«Вот оно, достояние!» ― Русская порода лошадей может исчезнуть
 Фото: Екатерина Вулих
10 December 2016, 15:20

«Вот оно, достояние!» ― Русская порода лошадей может исчезнуть

Старожиловский конезавод под Рязанью практически разрушен

Здания Старожиловского конного завода (копии императорских конюшен в Петергофе) практически разрушены, маточное ядро русской верховой выставлено на продажу, к лету 2017 года конюшни должны быть освобождены от лошадей. Старые сотрудники просят помощи у государства, но пока никакого ответа нет.
Уникальный комплекс конезавода, построенный в 1893 году по заказу барона фон Дервиза, нуждается в срочном капитальном ремонте. В 2013 году упала декоративная башня и проломила часть крыши, весной 2016 года случилось второе обрушение: сейчас в крыше манежа две сквозные дыры. В последний раз текущий ремонт крыши проводился в 90-х годах прошлого столетия. Как рассказал Открытой России начальник конюшни Владимир Фролов, сейчас на ремонт манежа потребуется не менее 60 млн. рублей. Но вкладывать такие деньги в памятник архитектуры федерального значения никто не спешит.
Русская верховая порода, выведенная в конце XVIII века графом Алексеем Орловым, до революции носила название орлово-ростопчинской, затем была переименована большевиками. Во время Великой Отечественной войны лошадей Старожиловского конезавода эвакуировали на Урал, но по дороге часть утонула в Оке, а те, что выбрались на берег, попали под бомбежку.

Фото: Екатерина Вулих

Фото: Екатерина Вулих

Тогда уцелело лишь несколько животных, порода почти вымерла. Однако с конца 70-х годов прошлого столетия специалисты Тимирязевской академии взялись за ее восстановление. Успешная селекционная работа и уникальные качества породы привели к тому, что две лошади русской верховой были включены в состав Олимпийской сборной Советского Союза, побеждали на многих международных соревнованиях в таких дисциплинах, как выездка и конкур. Сейчас порядка 20 лошадей Старожиловского конезавода служат в Кавалерийском эскорте Президентского полка. Но сама порода снова может исчезнуть.
«Одно время контрольный пакет акций принадлежал частному лицу, которое распродало почти все хозяйство по частям. В том числе, были проданы пастбища и луга, а что за конезавод без своих кормов и соломы? Лошади тоже принадлежат частному лицу, но приносят только убытки. Получается, конезавода как такового, уже нет, есть некое учреждение, имеющее лошадей. Я более 10 лет кричу о том, что мы теряем уникальную породу и уникальный архитектурный комплекс, прошу помощи у депутатов, меценатов, чиновников всех уровней. Писал на „Прямую линию“ с президентом — мне пришла непонятная отписка. Мы можем стать центром российского туризма, но для этого требуется вложить деньги. С этим никто не спешит, а с каждым днем комплекс разрушается», — рассказывает Владимир Фролов.
Большинство зданий, входящих в комплекс охраняемого государством конезавода, уже давно стали необитаемыми. Водонапорная башня и мастерские закрыты, в них продолжается процесс разрушения. Винный погреб и каретный двор при советской власти были оборудованы и отданы под жилье, но сейчас и они расселены по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Местные жители утверждают, что строения были крепкими, нуждались только в косметическом ремонте внутри помещений и капитальном ремонте крыши. Теперь же, после их расселения, строения облюбовали вандалы: они уже разбили стекла, вынесли все конструкции, представляющие интерес для пунктов приема цветных металлов, разобрали водопровод.
Еще весной этого года сотрудники конезавода надеялись на перемены к лучшему, которые якобы должны были произойти, как только комплекс будет передан с баланса регионального Госкомимущества в ведение Министерства культуры РФ. К лету передача состоялась, представители Минкульта побывали в конезаводе и вынесли решение: здания аварийные, находиться в них опасно для жизни, поэтому к весне 2017 года помещение должно быть освобождено. После чего будет проведен аукцион, по итогам которого победитель, приобретая объект по «льготной» ставке «аренда за 1 рубль», «будет обязан в нормативные сроки обеспечить подготовку проектной документации и осуществить реставрацию объекта».

Фото: Екатерина Вулих

Фото: Екатерина Вулих


«Как только мы отсюда съедем, здание тут же растащат до последнего гвоздя. Да и переезжать пока некуда. И об этом думаем, и о том, как бы зиму пережить: судя по прогнозам, она будет суровой, а отопления в конюшнях нет который год. За маток и жеребят страшно, в прошлом году они часто болели, а это может сказаться на общем состоянии здоровья в будущем», — переживает начальник конюшни.
По словам сотрудников конезавода, помощь требуется сейчас, безотлагательно. Здания рассыпаются, лошадей ставить некуда. В следующем году может быть поздно.
«Сейчас много говорят о российской культуре, истоках, достоянии. Вот оно, достояние, в самом центре России, только не нужно никому. С каждым днем мы приближаемся к тому, что восстанавливать уже будет нечего», — подытожил Фролов.

util