Криминализация и дискриминация. Как бороться с ВИЧ-эпидемией
 Работа мобильного пункта экспресс-тестирования на ВИЧ в Екатеринбурге. Фото: Донат Сорокин / ТАСС
14 Декабря 2016, 20:02

Криминализация и дискриминация. Как бороться с ВИЧ-эпидемией

Минздрав готовит комплексную программу борьбы с распространением ВИЧ

В конце октября премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал стратегию противодействия ВИЧ в России, которая, по мнению экспертов и пациентских сообществ, была сырой и лишенной конкретики. Сейчас ведомство дорабатывает программу. В среду, 14 декабря, прошли слушания о реализации стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекций в России до 2020 года.

Согласно плану борьбы с инфекцией, сдерживать распространение ВИЧ будут несколькими методами: профилактика и информирование населения, активная работа над выявлением носителей вируса, диспансерное наблюдение за ними и лечение антиретровирусной (АРВ) терапией, снижение дискриминации ВИЧ-инфицированных.

В рамках стратегии предусматривается работа НКО с наркопотребителями, секс-работниками и другими группами риска. Для этих организаций будет разработан перечень услуг по противодействию распространению ВИЧ.

Среди других предложений — снижение дискриминации людей с ВИЧ, снятие с них правовых ограничений, например, на усыновление ребенка или на прохождение процедуры ЭКО.

По словам директора фонда помощи ВИЧ-инфицированным «СПИД.ЦЕНТР» Антона Красовского, Минздрав серьезно намерен решать проблему ВИЧ. Ведомство совместно с экспертным сообществом выработало план реализации стратегии, и теперь все упирается в желание и готовность властей к сотрудничеству. Красовский рассказал об итогах этой встречи.

Директор фонда помощи ВИЧ-инфицированным «СПИД.ЦЕНТР» Антон Красовский. Фото: Дмитрий Смирнов / Facebook

Директор фонда помощи ВИЧ-инфицированным «СПИД.ЦЕНТР» Антон Красовский. Фото: Дмитрий Смирнов / Facebook

— В ходе слушаний были ли какие-то здравые предложения?

— Они были, и многие из них исходили от нас. Реальных, настоящих предложений было два. Одно из них зафиксировано в протоколе изначально — это предложение адвоката Константина Добрынина по декриминализации ВИЧ и вывода этой аббревиатуры из уголовного кодекса, об упразднении статьи 122 УК РФ («Заражение ВИЧ-инфекцией») и ее объединении со статьей 121 («Заражение венерическими заболеваниями»). На это министерство здравоохранения предложило убрать эти две статьи и добавить эту норму в статьи про причинение вреда здоровью. Это гораздо более радикальное предложение, нас это обрадовало. Мы не ожидали такого подхода министерства.

Второе предложение было лично моим — об организации пилотного проекта «Центральный эпидемический кластер», который бы развивался на базе Подмосковья. Ведь кто-то должен взять на себя удар эпидемии в той группе, которую столица не обслуживает — это временные переселенцы, внутренние мигранты, не граждане России, которые живут с ВИЧ на территории страны. Основная масса этих людей сконцентрирована в Москве и Подмосковье, где проживают более 20 млн человек.

Вирусу, эпидемии все равно, где проживает человек. Поэтому и нам должно быть все равно, где люди прописаны. Для окружающих гораздо более опасен иностранный гражданин, который может вокруг себя перезаражать десяток людей, а его при этом никто даже не поставит на учет и не возьмет у него анализ крови на вирус.

Недавно руководитель Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом Алексей Мазус объявил цифру в 83 тысячи выявленных с ВИЧ людей только по Москве. Из них с московской пропиской и стоящих на учете — около 40 тысяч. То есть половина не встает на учет.

Мы хотим, чтобы страна помогла нашему большому региону с этой проблемой. Поэтому мы предлагаем Подмосковье в качестве пилотного проекта.

Третье предложение касается протоколов и изменений законодательства по обеспечению паллиативной помощи для людей, которые живут с ВИЧ. Например, несколько клиентов нашего фонда были отправлены нами в Первый московский хоспис, потому что хосписы по их прописке не принимали людей с ВИЧ. Связано это с тем, что не существует какого-то законодательного акта, который бы обязывал все хосписы брать людей с этой инфекцией.

На слушаниях Минздрав вел себя максимально продуктивно. На этой встрече то, что говорилось представителями Минздрава, было очень здраво. Но что из этого реально получится, мы пока не знаем.

— Поднимался ли вопрос финансирования проектов?

