За что Иоанн Креститель лишился головы: неканоническая версия
25 December 2016, 10:00

За что Иоанн Креститель лишился головы: неканоническая версия

В издательстве «Пальмира» переиздают представительный сборник апокрифических легенд и сказаний Древней Руси

Апокрифы — неканонические священные книги — составляли значительную часть древнерусской литературы. Они были промежуточной формой бытования словесности между священными книгами и фольклором. Историк Милена Рождественская собрала под обложкой тексты, относящиеся к разным эпохам и жанрам: легенды, сказания, видения, жития мучеников, а также «хождения» (описание путешествий) и «прения о вере». Открытая Россия публикует полный текст апокрифического «Слова на усекновение главы Иоанна Крестителя», созданного неизвестным автором в XII веке.

«Открытая Россия» с разрешения издательства «Пальмира» публикует отрывок из сборника «Апокрифы Древней Руси».

Месяца августа в 29-й день святого славного пророка и Предтечи и крестителя Господня Иоанна Слово на усекновение честной главы его. Благослови, отче.

Когда родился Иисус в Вифлееме иудейском, Ирод четвертый искал новорожденных младенцев, чтоб погубить их. Тогда ангел Господень возвестил Иосифу, чтобы взял младенца и мать его и шел в Египет, и тот так и поступил. И пока Иосиф с младенцем и его матерью пребывал там, Ирод не нашел Иисуса, но повелел избить всех детей в Вифлееме. Елизавета же, взяв сына своего Иоанна, бежала к подножью гор. Ирод искал его и не нашел. И приступил к Захарии, отцу его, со словами: «Где сын твой? Где ты спрятал его? Приведи его ко мне. Разве не знаешь, что кровь твоя в моей власти?» Захария же отвечал: «Не знаю, где находится сын мой, я служитель Господа Бога». Услышав это, Ирод послал убийц перед рассветом, и закололи они Захарию в Божьем святилище.

Наутро пришли люди, ожидая Захарию для приветственного целования, к святилищу, и так как он запаздывал, то некоторые дерзнули войти в святилище, но вдруг раздался крик: «Захария убит!» И плакали все, и сильно скорбели семь дней и семь ночей, так как кровь Захарии загустела, словно каменная, на жертвеннике, а тело нигде не сыскалось.

Когда же Елизавета со своим сыном шествовала к горам, боясь погони, и совсем уже изнемогла, то воскликнула: «О гора Божия! Прими мать с ребенком, неправедно гонимую!» И тотчас, когда приблизилась она к этому месту, гора расступилась, и вошла она в нее, и шла она с сыном своим посреди расщелины, и не было нигде входа. Ангел же устроил так, чтобы ни в чем не знала Елизавета недостатка, будучи одна в горах. И некоторые другие люди, что были Иродом гонимы, пришли к расщелине, и ходили по ней, и также не находили входа.

В том же месте, где пребывала Елизавета, по левую руку был источник, а по правую непрестанно приносились хлебы.

И когда исполнилось младенцу 5 месяцев, сказал ангел Елизавете: «Перестань кормить молоком младенца, пусть он больше не сосет свою мать, а (питается) от финиковых веток из земли, и мед дикий не иссякнет из камня, что над твоей головой, покуда Господь Бог не повелит выйти вам отсюда».

Когда младенец достиг 13-ти месяцев и, питаемый ангелом, возмужал, начал ножками повсюду ходить, ангел сказал Елизавете так: «Выходи отсюда и иди в дом отца своего, так как Захария, муж твой, убит. Те, кто искал сына твоего, умерли, а с ними и гнев их». Отвечала ему Елизавета: «Господи, не найду я пути, по которому мне выйти», и при этом держала дитя у себя на коленях. Вдруг встрепенулась, словно взлетела по воздуху, и со всех сторон расщелина разомкнулась, и стало все вокруг, как прежде. И неожиданно узнала она дорогу, по которой раньше пришла сюда. И с радостью и весельем (в душе) отправилась домой.

Когда же Иоанну исполнилось 12 лет, стал он ходить по всем городам и селениям, проповедуя святое крещение и покаяние, отпущение грехов, воздержание, чистоту и пост. И были пищей его финики и мед дикий, а одеждой — верблюжья шкура и кожаный пояс на бедрах. Со временем он обратил тех, кому благовествовал, так как слава о нем разнеслась по всему миру.

Услышал Ирод об Иоанне и призвал его к себе, и было тогда Иоанну 16 лет: «Ты Иоанн, сын Захарии? Не знаешь разве, что кровь твоя в моей власти?» Иоанн не испугался угроз и свирепого вида царя, ни грозной его славы, но со спокойным лицом вооружил он тело свое оружием небесным против желания вельмож распять его. И, словно зверя давя, протянув ладони, отвечал: «Да, я сын Захарии, чью кровь ты пролил в Божьей церкви, и кровь эта до Судного дня не исчезнет. Перед обличением беззакония твоего царства разве не стыдишься ты, Ирод, не боишься Бога из-за того, что взял в жены жену брата своего?» Ирод же сильно избил Иоанна и кинул его в темницу. Иоанн, сидя в темнице, еще суровее выговаривал Ироду, что недостойно держать у себя жену своего брата. Ирод из-за дерзкого ответа хотел выгнать Иоанна, но Иродиада удержала его, чтобы не отпускал Иоанна, и, возбудив в Ироде гнев, предложила, выпустив Иоанна из темницы, замучить его — выведя, подвесить на дереве вниз головой, подпалить и в течение четырех часов сжигать. Иоанн же ответил Ироду: «Зачем уклоняешься от уличения истиной? Говорил я тебе, что недостойно иметь женой жену брата своего». Ирод же сказал: «В законе божеском написано, что, если женатый человек умрет бездетным, тогда возьмет брат его жену себе». Иоанн ответил ему: «Зачем прикрываешься тем, что в законе Господнем пишется? Господь обличает твои поступки.

