В Восточной Европе дует российский ветер
 Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и президент России Владимир Путин. Фото: Сергей Гунеев / AP / East News
2 Декабря 2016, 10:00

В Восточной Европе дует российский ветер

Почему посткоммунистические страны не смогли воссоединиться с Западом

Годовщина падения Берлинской стены 9 ноября 1989 года и последовавшего за ней коллапса коммунистической системы в Восточной Европе на этот раз прошла без особенных торжеств, и настроение было далеко не радостным. Холодный ветер с востока не способствует празднованию. Россия, которую Европа долго удерживала на почтительном расстоянии, восстанавливает свою влиятельность.

В те же дни президент России Владимир Путин отмечал годовщину большевистской революции, совпавшую с победой на выборах в США Дональда Трампа, который в ходе своей кампании не скрывал восхищения автократическим лидером, бывшим агентом КГБ.

Этот праздник продолжился через несколько дней, когда пророссийские кандидаты с солидным преимуществом победили на президентских выборах в двух посткоммунистических странах — Болгарии и Молдавии. Оба политика призывали к более тесным связям с Кремлем и отмене санкций, создающих препятствия для экономики их стран (в действительности Молдавия санкции против России никогда не вводила. — Открытая Россия).

Эти результаты выборов сотрясли либеральный миропорядок и подняли вопросы о лояльности посткоммунистических стран, которые в последнее время склонялись к альянсу Европы и Америки.

Украинцы, недавно отметившие третью годовщину своей проевропейской революции, теперь боятся оказаться в одиночестве. В одной газете появилась карикатура, на которой Путин украшает вишенкой, символизирующей Молдавию, многоярусный свадебный торт с надписью «Трамп» и «Болгария».

Теперь торт можно украсить еще одной вишенкой — в Эстонии пророссийская Центристская партия в этом месяце сформировала коалиционное правительство. После окончания переговоров о воздаянии правительства Россия отменила запрет на импорт эстонских рыбных консервов.

Победа пророссийского политика Франсуа Фийона, который призывал к «честному и надежному обновлению отношений с Кремлем», на президентских праймериз во Франции добавила к путинскому праздничному торту слой глазури.

Это примечательный поворот для России, которая до недавнего времени была изгоем на международной сцене. Путин из отвратительного автократического призрака превратился в сказочного царя популистских движений, захватывающих мир. Его антиглобалистское, евроскептическое и националистическое кредо, которым когда-то гнушался европейский мейнстрим, — теперь последний крик моды для противостоящих истеблишменту партий на всем континенте.

Президент Чехии Милош Земан сказал, что он благодарен России за спасение чехов от нацизма, раскритиковал евросоюзовские санкции против России как «бессмысленные» и назвал миграционный кризис «вторжением в Европу». И несмотря на свою пророссийскую риторику и частую критику США — он дважды выгонял из своей резиденции американского посла, — а может быть, и благодаря всему этому он очень популярен в стране.

Президент Чехии Милош Земан. Фото: Petr David Josek / AP / East News

Президент Чехии Милош Земан. Фото: Petr David Josek / AP / East News

«Европе пришел конец, — сокрушался мой чешский друг в электронном письме, написанном после победы Трампа. — Распад Евросоюза теперь реально возможен. Впереди российское столетие».

Антилиберальные лидеры, такие, как авторитарный венгерский премьер Виктор Орбан, отвергающий вмешательство Евросоюза в дела его страны, противник ислама и иммигрантов, видит в президенте России родственную душу. Орбан выступал против санкций и продвигал проект строительства АЭС в Венгрии при участии России, несмотря на противодействие Брюсселя. А ультраправое руководство Польши, хоть и настроено антироссийски, проводит консервативную социальную политику и зажимает прессу, что напоминает путинскую Россию.

Когда сошла на нет эйфория по поводу воссоединения с Европой, восточноевропейские страны незаметно стали превращаться в отражение российского социального консерватизма. Жители этих стран, воображавшие себя «настоящими европейцами» десять лет назад, когда вступали в Евросоюз, теперь показали архаичную антилиберальную грань своего характера.