— Поднимался, но проблема в том, что эта тема не входит в компетенцию Минздрава и социального блока. Мы знаем, какое количество денег будет в следующем году на закупку лекарств. Централизованным образом из федерального бюджета выделят 17 млрд рублей.

Мобильный пункт медицинской профилактики, где можно сдать тест на ВИЧ-инфекцию и СПИД. Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Мобильный пункт медицинской профилактики, где можно сдать тест на ВИЧ-инфекцию и СПИД. Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Еще несколько млрд рублей пойдут из региональных бюджетов. Как заверила директор департамента лекарственного обеспечения Елена Максимкина, денег в региональных бюджетах достаточно, и рекомендации Минздрава для регионов так отчетливы, что оттуда тоже должна выделяться какая-то существенная сумма. Регионы, которые мы наблюдаем (Москва, Подмосковье, Санкт-Петербург), выделяют дополнительно много средств на закупку лекарственных средств.

— И этих денег должно хватить? Не будет недостатка лекарств?

— Этих средств точно хватит, если их правильно перераспределить. Я все время говорю, что в России проблема не в деньгах, а в том, как их тратят. Если их распределить должным образом, если продолжать разговаривать с производителями о цене и локализовывать производство, если лечить правильно, то у медиков будет больше возможности поставить людей на терапию.

По некоторым регионам видно, что ситуация улучшается. В других регионах бывают разные ситуации. Например, там может быть очень много нуждающихся в лечении людей, как на Урале. Если речь идет о наркопотребителях, то они часто прерывают терапию, потом снова ее начинают, возникает резистентность. Регионы сразу сажают их на вторую линию, Минздрав противится этому. Но, я надеюсь, эти вопросы будут решать в рамках диалога ведомства и региональных центров. Пока мы этого взаимопонимания не видим, а наблюдаем только репрессивные меры со стороны Минздрава, которые мне кажутся несправедливыми.

— Как сообщал «Коммерсантъ», среди методов профилактики заболевания ВИЧ будет пропаганда семейных ценностей. На слушаниях об этом упоминалось?

— Ничего подобного не обсуждалось. Это какая-то чисто московская тема, с которой гастролируют по стране. На самом деле, в профессиональном сообществе не обсуждаются никакие традиционные ценности. Это может упоминаться в рамках какого-то популистского спора на радиостанции, но когда речь идет о профессиональном собрании, такой ерунды на них нет.

Обсуждалось, что надо перераспределять деньги с первичной профилактики и рекламы (несколько сотен млн) на профилактику вторичную и третичную — внутри конкретных групп и людей, уже живущих с ВИЧ.

Надо работать на дестигматизацию, надо доказывать, что люди с ВИЧ такие же, как и все остальные. Надо делать так, чтобы дети, живущие с ВИЧ, могли свободно и беспрепятственно иметь доступ к медицине, школам и детским лагерям — на все это и должны быть направлены такие целевые программы.

— Обсуждался ли вопрос усыновления детей людьми с ВИЧ-инфекцией?

— Это обсуждалось, и это еще одно наше предложение. Мы почти год готовили эти поправки, потому что такие вопросы регулируются подзаконными актами. Люди, которые живут с ВИЧ, должны иметь равные с другими людьми возможности усыновить ребенка с ВИЧ или без ВИЧ.

Отделение для реабилитации детей с ВИЧ-инфекцией в Санкт-Петербурге. Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Отделение для реабилитации детей с ВИЧ-инфекцией в Санкт-Петербурге. Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Если человек проходит терапию и у него подавленная вирусная нагрузка, то его шансы дожить до старости такие же, как и любого другого человека. Если учитывать нынешнее отношение в России человека к здоровью, нерегулярное обследование россиян, то человек с ВИЧ, возможно, имеет в плане здоровья даже некоторое преимущество, потому что он вынужден несколько раз год проходить довольно тщательное обследование.

— Вы перечислили очень много предложений, они все масштабные. Какие из них уже в ближайшее время могут начать работать, и при этом работать эффективно?

— Я точно уверен, что все юридические тонкости будут решены, потому что это обоюдное желание и с нашей стороны, и со стороны министерства. У Минздрава даже более радикальные предложения, чем у нас.

Документы — это первое, что волнует российского чиновника, и Минздрав умеет работать в этом вопросе. Они уже все проработали, и у нас есть даже парламентские возможности, чтобы поддержать министерство здравоохранения.

Я не сомневаюсь, что в 2017 году все эти проекты законов уйдут в парламент. Я очень надеюсь, что будет принята пилотная программа про центральный кластер в Подмосковье, если будет желание региональных властей пойти на встречу.

util