«Когда соль теряет силу...»
 Борис Гребенщиков
27 November 2016, 11:00

«Когда соль теряет силу...»

Политическое в творчестве БГ

Сегодня, 27 ноября исполняется 63 года Борису Гребенщикову, основателю группы «Аквариум». На протяжении своего творческого пути БГ, как его называют, не раз озвучивал политические и остросоциальные лозунги, а порой годами предпочитал не говорить об актуальном. В последние годы Гребенщиков вернулся к политизированному року — альбом «Соль» 2014 года стал прямолинейным высказыванием о времени. «Аквариум» ездит давать концерты на Украину. На концертах Гребенщиков снова исполняет пацифистский кавер на Александра Вертинского «То, что я должен сказать». Открытая Россия спросила у музыкальных критиков, зачем БГ понадобилось петь политические песни в середине 2010-х годов.

Альбом Бориса Гребенщикова «Соль»

Альбом Бориса Гребенщикова «Соль»

— Есть ли место политике в современном творчестве Гребенщикова?

Андрей Бухарин, музыкальный критик, радиоведущий:

— Наверно, можно сказать, что Гребенщиков вернулся к политическим высказываниям. Раньше, вероятно, его больше устраивала окружающая обстановка в стране. Понятно, что альбом «Соль», как и все остальные его альбомы наполнены рефлексиями, темами реальности. Но раньше, 15-20 лет назад, это так не бросалось в глаза. Мне кажется, что наша жизнь, жизнь всей страны довольно сильно изменилась за последние годы. Не удивительно, что это стало прорываться в его творчестве.

Денис Бояринов, музыкальный журналист, редактор раздела «Современная музыка» на портале Colta.ru:

— Мне кажется, сам Борис Гребенщиков не был бы столь уверен, что в советские времена он затрагивал некую политическую повестку, потому что никаких прямых сообщений об этом в его песнях никогда не было. Также их нет в последних его композициях.
Альбом «Соль» — это какой-то рассерженный Гребенщиков. В его песне «Праздник урожая во дворце труда» можно усмотреть намек на реставрацию советского режима в нашем политическом настоящем. Это самая открытая и резкая песня Гребенщикова. За исключением нее все остальное достаточно философское.
Мне кажется, что все его песни — это такое зеркало, в котором каждый видит то, что он хочет видеть. Поэтому при желании в них можно увидеть какое-то политическое высказывание. Но, я думаю, это больше о вечном, нежели о сиюминутном.

Андрей Осадчев, музыкальный критик, редактор на музыкально-информационном сайте djmag.ru:

Все творчество Борис Борисовича отличается очень четкой гражданской позицией. Лирический его период прошел быстро. И «Поезд в огне», и «Собачий вальс» в общем-то об одном и том же. За сорок лет существования «Аквариума» не было ни одного эпизода, когда музыканты группы шли на какие-то компромиссы или заигрывание с властью, чего не избежали даже очень талантливые и замечательные артисты.

Неучастие — тоже позиция, требующая определенной смелости, это очевидно. БГ слишком уважает и ценит свою публику, чтобы разговаривать с ней на языке лозунгов. Общеизвестно, что революцию нужно делать не на улицах, а в головах, чем, собственно, БГ и занимается.

— Какую роль для российского общества сейчас играет Гребенщиков?

Андрей Бухарин:

— Борис Гребенщиков — это очень важный человек для культуры последних 30 лет. Его творчество, его личность, его культуртрегерство — все это до сих пор имеет огромное значение. Сейчас он находится в прекрасной творческой форме, его последние работы неимоверно сильны. Они сильнее, чем его творчество последних лет 20.
Он продолжает вносить очень большой вклад в культуру. И сейчас он еще весомее, еще ценнее, потому что среди молодого поколения мы пока не наблюдаем фигур такого же масштаба. Может быть мы пока не можем их различить, но чем дальше движется история, тем масштаб Бориса Гребенщикова становится все более нам явственен. В наше время все старшее поколение рок-музыкантов вдруг наливается какой-то новой силой на фоне некоторого измельчания исполнителей.

Денис Бояринов:

— Борис Гребенщиков — это патриарх нашей рок-сцены. Это человек с долгой вызывающей уважение музыкальной историей, который даже спустя многие годы не утратил гибкость ума и изобретательность, он не закостенел в одной манере, как это часто бывает с музыкантами.
Есть достаточно большая часть общества, в первую очередь, взрослые образованные люди, для которых слово Гребенщикова важно, к нему прислушиваются. Но есть и те, кто ничего о нем не знают. Поэтому трудно оценивать, насколько он влиятелен в абсолютных числах. Но как моральный авторитет Гребенщиков, безусловно, важен. И хорошо, что он есть.

