Как пенсионер из Самары борется за право выходить из дома 


 Валерий Симонов около своей калитки, которую заделали забором. Автор: Екатерина Аверьянова
13 Декабря 2016, 14:18

Как пенсионер из Самары борется за право выходить из дома

Застройщики многоэтажки перегородили жильцам частного дома выход на улицу

В центре Самары на улице Пушкина семья Симоновых уже два года не может свободно выйти из своего частного дома на улицу. Их прозвали «замурованными людьми»: чтобы попасть в дом, им приходится сначала перелезть через метровый забор, который поставили впритык к их калитке, а затем спуститься по ступенькам из кастрюль и поддонов. В 2015 году землю, через которую проходила дорожка от участка к улице, купил и оградил застройщик. Валерий Симонов рассказал Открытой России о том, как он безуспешно пытается доказать незаконность стройки, лишившей его выхода с участка.

70-летний пенсионер уже обращался к прокурору района, заместителю прокурора города, писал президенту России Владимиру Путину, обращался к депутату Александру Хинштейну, но все безрезультатно. 8 декабря состоялось очередное судебное заседание, в котором пенсионер хотел признать незаконным предоставление земельных участков застройщику, но суд ему отказал.

Дом Симоновых построен в 1965 году. На участке нет водопровода, поэтому воду нужно носить в ведрах от ближайшей колонки. Теперь ведра с водой приходится передавать через забор. С продуктами то же самое — стараются закупить как можно больше. Каждый раз Симонов боится, что упадет, перелезая через забор, — иногда у него кружится голова и сводит ноги.

Баннер о голодовке, установленный летом на доме Симонова. Фото: bigvill.ru

Баннер о голодовке, установленный летом на доме Симонова. Фото: bigvill.ru

На доме Симоновых висит ярко-красный плакат с надписью: «Выхода из дома нет. Вынуждены объявить голодовку. Факт произвола самарских властей». Баннер повесили 1 июня 2016 года, и начали голодать всей семьей. Продлилась эта акция одиннадцать дней.

«11 июня я встал с постели и грохнулся на пол. Представляете, руки уже ничего не держали, — рассказывает пенсионер. — Вызвали скорую помощь. Мы думали, что будем держать голодовку как Надежда Савченко, но здоровье уже не то. После этого ко мне приезжали двое мужчин из областной администрации, стали меня расспрашивать, а заодно попросили снять плакат. Я отказался, ответил, что как будет выход из дома — так сразу сниму. Мне пообещали поднять этот вопрос, но на этом, видимо, все закончилось».

Конфликт между Симоновыми и компанией-застройщиком «Стройиндустрией» начался 8 июня 2015 года, когда пенсионер получил уведомление без обратного адреса и телефона с требованием в срочном порядке убрать имущество с соседнего участка. На следующий день представители застройщика приехали устанавливать заграждения. Однако вместе с рабочими приехал участковый, который запретил ставить забор. Спустя месяц женщину, которая жила на участке под застройку, отселили, и после этого рабочие вновь начали строить забор.

«Я стал возмущаться — как же из дома выходить? Приехала полиция, меня забрали в участок, а когда я вернулся, забор уже стоял. В полиции меня спросили, почему я мешаю стройке — ведь эта земля находится в собственности застройщика. Почему-то все забывают, что стройка законна только в том случае, если она не нарушает права других граждан. Полиция и все остальные, видимо, читают только первый пункт 209 ст. ГК РФ („Содержание права собственности“. — Открытая Россия), где собственник имеет право владеть и распоряжаться своей землей, а о втором пункте, где говорится о необходимости соблюдать права других граждан, никто не знает».

В 2014 году бывший министр строительства Самарской области Алексей Гришин издал приказ, после которого несколько земельных участков, граничащих с участком Симонова, передали бесплатно в собственность ООО «Строй-Ком» для решения проблемы обманутых дольщиков. Вместо строительства дома компания продала участки пенсионерке Степановой, а затем у нее их перекупила ООО «Стройиндустрия», юридический адрес которой находится в поселке Добринка Липецкой области. Участки продали всего по миллиону рублей за каждый, хотя из договора купли-продажи следует, что их кадастровая стоимость составляет около 13 и 17 млн рублей.

