернета, когда люди сами создают вокруг себя информационные коконы, чтобы подтверждать свои неизменные взгляды. Сейчас у East StratCom недостаточно ресурсов, чтобы измерять общественное воздействие, организация может ориентироваться лишь на число своих подписчиков и отклики в твиттере.

Непросто также определиться со стратегией ответа — что можно сделать помимо указания на дезинформацию, не выходя за рамки, установленные свободой слова и демократическими ценностями. В конечном счете, как говорят эксперты и политики Евросоюза, нет особого смысла бороться с пропагандой с помощью пропаганды, а с конспирологическими теориями — с помощью конспирологических теорий.

«Важно не попасть в ловушку представлений о том, что Россия стоит абсолютно за всем, что она везде и что она гигант трехметрового роста, — сказал Весслау. — Есть риск, что наша реакция окажется чрезмерной и мы примем такие меры, которые подорвут наше открытое общество».

В этом году на самом острие этой проблемы оказалась Латвия с ее большим русскоязычным населением. В течение года в стране трижды временно ограничивали работу русских СМИ, ссылаясь на случаи разжигания ненависти и пропаганды войны; некоторые из тех, кто появлялся на телеэкранах, обвиняли Украину в «геноциде русских» и пропагандировали отказ от переговоров с Украиной и ее «уничтожение военными средствами». Эти заявления все еще доступны в интернете. Уна Бергмане, исследователь из Центра международных исследований Марио Эйнауди при Корнелльском университете, сказала, что запрет был в большей степени заявлением о ценностях, чем попыткой полностью перекрыть информационный поток. «Насколько это эффективно, мы до сих пор не знаем», — добавила она.

Другие эксперты говорят, что указывать на ложную информацию, исходящую из государственных СМИ, таких, как «Спутник» и RT, довольно просто. Они утверждают, что кремлевская сеть влияния значительно глубже и требуются существенные шаги по увеличению прозрачности и разоблачению получателей российских денег — как отдельных людей, так и организаций.

«StratCom обычно реагирует только на самую вопиющую ложь, но есть и более тонкое влияние через собственников СМИ», — сказал директор расположенного в Болгарии Центра исследований демократии Руслан Стефанов. Недавно он выпустил отчет, в котором попытался установить связь между деньгами и российским влиянием и рекомендовал европейским странам обеспечить большую прозрачность относительно собственников медиа и иностранных инвестиций.

Есть и те, кто меньше озабочен тем, как популистские внешнеполитические идеи сбивают с толку избирателей. Уполномоченный правительства Чехии по вопросам энергетической безопасности Вацлав Бартушка назвал российскую пропаганду «неэффективной» и сказал, что избирателей больше интересует экономика.

«То, что они пытаются продать, — просто не то, что люди хотят, — сказал он. — Я хочу сказать, что они тратят миллиарды долларов на создание телесети RT, радиостанций, онлайн-журналов, на влияние — и что они за все это получают?»

С другой стороны, недооценка потенциального эффекта российской дезинформации, возможно, «наивна», считает Полякова, соавтор доклада Atlantic Council.

«Проект Евросоюза сейчас расшатан, а Россия еще и подливает масла в огонь, — сказала она. — Сейчас время действовать, чтобы укрепить демократические институты и противостоять дезинформации, одновременно поддерживая наши собственные принципы и ценности».

В конечном счете, распространение ложных новостей и подъем популистских голосов, вторящих Кремлю, — это напоминание Евросоюзу о том, что ему самому надо бы взглянуть в зеркало, — сказал Ричард Янгз из Европейского Центра Карнеги. — Легко и в то же время необходимо критиковать Россию, настаивая на жестком ответе за ее дезинформацию. Но, я думаю, мы должны также понять, что в нашей собственной демократической системе работает так плохо, что позволяет такой очевидной лжи набирать обороты«.

util