Великая патриотическая лженаука Путина
 Владимир Путин. Фото: Mariana Bazo / Reuters
1 December 2016, 11:00

Великая патриотическая лженаука Путина

Причудливые ненаучные теории в России вытесняют настоящую науку

Церемония вручения премий могла похвастать всеми внешними атрибутами легитимности: дело было в модном лофте недалеко от Кремля, публика собралась восторженная, любознательная и в основном молодая, а жюри, присуждавшее премии, состояло из самых крупных ученых.

Но речь шла не о том, чьи исследования были самыми передовыми или кто внес самый большой вклад в российскую науку в этом году. Жюри должно было назвать тех, кто добился наибольшего успеха, «неся в массы свет невежества». За кандидатов голосовали бюллетенями, опуская их в шапочку из фольги.

Титул «почетного академика Врунической Академии Лженаук» достался Ирине Ермаковой, биологу и постоянному комментатору российского государственного телевидения, за ее теорию о том, что мужчины произошли от древних амазонок-гермафродитов. Кроме того, она среди лидеров кампании против ГМО; по ее утверждению, генетически модифицированные продукты — это американское биологическое оружие, созданное с целью геноцида в России. Вручая ей премию, российское научное сообщество стремилось показать, что даже в тяжелые времена оно не теряет чувство юмора. Организатор мероприятия Александр Соколов, журналист и популяризатор науки, дерзко провозгласил со сцены: «Пусть как можно больше людей увидит, что наука в России жива и может постоять за себя!»

Но свидетельств того, что она постоять за себя не может, становится все больше.

Наука оказалась под ударом в стране, которая дала миру 17 нобелевских лауреатов в области наук. И дело не в том, что финансирование науки урезают (хотя это происходит), и не ва том, что ей угрожают коррупция и утечка мозгов (хотя и это тоже так). Ученые говорят, что одна и самых больших проблем, с которыми они сталкиваются, это то, что российское государство с распростертыми объятиями приветствует лжеученых вроде Ермаковой. Кремль пропагандирует и институционализирует их идеи, часто смешивая их с изрядной дозой антизападной риторики.

Та же Ермакова, к примеру, не только появляется на телевидении, но и выступала в качестве эксперта перед Госдумой — депутаты-популисты пригласили ее поддержать кампанию против ГМО. В 2014 году депутат от «Единой России» Евгений Федоров на государственном телеканале «Россия 24» заявил, что ГМО «навязаны России в рамках вступления в ВТО». По его словам, «это политическое и экономическое давление. Это знак того, о чем говорили руководители США, — России надо сократить население». В июле в России приняли закон, запрещающий производство генетически модифицированных продуктов, несмотря на неоднократные протесты Российской академии наук.

Среди других приверженцев маргинальной лженауки, оказавшихся на высоких постах, физик Михаил Ковальчук, принадлежащий к близкому кругу Путина; он возглавляет Курчатовский институт. В прошлом году (в тот же самый день, когда Россия начала бомбить Сирию) Ковальчук, выступая перед сенаторами, предупредил, что глобальная элита под руководством США создает особый подвид человека — генетически измененную «касту слуг», — который мало ест, мало думает и размножается только по приказу. За этой шизофренической конспирологической теорией и преувеличенной антизападной риторикой скрывались лоббистские усилия: институту нужны были государственные средства, чтобы оставаться лидером в подобных инновационных исследованиях.

Иногда подобные фигуры приносят совершенно очевидный вред. Ковальчук — один из главных советников Путина по науке, ветеран научного совета и в то же время брат Юрия Ковальчука, человека, которого американская администрация назвала «персональным банкиром» высших российских чиновников. Ожидалось, что с такими связями он будет самым вероятным кандидатом на пост президента РАН — высший пост в российской науке. Но академики неожиданно выступили против, и в 2008 году Ковальчука не избрали действительным членом Академии.

Считают, что этот шаг Академии наряду с некоторыми другими стал причиной того, что в 2013 году она получила ответный удар: российское государство попыталось ее демонтировать — отняло у Академии почти всю собственность, объединило ее с более покладистыми академиями сельскохозяйственных и медицинских наук, ограничило ее независимость, поставив под начало нового Федерального агентства научных организаций. Реформы нанесли огромный ущерб Академии — институту, ведущему свою историю с XVII века и служащему центром сети научно-исследовательских институтов, сказал научный журналист Александр Сергеев. Ученые оказались завалены бумажной работой и поставлены под контроль администраторов, не имеющих отношения к науке. В то же время Курчатовский институт под руководством Ковальчука становится все влиятельнее, под его контроль перешли некоторые из исследовательских центров Академии.

