Владимир Бортко об афганской войне, романе «Это я — Эдичка» и либералах
21 Декабря 2016, 22:35

Владимир Бортко об афганской войне, романе «Это я — Эдичка» и либералах

«Я не знаю, похож ли я на Шарикова»

Автор экранизации булгаковской повести «Собачье сердце» режиссер Владимир Бортко начал работу над фильмом о войне на Донбассе «Убийство городов» по книге Александра Проханова. Правда, в производство эта лента пока не запущена — режиссер сосредоточен на своей работе в Государственной Думе. Он член КПРФ и, по его словам, эта партия — единственная, кто последовательно отстаивает права русского народа. О коммунизме, Сирии и альтернативных сценариях Афганской войны с Бортко поговорил Сергей Простаков.

— В начале девяностых у вас вышел фильм «Афганский излом» о выводе советских войск из азиатской страны. В начале нулевых вы были продюсером сериала о Второй чеченской войне «Честь имею». Сейчас вы собираетесь снимать фильм «Убийство городов» о войне на Донбассе. Почему вы с завидной регулярностью обращаетесь к теме войны?

— С завидной регулярностью к ней обращается моя страна. А поскольку я гражданин своей страны, то не могу себе позволить оставаться в стороне. Я пытаюсь в силу своих способностей высказывать мнение по этому поводу.

— Почему все-таки вам интересны войны, которые страна ведет прямо сейчас? Почему вы почти не обращаетесь к войнам прошлого?

— А вот тут спросите уже у тех, кто этого сделать не пытается. Для меня это естественно.

— Как у вас менялось отношение к самому феномену войны?

— С возрастом многие вещи начинаешь пересматривать. Когда я снимал «Афганский излом», то об этой войне вообще никто не говорил. Именно поэтому мне было важно снять о ней фильм. Другое дело, что мне тогда были непонятны цели этой войны. Сейчас я бы совсем по-другому рассказал о ней. Я не отказываюсь от сюжета этого фильма, но теперь мне стали понятнее многие вещи.

— Какие?

— Мы в Афганистане немножечко недовоевали.

— Эту войну можно было выиграть?

— Безусловно.

— Не кажется ли вам, что из-за того, что наше общество не хочет осмысливать до конца опыт современных войн, мы раз за разом в них ввязываемся?

— Мы не ввязываемся. Это серьезный вопрос. И вот на него я готов ответить коротко на минут этак сорок. Но это отдельная тема. Свой вопрос адресуйте тем, кто не хочет снимать фильмы о современных войнах и искать ответы на них. Я действую прямо противоположным образом.

— Значительная часть вашей жизни связана с Украиной. Вы много снимали по Михаилу Булгакову, уроженцу Киева, по Николаю Гоголю. Можно сказать, что в вашем творчестве есть «украинская тема»?

— Она присутствует как южная часть «русской темы». Для меня Украины отдельно от России не существует.

— А отношение к Гоголю и Булгакову с годами поменялось?

— Оно у меня никак не менялось. Я рад, что мое мнение совпадает с мнением Гоголя. Сами почитайте «Тарас Бульбу» и все поймете.

— Как известно, у «Тараса Бульбы» было два варианта. Одна романтическая разбойничья, а другая — патриотическая и русская. Как вы относитесь к расхождению в этих трактовках?

— Я беру последнюю, которую сам Гоголь считал канонической.

— Существует расхожее утверждение: страной правят «шариковы». Вы это мнение когда-нибудь разделяли?

— Никогда не разделял и всегда относился отрицательно к тем, кто так считал. Я себя ассоциирую со своей страной. Я не знаю, похож я на Шарикова или нет. Если похож, то не стреляйте в пианиста — он играет как умеет. Я всего лишь не отделяю себя от своего народа и страны.

— Как член КПРФ считаете ли вы левую идею актуальной для России?