Ты при живом брате прелюбодействовал с той, которая желала стать прелюбодейкой, потом замыслила быть убийцей мужа своего, чтобы остаться с тобой — убийцей брата своего, и, темное зло затеяв, вы, отравив, убили его, Филиппа, жившего в благочестии.

И ты — братоубийца, и кровь его вопиет на руках ваших, ими вы перед Богом отвечаете, жизнь вы злу предали и примете кончину в болезнях».

Тогда Ирод, впав в печаль, снова кинул в темницу Иоанна, раздумывая, что же ему предпринять. Было это в день рождения Ирода, когда устроили пир со множеством вина, и игра была на свирелях и гуслях, и танцы перед ложем царя. И, войдя, дочь его плясала и понравилась Ироду и возлежавшим с ним на пиру. Ирод любовался пляской своей дочери, он обнял ее, поцеловал и клятвенно заверил ее: «Чего ни попросишь, все дам тебе вплоть до полцарства!» Дочь пошла к матери своей и спросила, чего же попросить? Та сказала ей: «Проси голову Иоанна на блюде». Она же по наставлению матери попросила принести ей голову Иоанна на блюде. Ирод же опечалился, но из-за клятвы и ради возлежащих с ним (гостей) послал (людей) в темницу и повелел отсечь голову (Иоанну). И была принесена на блюде голова Иоанна, и отдал он ее своей дочери.

«Положение во гроб Иоанна Предтечи» Клеймо иконы «Иоанн Предтеча Ангел Пустыни». Ученики хоронят обезглавленное тело, в то время как Иродиада любуется на голову (левый угол), а её служанка прячет её в пещере (правый угол)

«Положение во гроб Иоанна Предтечи» Клеймо иконы «Иоанн Предтеча Ангел Пустыни». Ученики хоронят обезглавленное тело, в то время как Иродиада любуется на голову (левый угол), а её служанка прячет её в пещере (правый угол)

Ночью собрались ученики Иоанна, взяли тело его и сокрыли. Ангел же Господень, приставленный к Елизавете в горном месте, сказал ей: «Встань и иди в Вифлеем, и возьми тело сына твоего, и похорони его там, где отец его Захария погребен». Ответила ему Елизавета: «Господи, не знаю, где сын мой». И тогда взял ангел ее за руку и повел туда, где собрались его ученики и пребывали в раздумьях. И сказал ей ангел: «Вот ученики сына твоего. Возьмите (сына) и несите в храм Божий, где заколот был его отец, я поведу вас туда». И когда отправились они, случилось землетрясение. Когда вошел (ангел) в святилище, начался гром великий, такой, что все выбежали вон. А Елизавета пала ниц, оставшись внутри одна. Когда все выскочили, вдруг затворились врата святилища. Ангел же, говоря с Елизаветой, укрепил (дух) ее. И подвел ее к тому месту, где лежал ее муж Захария у жертвенника, так как открылось то место, где он лежал. И взяли они с ангелом тело Иоанна и положили рядом с отцом. И внезапно сдвинулось место это и покрыло их тела. Ангел же отошел прочь.

И был голос к Елизавете: "Это застывшая кровь Захарии, да не погибнет он вовеки на обличение Ирода. А место (захоронения) Захарии и Иоанна никто никогда не узнает. Какой это муж был, Иоанн, — не испугавшийся угрозы царевой, не вкусивший земного наслаждения, правдиво обличивший беззаконие и скверну обоих, мужа и жены, крепкий духом муж, который, словно на веселье, пошел на смерть; святой, большее, чем земное, небесное воздаяние получивший, праведник, с младенчества принявший ношу правой веры Христовой. Праведник, приведший людей к оставлению грехов, честный, с младенчества питающийся из рук ангела. Ты первый учитель покаяния, ты единственный учитель веры, еще во чреве матери Христа проповедовал и в лоне отца своего пребываешь. Иродиаду же осудил (...). Лишь голова твоя обретается на земле, неправедно осужденная на царском пире на блюде лежать, не на серебряном, не на золотом, ибо тебе это мерзко, но на блюде из чистого стекла была она принесена к царю. Иродиада же не научила дочь свою ни закону Моисееву, ни книгам пророческим, но неистовым играм дочь она научила, играть и плясать, и той пляской голову праведника получить.

Дочь же посечена была замерзшею водой, и принесена голова ее была на лоно своего отца, сама же она осталась в воде подо льдом, ее обезглавившим.

О, вода, благословенная от святого Иоанна, словно бритва железная, не только очищающая от грехов, но и от племени Ирода, поразившего Иоанна мечом, дочь же Ирода замерзшею водою обезглавлена была. О вода благословенная, очищающая от грехов! О, вода, что острее меча отсекает голову на обличение неверных! О гроб святого мужа, что в храме Господнем сокрыт! Гроб, не принявший тела нечестивых под землю, но неясытями, червями и птицами всякими они изъедены, а другие невидимы под водой. О гроб нечестивых, наполненный сотрясением и скрежетом зубовным!

Усечен же был святой Иоанн Иродом Иродиады ради месяца августа в 29-й (день) при царствии Ирода, а для нас царствии Господа нашего Иисуса Христа, ему же слава и держава со Отцом и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Апокрифы Древней Руси / сост., предисл. М. Рождественской — 2-е изд., доп. — СПб. : Пальмира, 2016.

util