Поклонники и пропагандисты лженауки заняли важные посты в российском государственном аппарате. Мало кому известный руководитель администрации президента Антон Вайно, назначенный на этот пост в августе, в 2012 году опубликовал научную статью о «нооскопе» — непонятном мистическом устройстве, которое, по его утверждению, может предсказывать и контролировать события в общественной жизни и экономике путем сканирования вселенной. А уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова, назначенная в сентябре, как сообщают, верит в телегонию — архаическую теорию, согласно которой ребенку передаются черты всех прежних сексуальных партнеров его матери. «Такие люди на государственных постах — это новый тренд, показывающий, что власти больше не боятся людей, которые открыто выражают лженаучные идеи, — сказал Сергеев. — Наоборот, власти готовы принимать их и попадать под их влияние».

Критики российского государственного руководства говорят, что то, что выглядит как вендетта против науки, — не совпадение. Кремль обнаружил, что лженаука подходит его нынешним идеологическим потребностям.

В сентябре специальная комиссия Академии наук по борьбе с лженаукой опубликовала доклад, согласно которому рост популярности антинаучных теорий отчасти связан с растущей изоляцией страны и национализмом. Те, кто отвергает общепринятые в мировой науке нормы, видят в этом идеологическом сдвиге возможность побороться за государственную поддержку их проектов. В докладе говорится, что ненаучные идеи и проекты в последние годы расцвели пышным цветом отчасти благодаря спекуляции на угодной режиму идеологии. К примеру, Ковальчук утверждает, что Россия может оставаться впереди западной науки, если государство будет финансировать то, что он называет «конвергентными технологиями». Еще один популярный сейчас в России аргумент заключается в том, что испытанные методы борьбы с распространением ВИЧ. такие, как использование презервативов, на самом деле американский инструмент для ослабления России. «В условиях идеологизации политики псевдопатриотическая риторика, окружающая эти паранаучные темы, позволяет их носителям подниматься значительно выше уровня своей некомпетентности», — сказано в докладе.

Тем временем усиление связей между национализмом и лженаукой позволяет лжеученым обвинять своих критиков в отсутствии патриотизма и русофобии. Российский биохимик Анатолий Клёсов, некоторое время работавший в США, а позже решивший заняться генетикой, в прошлом году открыл в Москве «академию» генеалогии ДНК — направления, которое он, по его утверждениям, основал и которое позиционирует как «патриотическую науку». В десяти книгах, опубликованных после 2010 года, Клёсов продвигает причудливые утверждения, в том числе идею о том, что человек как вид сформировался на севере России, а представления о том, что человек происходит из Африки, — проявление западной политкорректности.

В 2015 году группа ученых, представителей разных наук, написала открытое письмо, в котором говорится, что теории Клёсова могут разжигать ненависть, «привлекая читателей, национально-политические амбиции которых не удовлетворяет научная картина мира». В своей недавней книге «Ложь, инсинуации и русофобия в современной российской науке» Клёсов клеймит своих критиков «пятой колонной».

Кремль не только создает в стране климат, благоприятный для лженауки; похоже, он еще и предпринимает усилия, чтобы отрезать настоящих российских ученых от внешнего мира, сказал Сергеев, входящий в академическую комиссию по борьбе с лженаукой. По слухам, в прошлом году в некоторых университетах стали возрождать требования советских времен, согласно которым научные статьи перед публикацией должны были быть проверены администрацией. А в других университетах профессорам запретили давать интервью без предварительного разрешения.

История российской политики в отношении науки сложна и неоднозначна. В Советском Союзе наука считалась относительно престижным занятием, особенно те ее области, которые имели прикладное значение для военной и космической сферы, в том числе ядерная физика. Поощрялось изучение физики и математики с юных лет; списки лауреатов Нобелевской премии и медали Филдса свидетельствуют об успехах этой политики. Государство охотилось за многообещающими студентами, предлагая им работу в секретных лабораториях в относительно комфортабельных условиях.

Но при этом страна уже давно восприимчива к сильнодействующей комбинации политической власти и лженауки. К примеру, исследования в области так называемой теории торсионных полей, которая, по утверждениям ее приверженцев, может объяснить телекинез, левитацию и тому подобные феномены, в 1980-х годах тайно финансировали советские военные и КГБ, хотя эта теория противоречит базовым принципам физики.

Самый мрачный пример государственной поддержки лженауки относится к 1930-м—1960-м годам. На это время пришелся взлет карьеры биолога Трофима Лысенко, который стал любимцем Иосифа Сталина.

У Лысенко было все, чего диктатор мог хотеть от ученого: он происходил из крестьян, у него была гладкая речь и он стремился поставить науку на службу людям. Лысенко, назначенный в 1938 году на пост главы Сельскохозяйственной академии, отбросил советскую науку и сельское хозяйство на десятилетия назад, продвигая свои ни на чем не основанные идеи, в том числе методы превращения ржи в ячмень, и настаивал на полном отказе от изучения законов генетики, открытых Грегором Менделем.