Андрей Осадчев:

— В моральном плане БГ играет очень важную роль. Гребенщиков — один из немногих, кого бы следовало рекомендовать для молодых артистов, «юношам, решающим делать жизнь с кого».
А его роль для российского же общества в целом, увы, никакая. Не могу ориентироваться на количество проданных альбомов — никогда не задавался такой целью — но, по моему ощущению, «Аквариум» играет для устоявшейся аудитории, которая не увеличивается уже много лет. Говорить о каком-то серьезном влиянии БГ на общественную жизнь, по-моему, довольно бессмысленно

Концерт группы «Аквариум». Фото: Александра Мудрац / ТАСС

Концерт группы «Аквариум». Фото: Александра Мудрац / ТАСС


— Актуален ли до сих пор русский рок?

Андрей Бухарин:

— Пик русского рока остался в 1980-х годах. Сейчас трудно говорить, что он переживает новое рождение. Рок-музыка везде в мире, наверное, переживает схожие процессы, ее золотое время осталось в прошлом. Сейчас не лучший момент для рок-музыки, в том числе, для русского рока.

Денис Бояринов:

— Для молодых людей, 14-25-летних, русский рок уже не является такой важной музыкой, как для более старших поколений. Аудитория русского рока явно стареет. Последнее время не появляется заметных молодых рокеров, которые могли бы стать такими же известными, как Гребенщиков. Такого уровня звезды, такого рода интересные исполнители появляются в других жанрах: в репе, в электронной и поп-музыке. Но это точно не русский рок.

Андрей Осадчев:

— Думаю, что за последние десятилетия в русском роке ничего кардинально не изменилось. Музыка уже давно перестала играть такое значение в жизни людей, как раньше. В этом плане русский рок не исключение. Его слушали и будут слушать всегда, но переоценивать его актуальность я бы не стал. Время стадионных гимнов прошло.

— Влияют ли сегодня тексты музыкантов на социум?

Андрей Бухарин:

— Думаю, сейчас музыканты уже не могут донести до слушателя политические заявления. Рок-музыка, русский рок сейчас не обладают такой революционной (в художественном плане) силой. Поэтому вряд ли может быть услышан молодежью вложенный в произведения месседж, и вряд ли он может на что-то повлиять.

Денис Бояринов:

— Политические высказывания музыкантам уже не интересны. Когда в 1980-х исполнители позволяли себе определенные слова, действия, поведение, то это было обусловлено тем, что к этому располагала среда. В конце 1980-х, с перестройкой, когда появилась возможность для высказываний, эффект от них был очевиден, его можно было увидеть чуть ли не на следующий день. Было ощущение, что к ним прислушиваются даже власти.
Сейчас, в условиях отсутствия политики, для высказываний нет пространства. С этим связан и некий разворот музыкантов как общественных деятелей, культурных единиц в сторону внутренних, личных тем. Их интересуют более общие вопросы, а не политическая ситуация в нашей стране.
Но я бы не обвинял в этом музыкантов, не относил бы это к их некой природе. Просто таковы нынешние наши обстоятельства. Мне кажется, что сейчас писатели, поэты, режиссеры и прочие творческие люди не рвутся лезть на трибуну ровно потому, что не видят в этом смысла.

Андрей Осадчев:

— Наивно полагать, что сейчас возможно повторение таких явлений, как «Рок на баррикадах». Музыка больше не играет такой общественной роли, как четверть века назад. Причин тому много, они хорошо известны и нет смысла еще раз их повторять. Даже политические песни мегапопулярного Шнурова его паства пропускает мимо ушей. Вот про лабутены им понятнее.
Это вовсе не значит, что музыкантам не нужно выражать свое мнение, это необходимо в первую очередь для них самих. Но ожидать того, что какая-то песня совершит переворот в сознании людей, бессмысленно. Гораздо более важную роль сейчас играет не песня, а личность. Андрей Макаревич допускал довольно радикальные высказывания в адрес власти, проводил акции в поддержку Ходорковского, но его травля началась только после гастролей в Украине. Похожая история с Юрием Шевчуком. Михаил Борзыкин, исполняя со сцены актуального, как никогда, «Папу-фашиста», сопровождает его видеорядом с прямыми аналогиями нынешней российской власти с гитлеровским нацизмом. Но пока его высказывания не выходят за стены концертных залов, с точки зрения властей он опасности не представляет.

util