— Левая идея скорее актуальна в Европе, чем в России. Самое поразительное, что все завихрения европейской политики в основе имеют левую идеологию. Но я в КПРФ еще и потому, что эта партия наиболее последовательно отстаивает права народа, к которому я принадлежу, то есть русского народа. Я русский, поэтому в КПРФ. Ну и еще я полностью солидарен с Карлом Марксом, который сказал, что если капиталист видит 300% прибыли, то нет такого преступления, на которое он бы не пошел. Спросите у господина Ходорковского — он подтвердит правоту Маркса.

— Вам не кажется, что сейчас власть использует идеи, о которых КПРФ чуть ли не в одиночку говорила на протяжении всей своей постсоветской истории, особенно в отношении русского народа?

— Я пытаюсь сделать то, что я хочу. Не знаю, насколько мне это удается. Сейчас после выборов у нас в партии произойдут достаточно крупные изменения в составе и ее программе.

— Можете обрисовать их контуры?

— Нет. Это партийная тайна!

— Какова будет фабула «Убийства городов»?

— Фильм будет состоять из двух частей. Во-первых, это война на Донбассе. Во-вторых, это жизнь либеральной общественности Москвы.

— Там будут выведены реальные персонажи?

— Сто процентов! Конечно! Более того, там участвует в одном эпизоде Владимир Владимирович Путин. Не он лично, конечно, но эта роль будет.

— Когда ждать премьеры?

— Вот об этом сказать чрезвычайно сложно. Начать бы хорошо, а потом углубить, как говорил один из персонажей.

— Вы могли бы сравнить Проханова с кем-то из классиков русской литературы?

— Неожиданный вопрос. Боюсь, им вы меня застали врасплох. С кем? Не знаю. С Прохановым только и сравню. Ничего другого в голову не приходит.

— К Лимонову ваше отношение изменилось?

— В последнее время оно очень хорошее. Считаю его мнение очень любопытным. Слежу за ним. Более того, мне очень нравится его первый роман «Это я — Эдичка». Это действительно очень хорошая литература, вне зависимости от политической конъюнктуры. Но в качестве публициста я полюбил Лимонова только сейчас.

— Вам больше нравятся деятели, пережившие эволюцию взглядов, или те, кто последователен в убеждениях на протяжении всей жизни?

— Спросите у меня лучше что-нибудь серьезное.

— Вы проводите аналогии между войной в Сирии и войной в Афганистане?

— Нет, не провожу. Война в Сирии защитительная. Это продолжение Крыма. Вы, либералы, говорите об аннексии Крыма. Но это не аннексия — это вынужденный способ защиты, ибо на этом месте могло быть нечто другое. Меня бы как русского человека это не устраивало бы. Поэтому я на 154% поддерживаю сделанное в Крыму и в Сирии. Это охрана дальних рубежей, это защита нашей с вами страны. И как коммунисту мне неприятны империалистические планы США по проведению газопровода из Катара. Не знаю, как к этому будет относиться Трамп, но его предшественники мечтают об этом газопроводе. В любом случае это защита нашей страны.

— Избрание Трампа изменит отношения России и США?

— Личность всегда что-то меняет. Поживем — увидим.

— Недавно Путин высказался в пользу закона о «российской нации». Вы же неоднократно говорили в своих интервью: в преамбулу Конституции необходимо внести поправку, что носителем суверенитета является не «многонациональный народ Российской Федерации», а «русский народ и присоединившиеся к нему другие народы». Какое у вас отношение к этой инициативе президента?

— Что такое «российская нация»?

— Бывший министр по делам национальностей Вячеслав Михайлов предложил на законодательном уровне принять утверждение, что жители России — это представители российской нации.

— А из кого она состоит? Из тех, у кого есть паспорта? Если Россия, не дай Бог, будет разваливаться, то куда денется русский народ? Он останется. Вот пускай Михайлов ответит на этот вопрос.

— Сейчас снимается все больше ремейков. В Голливуде снимают новые части «Звездных войн», «Парка Юрского периода». В России переснимают «Кавказскую пленницу» и «Джентльмены удачи». Это кризис идей или желание заработать?

— Очень кушать хочется. Это желание заработать на том, что уже показало свое качество. Ничего не скажу про американцев, но наши киноперепевы не соответствуют уровню оригиналов.

— Кого выделяете из российских кинорежиссеров?

— Себя!

util