То, что могло бы стать научной дискуссией между генетиками и агрономами лысенковской школы, отвергавшими принцип естественной селекции, вылилось в нечто совсем иное, когда Сталин поддержал Лысенко. Государство многократно усилило тот поклеп, который Лысенко возвел на генетиков (пресса называла их «мухолюбами-человеконенавистниками», сторонниками евгеники и империализма), и сотни ученых, несогласных с его теориями, были выброшены из науки, изгнаны, а то и убиты. Самой знаменитой жертвой лысенковщины стал этноботаника Николай Вавилов, посвятивший жизнь борьбе с голодом и создавший самую большую в мире коллекцию растений, которая сейчас находится в Санкт-Петербурге. Вавилов в высшей степени критически относился к идеям Лысенко; в результате он был объявленпредателем и в 1943 году умер в тюрьме.

В конечном счете лысенковщину признали лженаукой, а табу на генетику сняли, но это произошло лишь после отставки Никиты Хрущева, который поддерживал Лысенко. Имя Вавилова теперь носят несколько уважаемых российских научных институтов, включая Институт общей генетики в Москве. Однако в последние годы имя Лысенко снова стало приобретать респектабельность — вслед за попытками реабилитации самого Сталина.

В 2014 году в книге под названием «Два мира, две идеологии», издание которой как минимум отчасти профинансировано за счет гранта от министерства связи России, спор между Лысенко и его оппонентами представлен как спор между «патриотами» и «национал-предателями». В российских газетах то и дело появляются статьи, восхваляющие Лысенко. В одной из таких статей, опубликованной в 2015 году в газете «Культура», говорится: «разработанные академиком методики сельскохозяйственных работ по сей день применяются во всем мире»; разумеется, это неправда. Автор статьи продолжает: " Если беспристрастно следовать фактам, следует признать — Лысенко был, вне всякого сомнения, человеком неординарным«.

«Лженаука существует во всех странах, но она как раковые клетки: здоровый организм отторгает их и не позволяет им разрастаться, — сказала сотрудница Института общей генетики Светлана Боринская. — А больной организм не в состоянии реагировать». Есть признаки того, что в России рак побеждает: согласно ежегодному исследованию Высшей школы экономики, в 2015 году 23% россиян считали, что наука и технология приносят больше вреда, чем пользы. По соотношению позитивного и негативного отношения к науке Россия оказалась на 30-м месте из 31 страны, где проводились исследования оценок научного прогресса. В отчете это названо «тревожным сигналом».

«Даже образованные люди начинают говорить о рептилоидах, которые побеждают человечество и строят заговор, чтобы править во всем мире», — сказала Боринская. Влияние таких идей на российское общество настолько сильно, что «Газета.ру» создала в своем научном отделе специальную рубрику «Мракобесие» для разоблачения лженауки. «Лженаука и мракобесие вредят настоящим исследователям, вредят обществу, — сказал редактор отдела науки „Газеты.ру“ Павел Котляр. — Они вредят бабушкам, которые верят всякой ерунде про чудесные целительные гаджеты и фильтры для воды».

Российские ученые начинают защищаться. Помимо премий «Врунической академии лженаук» и нескольких независимых популяризаторских проектов, в 2013 году появилось сообщество «Диссернет», разоблачающее практику мошенничества при присуждении ученых степеней. Особенно широко это распространено в области общественных наук, рассказал мне один из основателей «Диссернета» Андрей Ростовцев. Фальшивые диссертации защищают при помощи коррумпированных диссертационных советов; это стало гигантским криминальным бизнесом, который повредил целые области науки, например, экономику.

Многие из этих мошеннических диссертаций защищены людьми, которые затем стали депутатами, сказал Ростовцев. А некоторые из фальшивых «ученых» служат Кремлю в качестве политически удобных «экспертов». После того как в июле 2014 года над Восточной Украиной был сбит авиалайнер Malaysia Airlines, один из таких, Иван Андриевский, выступил на государственном телевидении и поддержал версию о том, что самолет был сбит украинским истребителем. В качестве свидетельства Андриевский продемонстрировал грубо сфальсифицированный спутниковый снимок самолета. Через несколько дней «Диссернет» изучил его кандидатскую диссертацию и обнаружил, что 17 из 26 страниц работы на тему «Развитие корпоративной структуры оборонной промышленности России» полностью скопированы из других работ, а на остальных страницах тоже хватает плагиата.

Ростовцев называет «Диссернет» символическим инструментом, с помощью которых российское исследовательское сообщество поддерживает свою репутацию и внутреннюю солидарность, но он сомневается, что удастся призвать к ответу кого-либо из российских чиновников. То же можно сказать и о премии «Акакдемии лженаук», для «лауреатов» которой сделали статуэтки некоего существа, напоминающего рептилию, сидящего в позе роденовского «Мыслителя» на вершине египетской пирамиды. Через несколько дней после церемонии я позвонила Александру Соколову и спросила, забрала ли статуэтку Ирина Ермакова. Она не забрала.

Оригинал статьи: Мария Антонова, «Великая патриотическая лженаука Путина», Foreign Policy, 29 ноября

util