Антону Носику уточнили приговор
 Адвокат Сергей Бадамшин и Антон Носик (слева направо) в Мосгорсуде, 15 декабря 2016. Фото: Полина Немировская / Открытая Россия
15 Декабря 2016, 18:50

Антону Носику уточнили приговор

Мосгорсуд частично удовлетворил апелляцию обвиняемого в экстремизме блогера

15 декабря Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу на приговор блогеру Антону Носику. Ранее Пресненский городской суд Москвы признал его виновным по ч. 1 ст. 282 УК РФ за пост в Живом Журнале «Стереть Сирию с лица Земли».

«Если Вы считаете, что я своей жизнью, трудом, общественной деятельностью не заслужил на шестом десятке лет клеймо уголовника — то просто оправдайте меня. А если считаете, что заслужил — не идите на поводу у Вовы Соловьева и его гостей, требовавших каких-то символических полумер, мы же взрослые и серьезные люди, не боимся ни начальства, ни друг друга, ни Мосгорсуда. Назначьте, пожалуйста, реальный срок», — говорил Носик в своем последнем слове. Суд к нему не прислушался и оштрафовал на 500 тысяч рублей.

Сегодня заседание началось с короткой перепалки между Носиком и судьей. Председательствующему не понравилось, что подсудимый находился в зале суда в кипе.

— Антон Борисович, головной убор, наверное, снять надо. Мы в помещении все-таки.

— Это религиозное. Я еврей.

— А мы в России. Если бы мы были в Израиле...

— Убор отражает почтение к Богу.

— Хорошо. Все равно это ни на что не повлияет.

Адвокат Носика Сергей Бадамшин ходатайствовал о приобщении и изучении экспертизы Щербака по результатам культурологического исследования (47 страниц анализа фразы «Х***ь, Владимир Владимирович, ковровыми, be my guest») и о повторном изучении другой экспертизы — уже государственной. Прокурор выступил против, сославшись на то, что экспертиза Щербака «носит предположительный характер», а государственную уже исследовали. Суд встал на сторону обвинения, отказав Бадамшину в обоих ходатайствах.

Затем председательствующий зачитал саму апелляционную жалобу. Защита обосновала незаконность приговора несколькими аргументами: разъяснением Верховного суда о том, что под антиэкстремистское законодательство могут попадать только призывы к конкретным действиям, а не суждения; тем, что понятие «социальная группа сирийцы» некорректно и введено экспертом; само понятие «Сирия» для Носика — комплекс негативных переживаний, а не территория.

«В ходе допросов Носик неоднократно заявлял, что не имел цели вызвать вражду к кому-либо... В обвинительном заключении нет указания на конкретные фразы... Необходимо доказать, что именно испытывал Носик — ненависть или вражду... В ходе судебного следствия обвинение не предъявило ни одного сирийца, которого бы задели слова Носика», — зачитывал судья. Защита попросила прекратить дело в связи с отсутствием состава преступления, приговор — отменить, а Носика — оправдать.

Кроме того, у адвоката были и формальные претензии к вынесенному приговору: Бадамшин обратил внимание на то, что блогера судили по некорректной редакции федерального закона, ухудшающей его положение, а суд вышел за пределы судебного разбирательства, замазав в приговоре звездочками слово dolboeb (адрес ЖЖ Носика. — Открытая Россия).

Минуя чтение материалов, стороны перешли к прениям. Бадамшин обратил внимание прокурора на самую первую экспертизу по делу, которая не нашла ни в тексте Носика, ни в его выступлении на «Эхе Москвы» признаков унижения или возбуждения ненависти в отношении представителей какой-либо группы. В остальном адвокат кратко повторил доводы апелляции. Носик заявил, что экспертизы по его делу никто не читал, иначе бы обвинений ему не предъявляли: «Три эксперта не увидели никакого экстремизма в моих текстах. Я с ними согласен. Мой блог существует уже 16 лет и несет людям добро. Почему какие-то заочные обвинители уже начинают рассматривать мой блог как орудие? Я 50-летний отец семейства. Я что, экстремист, я уголовник, я похож? Эти три абзаца — то, за что меня можно отправить на два года в колонию, как того хотела прокуратура? По-человечески подумайте над этим вопросом».

Прокурор выступил против апелляции: приговор обоснован, вина доказана, в жалобе отказать. Тем не менее он согласился с тем, что судья Пресненского суда применил неверную редакцию 282 закона.

После этого Носику предоставили последнее слово. Он пообещал сэкономить время суда и заявил, что все исследованные доказательства вины — это то, что он написал пост в ЖЖ и был в эфире «Эха Москвы», а это он никогда не отрицал. «Прокуратура просила дать мне два года за то, что я ходил на „Эхо Москвы“», — резюмировал он.

По итогам заседания, суд удовлетворил апелляцию частично: отменил подписку о невыезде, уточнил отчество Носика в вводной части приговора и переквалифицировал статью на предыдущую редакцию федерального закона, снизив штраф до 300 тысяч рублей. «Мы будем обжаловать приговор и дальше, — прокомментировал решение Мосгорсуда Носик. — Будет предпринята вся последовательность действий по доказательству моей невиновности. У гособвинения советская система — ты виноват, потому что мы тебя обвиняем. Никто так и не предоставил конкретных фраз, за которые меня судят».

util