The National Interest: «Почему у единственного российского авианосца столько проблем»
8 Декабря 2016, 11:00

The National Interest: «Почему у единственного российского авианосца столько проблем»

Дело не в возрасте корабля, а в обучении команды и качестве командования

Российский флот за несколько недель потерял два палубных истребителя, базировавшихся на единственном остававшемся в егосоставе авианосце «Адмирал Кузнецов». В обоих случаях — с самолетами МиГ-29КУБР (по кодификации НАТО — Fulcrum-D) и Су-33 (Flanker-D) — центральную роль сыграли технические проблемы с аэрофинишером. На «Кузнецове» установлено старое оборудование, но еще большая проблема российской морской авиации — недостаточный опыт и навыки персонала. осуществляющего взлет и посадку на палубу авианосца в море.

В случае с первой катастрофой, когда у МиГ-29КУБР кончилось топливо и он упал в Средиземное море, самолет кружил над кораблем, пока палубная команда пыталась починить аэрофинишер, один из тросов которого лопнул и перепутался с тремя оставшимися. Трос порвался при посадке другого МиГ-29КР; тот сел благополучно, но врезался в четвертый, последний на палубе трос. Вторая катастрофа — с Су-33 5 декабря — тоже произошла из-за лопнувшего троса аэрофинишера.

Полеты морской авиации всегда опасны, но многие несчастья российских самолетов происходят из-за недостаточного опыта и профессионализма палубных команд авианосцев. Некоторые проблемы можно объяснить врожденными недостатками устаревшего «Кузнецова», но главное — то, что у россиян не отработаны должным образом действия при взлете и посадке в море.

«Кузнецов», введенный в строй 25 декабря 1990 года, — старый корабль, но настоящая проблема — не возраст. В американском флоте немало авианосцев еще старше, которые служат вполне исправно. «Нимиц», «Дуайт Эйзенхауэр», «Карл Винсон», «Теодор Рузвельт», «Авраам Линкольн» — все они старше российского корабля. Более того, выведенный из строя 1 декабря 2012 года «Энтерпрайз», прослуживший больше пятидесяти лет, в последний день своей службы был так же готов к взлетам и посадкам самолетов, как и в свой первый день в 1962 году.

В американском флоте авианосец может служить больше полувека, потому что о его материальном состоянии тщательно заботятся, а его команда превосходно натренирована. В России в течение четверти века после распада СССР далеко не всегда должным образом поддерживали техническое состояние «Кузнецова», а у его команды не было возможностей получить навыки, необходимые для безопасности взлетов и посадок в море.

Тросы иногда рвутся, это случалось и на борту американских авианосцев. Лично я знаю об оном случае, когда моей старый знакомый в 2005 году чуть не погиб из-за лопнувшего троса на борту авианосца «Китти Хок». Его Boeing F/A-18 А Super Hornet упал в воду, а сам он и его стрелок едва не оказались под днищем корабля. На борту авианосца был хаос, концы лопнувшего троса повредили самолеты и ранили несколько человек. Несчастные случаи бывают, но на американских авианосцах такое случается крайне редко. Два таких случая меньше чем за три недели говорят о серьезных проблемах на борту.

«Время от времени тросы отсоединяются или лопаются, и это, бывает, кончается травмами и другими несчастьями, а то и гибелью людей. Обычно лопнувший трос просто убирают и продолжают работать с меньшим их количеством — двумя или тремя в новой конструкции, — сказал мне один летчик морской авиации в высоком звании. — Но важно, что это бывает очень редко и во многих случаях это можно предотвратить с помощью правильных настроек оборудования и своевременного обслуживания, так что если такое случается, это экстраординарное событие».

Потеря МиГ-29КУБР в ноябре свидетельствовала о неудачном решении, принятом российским командиром, — ему, скорее всего, следовало бы направить самолет на авиабазу, расположенную на сирийском побережье. Американские авианосцы, если они действуют недалеко от берегов, всегда заранее определяют запасные аэродромы на случай серьезной нештатной ситуации, когда посадка на корабль невозможна. Кроме того, с авианосца могут подняться в воздух самолеты-заправщики (в американском флоте это переоборудованные для дозаправки в воздухе Super Hornets), чтобы гарантировать, что для посадки хватит топлива. Если же на «Кузнецове» нет такой возможности, необходим был запасной аэродром.

«Когда команды авианосца и палубных самолетов впервые выходят в море, они отрабатывают операции перенаправления прежде чем получить сертификат готовности к боевым операциям. Мы переходим к операциям перенаправления, если на авианосце обнаруживается серьезная неисправность, например, если работает только один реактор, — рассказал мне другой старший офицер морской авиации. — Обычно ситуация на кораблем которая может сделать рискованной посадку самолета на палубу, ведет к перенаправлению самолета, поэтому нужно держаться относительно близко к берегу — порядка 200 морских миль или около того».

Военно-морской флот США рассчитан на то, чтобы перебрасывать американских военных в любую часть земного шара, и во флоте разработаны способы гарантировать безопасность взлетов и посадок на авианосцы даже в открытом океане, вдали от наземных баз. «Режим операций в открытом океане позволяет авианосцу и самолетам осуществлять полеты в любом месте и в любое время, — сказал второй летчик. — Мы пользуемся танкерами для снабжения необходимым топливом, в том числе и аварийным запасом, если количество горючего в баках самолета опасно снизится».

В конце концов, вовсе не возраст кораблей и не достоинства их оборудования делают американский флот гигантской глобальной силой. Дело в качестве обучения моряков и летчиков и в глубокой продуманности операций. России нужно пройти очень долгий путь, прежде чем ее морскую авиацию можно будет сравнивать с американской.

util