Последнее слово Варвары Карауловой на суде 
 Варвара Караулова во время заседания Московского окружного военного суда. Фото: Василий Кузьмиченок / ТАСС
21 December 2016, 12:32

Последнее слово Варвары Карауловой на суде

«Я уже достаточно наказана за свою глупость»

Сегодня, 21 декабря 20-летняя студентка МГУ Варвара Караулова, обвиняемая в попытке присоединения к ИГИЛ, запрещенному в России, выступила в суде. Открытая Россия публикует расшифровку последнего слова Варвары Карауловой, которую обвинение просит приговорить к пяти годам колонии общего режима.

Первым делом я бы хотела сказать, что я — не террористка и никогда не хотела ею стать. Это моя основная мысль. Никогда не хотела причинить зло или вред другим людям. Никого не хотела взрывать, не готовилась к этому, специальной подготовки у меня никакой нету. Пострадала от этого всего я сама. Я прекрасно это понимаю, я осознавала это после того, как меня остановили на границе, в миграционном центре. Все это было большой ошибкой, поэтому я вернулась домой сама, добровольно из Турции. Несмотря на то, что год я провела в СИЗО, я все равно рада, что обстоятельства сложились именно так. По крайней мере, я жива-здорова, и у меня в любом случае есть будущее сейчас.

Я бы хотела поблагодарить родителей, спецслужбы, бога или судьбу... Даже не знаю, как сказать.... За то, что вот все сложилось именно так. Даже больше чем поблагодарить, я бы хотела извиниться. Я действительно понимаю, насколько я виновата. Ну просто... Не перед законом, а перед родителями, перед самой собой. Я понимаю, что родители меня простили, потому что они меня любят, какой бы я ни была, но я сама простить себя не могу. Я не знаю, сколько раз мне нужно извиниться, что нужно сделать, чтобы это чувство вины прошло. Все это было ошибкой.

Я думала этим поступком, побегом из дома, который обычно происходит у всех в 13-14, а у меня вот так вот в 19... Все это тяжело слишком. Все это стараюсь воспринимать как опыт, чтобы не совсем себя поедать из-за этого. Такой опыт много мне дал. В первую очередь много поразмыслить. Такого опыта никому не пожелаю. Мне однажды сказали, что дети слишком поздно понимают, насколько они любят своих родителей. В этот год у меня было очень много времени чтобы проанализировать причину моего отчаянного состояния 2015 года.

Я поняла ― это правда. Может, кто-то это сейчас услышит, задумается.
На самом деле, я сейчас удивляюсь, что в мае 2015 года мои проблемы казались настолько тупиковыми, а ситуация настолько беспросветной, что мне не пришло в голову ничего лучше, чем вот так сломать свою жизнь.

В августе на фоне жуткой депрессии и одиночества лечение от этого всего я искала не в родных, а у абсолютно чужого человека, который мне все это время врал, на протяжении этих лет, и откровенно меня унижал все эти годы. Не самый достойный человек.

Хочу подчеркнуть, что наше общение шло не как с участником какой-то организации, а как с человеком, которого я любила. Организация для меня абсолютно была чем-то второстепенным и неважным. Я абсолютно согласна с тем, что любовь эта была больная и неадекватная. В сентябре я поняла, что надо с этим справляться и бороться. Я проводила аналогию с алкоголизмом. Это какой-то первый шаг к излечению. Благодаря судьбе я поняла, что с этим надо бороться, сама бы не справилась, поэтому обратилась к родителям. Мы обсуждали разные варианты, решили убрать от меня сеть. Сеть стала для меня искусственным барьером для общения. Я хотела перевернуть эту страницу, рассчитывая, что все это закончится.

Я уже давно не общалась с ним, и все это должно было закончиться. Для меня это важно, что в то время не было никаких терактов. В Европе точно никаких событий не было. Первое событие ― странная ирония судьбы, если можно такие аналогии проводить, ― первая трагедия произошла, когда я уже была в Лефортово. В этих же числах моя мама летела в Египет.

Люди, которые совершают такие преступления, у них нет ничего святого. Это не поддается пониманию человеческому. Это к исламу отношения не имеет. Терроризм не имеет отношения к исламу. Эта религия не проповедует ни жестокости, ни насилия. А эти люди творят страшные вещи. Из-за одних людей создается ощущение, что все мусульмане террористы, а это абсолютная неправда, мусульмане и террористы — это не синонимы. Не могу точно говорить, но предполагаю, что все мусульмане мира ненавидят их гораздо больше, чем все остальные.

Потому что из-за этих убийц всех их воспринимают как террористов и все преступления приписывают им. На самом деле, я надеюсь, что люди, которые имеют отношение к ИГИЛ, те, которые там воюют, перешли моральный рубикон, переступили через себя, через свои ценности, ― они одумаются, и от этого всего откажутся. И чем больше будет таких людей, тем скорее закончится этот кошмар, и весь мир вздохнет с облегчением. Это наконец-то закончится...

В этот год у меня было очень много времени, чтобы проанализировать причину моего отчаянного состояния 2015 года. Много там было всего намешано, но, в первую очередь, это ― мой эгоцентризм: я зациклилась на себе, своих проблемах, переживаниях и все в голове крутилось только вокруг этого.

Это было неправильно. Надо вылезать из своей раковины и смотреть реально на жизнь и видеть ее такой, какая она есть, а не такой, какой хотелось бы. Жить ради других, а не ради себя. Я очень хочу оставить всю эту историю в прошлом. Чтобы меня не называли за глаза шахидкой и террористкой. Это звучит обиднее, чем просто какие-то оскорбления. Я осознала свои ошибки, свою глупость и, кажется, уже достаточно за это наказана.

Я просто хотела бы учиться, работать, помогать людям, своей семье, ― в идеале, своей стране, России. Пока я здесь, мой долг в неволе сделать все, что я могу. И в конце я бы хотела поблагодарить суд за внимательное отношение к делу.

util