Владелец «Стройиндустрии» Александр Кузнецов знаком семье Симоновых с 2005 года. Кроме «Стройиндустрии» он владеет компанией «Время Плюс», которая строила 10-этажный дом в шести метрах от их участка. Пенсионер рассказывает, что им уже приходилось встречаться в суде:

«Работники постоянно переносили строительные материалы краном над нашим участком. Они переносили на крюке емкость с цементом, в это же время моя жена возвращалась из магазина — этот цемент упал ей на голову. Мы сразу пошли в больницу, где врачи признали у нее сотрясение головного мозга. Мы подали в суд на „Время Плюс“, после чего нам выплатили всего лишь 3 тысячи рублей. Как я потом узнал, разрешение на строительство этой компании выдали лишь спустя два дня после инцидента с моей женой, хотя в это время строители заканчивали работу над 8 этажом.

В 2005 году несколько домов, расположенных на территории будущей стройки, сгорели. Когда дом стоит нормальный, он денег стоит, а когда сгорел, то что дадут, тому и будьте рады. Например, семья, дом которой сгорел во время прошлой стройки, до сих пор живет в переселенческом фонде».

Через неделю после установки забора здоровье жены Симонова — Тамары Борисовны — ухудшилось. Она перестала спать, ей мерещились люди вокруг дома, болела голова. Врачи диагностировали сужение сосудов головного мозга.

«Я связался с участковым врачом-психиатром, который пообещал прийти утром 15 июля. У нас был проем в заборе, в который мог пролезть врач, но тут я увидел, что и его забивают. Просил строителей подождать пару дней, но они отказались. Вечером 14 июля я сделал небольшой проход в заборе, но к утру все уже было заделано обратно, врач через забор не полез». Семья Симоновых смогла отвезти женщину в Самарский психоневрологический диспансер, где им дали заключение, что женщине необходима медицинская помощь, но так как доступа к дому нет, врачи ничем помочь не могут, рассказал пенсионер. Через четыре месяца Тамара Симонова умерла.

Автор: Екатерина Аверьянова

Автор: Екатерина Аверьянова

Попытка сделать проем в заборе не прошла незамеченной: застройщик подал в суд и потребовал возместить материальный ущерб на сумму 30 тысяч рублей. В итоге суд обязал Симонова выплатить 19 800 рублей.

«Штраф стали снимать с моей пенсии. Я получаю пенсию как участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Сейчас на меня повесили еще один штраф в 15 тысяч рублей, который присудили за какое-то имущество, которое якобы мешало строительству. Это решение я сейчас оспариваю в суде», — добавил Симонов.

У пенсионера есть решение федерального суда, устанавливающее, что дорожка от участка до улицы является землей общего пользования — сервитутом. Согласно ст. 11.8 п. 5 Земельного кодекса РФ сервитуты всегда сохраняют свои границы вне зависимости от перераспределения земельных участков, на которых они расположены — то есть застройщик не может ограничивать доступ к улице с помощью забора.

Недавно Комиссия Самарского УФАС признала предоставление участков под застройку незаконным — чтобы участвовать в конкурсе, компания должна иметь опыт работы не менее пяти лет. Это основное требование, которому «Строй-Ком» — первоначальный владелец участков — не соответствует.

Юрист компании «Время Плюс», чей директор владеет и «Стройиндустрией», Анна Иванова считает, что Симонов неверно понимает ситуацию: «Сейчас идет процесс получения разрешительной документации на строительство, но стройка однозначно будет продолжаться. У Симонова неверное понимание ситуации — сделки незаконными не признавались, решение УФАС обжалуется Минстроем. Мы добросовестно приобрели эти участки. УФАС обнаружило какие-то формальные нарушения в действиях министерства, но это просто внутриведомственное разбирательство государственных органов. Так уж получилось, что в ходе конкурса были допущены какие-то формальные нарушения. В качестве акта доброй воли мы предлагали Симонову помочь сделать выход с участка, но он отказался. Видимо, у него какие-то другие цели».

Симонов пытался договорится с председателем ТСЖ, чтобы сделать выход через соседний участок, но председатель это делать запретила.

В ближайшее время пенсионер планирует добиться встречи с прокурором Самарской области, так как уверен, что участок под строительство, из-за которого он остался без выхода из дома, предоставлен застройщику незаконно. Последней инстанцией, по мнению пенсионера, будет генеральный прокурор России.

util