Визит «Ревизорро» в московские кафе комментирует адвокат Сергей Бадамшин
 Трейлер к новому эпизоду «Ревизорро». Кадр: телеканал «Пятница»
7 December 2016, 20:19

Визит «Ревизорро» в московские кафе комментирует адвокат Сергей Бадамшин

«Закошмаренный бизнес, нищета и жадность»

Новый эпизод программы «Ревизорро» вызвал широкий резонанс: 5 декабря телеведущая Елена Летучая посетила известные московские кафе «Дети райка» и «Одесса-мама». На кухнях заведений посетители обнаружили антисанитарию и просроченные продукты; персонал и руководство кафе отнеслись к Летучей по-хамски. Пользователи социальных сетей разделились в мнениях о том, кто прав в конфликте между телеведущей и рестораторами.
Открытая Россия поговорила с адвокатом Сергеем Бадамшиным о том, насколько законны действия Летучей, имеет ли персонал право не пускать ее на кухню и похожа ли программа «Ревизорро» на постнашистские уличные движения типа «СтопХама».

Сергей Бадамшин. Фото: Евгений Курсков / ТАСС

Сергей Бадамшин. Фото: Евгений Курсков / ТАСС

― Сергей, вы, возможно, знаете, как построена передача: Елена Летучая предъявляет удостоверение, говорит, что по закону имеет право заходить на кухню, и, собственно, заходит. Дискуссия в социальных сетях развернулась вокруг того, насколько такое действие законно.

— Там ситуация достаточно хитрая. С одной стороны, Летучая может находиться в зале обслуживания ресторана, куда не ограничен доступ посетителей. А вот в подсобные помещения, где происходит приготовление пищи, ее могут не впускать — это частная территория. Но обратите внимание: она апеллирует к закону о СМИ, а дальше люди сами ее везде пропускают.

— То есть могли бы и не пропускать?

— Конечно! Пускать ее никто не обязан! Но там ведь заходит группа поддержки из физически крепких людей с уверенной речью. А те, кто им встречается, боятся камеры, не понимают, что происходит, и, видимо, думают, что, работая поваром, они зарабатывают деньги нечестным образом. И допускают их на свои рабочие места, потому что не понимают ни собственных прав, ни обязанностей. Нарушения, которые в итоге находит Летучая, связаны с этим же: персонал не ориентируется в санитарных нормах, сроках хранения и правилах обращения с продуктами. Это исключительно общая юридическая безграмотность.

— То есть если съемочной группе не разрешили заходить, а она все равно зашла в производственное помещение, это нарушение закона?

— Формально ― нет, но важно понимать, что это частная собственность, а значит, съемочную группу спокойно можно не впускать.

— Силой?

— Нет, журналистов трогать руками нельзя, как показал случай в Новосибирске, где Лайфньюс судился с Леонидом Волковым. Но просто закрыть дверь и не впускать телевидение — можно. Я не пойму другого: почему на предприятиях питания нельзя работать по закону? Я длительное время оказывал адвокатскую поддержку некоторым сетям общественного питания, поэтому знаю, как эта кухня выглядит изнутри: все нарушения, которые показывают в таких передачах, — от жадности и нищеты. Я знаю много предприятий где заходишь и удивляешься: «Ничего себе, у вас все соблюдается!»

Драка съемочной группы «Ревизорро» с сотрудниками кафе «Виктория» в Салехарде. Кадр: Youtube

Драка съемочной группы «Ревизорро» с сотрудниками кафе «Виктория» в Салехарде. Кадр: Youtube


Хочу обратить внимание, кстати, что многие регламенты уже устарели, а технические и санитарные нормы иногда могут противоречить правилам пожарной безопасности. Когда арендуешь небольшую площадь, соблюдать все эти нормы практически невозможно. Но эта передача докапывается до того, что, в принципе, можно соблюсти. В основном это вопросы соблюдения чистоты и хранения продуктов. Я вообще за то, чтобы между залом и кухней в ресторанах были стеклянные стены.

— То есть, такие программы, а также различные движения типа «СтопХам», например...

— Нет, не надо сравнивать одно с другим.

— Ну, они же действуют иногда не вполне законными методами ?

— Я не видел, чтобы Летучая действовала незаконно. Вот «СтопХам» — на грани хулиганства, они провоцируют людей на конфликт. Кроме того, стикеры, которые они наклеивают на автомобили, можно рассматривать как причинение ущерба автомобилю, хотя пока я о таких случаях я не слышал.

— А было еще, если помните, движение «Хрюши против», которые приходили в супермаркеты и разбрасывали там просроченные продукты, если удавалось их найти. По идее, они же нарушают закон, но при этом выявляют некачественную продукцию. Заниматься этим должны не они, но, если надзорные органы бездействуют, получается, что «Хрюши против» восстанавливают интересы граждан, пусть и незаконным путем. Насколько это в принципе допустимо?

— Есть государственные органы контроля и надзора, есть гражданское общество. Если не работают первые, им на помощь приходит второе, и иногда это выражается в появлении таких организаций, которые действуют по своему усмотрению и своим возможностям. Но одно противоправное деяние не может оправдывать другие противоправные деяния. При том, что еще неизвестно, что хуже. Те передачи, которые я смотрел на канале «Пятница», хитро и красиво обходят такие тонкости без нарушения закона.

Тут два момента: первый в том, что очень сложно соблюдать нормы, которые прописаны в законах. У нас бизнес закошмарен — коммерсант, который открыл кафе, заинтересован в том, чтобы максимально быстро «отбить» затраты — потому что в любой момент могут прийти с проверкой, или перекопать улицу напротив и перекрыть потоки клиентов, или принять новый закон, после которого придется закрывать заведение, или устроить «Ночь длинных ковшей» и вообще оставить без помещения.
Из этого растут нарушения, которые показывают в таких передачах. Они растут из нищеты и жадности. Хозяин такого кафе не будет тратиться на новую вытяжку, специальные холодильники или нанимать дипломированных, «подкованных» поваров. В итоге Летучая и другие передачи такого рода находят грязь, убрать которую много денег не нужно. Закошмаренный бизнес, жадность и нищета, связанная с тем, что бизнес хоть как-то пытается выкарабкиваться.

Но самое главное, что мы должны понимать: кроме интереса бизнеса, есть еще и интерес потребителя. Я приезжаю в Америку и точно знаю, что в ресторане я там не отравлюсь, потому что там очень жесткий спрос со стороны государственного контроля и судебной системы.

— А те же «Хрюши против» ставили во главу угла интерес потребителя.

— Как мне кажется, они ставили во главу угла свои интересы — общественные, политические и грантоедские. Вот и вся разница.

— Но они же действительно находили какие-то продукты просроченные.

— Если они находят такие продукты, то нужно сразу сообщать администрации и в контролирующие органы, но не устраивать провокаций.

util