Они не особенно дружелюбно относятся к геям (сторонники пророссийского президента Болгарии Румена Радева высмеивали «Гейропу»). И им не нравится беспорядочный стиль жизни терпимого к наркотикам «загнивающего» Запада.

В 60-х—70-х годах, пока Запад переживал различные общественные перевороты и смещения пластов, а также приспосабливался к притоку иммигрантов, в Восточной Европе жили серой, строго ограниченной жизнью, а население оставалось полностью белым. В результате большинство жителей региона враждебно настроено по отношению к «исламскому вторжению» и приему беженцев. Заявления Орбана о том, что Европа должна оставаться христианской, резонируют с настроениями его соседей из славянских стран, где многие считают ислам угрозой.

Тем временем европейская экономика начинает спотыкаться, и многие, особенно сельские жители, теряют надежду на преимущества членства в Евросоюзе. Растет ностальгия по определенности и принудительному равенству коммунистических времен. Европейский континент, заполненный смуглокожими иммигрантами и пораженный страхом терроризма, смотрится не так привлекательно. Жители Восточной Европы замыкаются в себе, позиционируя себя прежде всего как христиан и славян.

И когда эти новоявленные нелиберальные европейцы ищут родственные души вокруг, многие из них обнаруживают родство с Россией. В конце концов, это славянская страна, как и большинство восточноевропейских, и у них на протяжении нескольких коммунистических десятилетий была общая культура. Как объяснял мне чешский профессор в начале 1990-х, когда я ненадолго поселился в Праге, страны Варшавского пакта удерживала вместе идея панславизма.

Кремль, разумеется, быстро понял, как извлечь выгоду из растущих панславянских настроений. Российские военные учения в Сербии в ноябре этого года, которые считают ответом на учения НАТО в соседней Черногории, назвали «Славянское братство».

Сербско-российско-белорусские учения «Славянское братство — 2016». Ковин, Сербия. Фото: 
Darko Vojinovic / AP / East News

Сербско-российско-белорусские учения «Славянское братство — 2016». Ковин, Сербия. Фото:

Darko Vojinovic / AP / East News

Россия также говорит о славянской общности, когда предлагает скидки на свой газ или вкладывается в инфраструктурные проекты в регионе. Она громко призывает славян сопротивляться «несправедливым» санкциям, введенным с подачи Америки, и развивать их экономику, нормализуя торговлю с братской Россией. Агенты Кремля наготове с предложениями медвежьих объятий и выгодных закулисных сделок для политиков, которые их сочувственно выслушают. Америка теряет интерес к региону, а Россия удваивает свои усилия.
В преддверии переезда Трампа в Белый Дом, когда сгущаются тучи над будущим НАТО, бывшие страны Варшавского пакта стараются установить свои мирные отношения с Россией, что вполне объяснимо. Ослабление американских обязательств перед Восточной Европой при президенте Трампе с большой вероятностью может подтолкнуть Центральную Европу к переходу на кремлевскую орбиту.

Впрочем, для восстановления оптимизма можно вспомнить популярный болгарский анекдот.

Женщина рассказывает мужу, что видела кошмарный сон: у нее хватает денег на лекарства, в ее кухне полно продуктов, на улицах чисто и все дружелюбны. Муж спрашивает, почему же это кошмар. Она отвечает: «Мне приснилось, что коммунисты снова у власти».

Здесь кратко сформулирована нынешняя проблема многих жителей Восточной Европы: они страстно желают стабильности и доступных цен, которые были в прошлом, но боятся возвращения к старым недобрым коммунистическим временам. А в такой ситуации стравливать Европу с Россией — самый надежный вариант: так можно усидеть на двух стульях.

Оригинал статьи: Виджей Махешвари, «В Восточной Европе дует российский ветер», Politico, 1 декабря

util