Детская водно-спортивная база в Строгино под угрозой ликвидации
 
 Кадр из документального фильма «Детский берег Строгино»
27 Декабря 2016, 13:00

Детская водно-спортивная база в Строгино под угрозой ликвидации

Москомспорт планирует построить на месте «Детского берега Строгино» административное здание

Московский департамент спорта и туризма собирается построить на берегу Строгинской поймы Москвы-реки административное здание стоимостью более 100 млн рублей, вытеснив с территории «Детский берег Строгино» — девять детско-юношеских спортивных организаций, где занимаются туризмом, хождением под парусом и патриотическим воспитанием.

На базе «Берега» сейчас бесплатно занимаются около 300 детей и подростков в возрасте от 5 до 18 лет. Еще 200 — бывшие воспитанники, ставшие инструкторами, и активные родители, которые помогают с организацией.

Первые водно-спортивные организации появились на берегу Строгинской поймы еще в 1989 году. Все они так или иначе были подведомственны московскому Департаменту образования. Как рассказал Открытой России инструктор туристического клуба «Детского берега Строгино» Андрей Шершаков, до тех пор, пока в 2011 году ведомство не ушло с берега, работа шла успешно: «Участок стал практически ничей. Мы стали обращаться к властям — в Департамент городского имущества, в управу района, в префектуру Северо-западного административного округа, чтобы как-то узаконить нашу деятельность. Все обращения оставались без официального ответа, но на словах обещали: „Мы как-то что-то решим, конечно, вашу работу со школьниками надо продолжать“».

В том же году земельным участком базы заинтересовался Москомспорт. В префектуре СЗАО поддержали инициативу ведомства, и, несмотря на возражения большинства представителей «Берега», префект Владимир Говердовский запустил передачу участка земли, на котором находилась база, во владения Москомспорта. Защитники базы отмечают, что тогда префектом были даны обещания о продолжении работы объединений в прежнем режиме, а одной из причин передачи земли называлось желание «навести порядок» — на базе располагался «самострой» в виде контейнеров для хранения снаряжения и парусных судов. В 2013 году окружная комиссия окончательно признала, что контейнеры незаконны, и часть из них демонтировали.

Кадр из документального фильма «Детский берег Строгино»

Кадр из документального фильма «Детский берег Строгино»

Обещание Говердовского сохранить базу было нарушено уже в 2014 году: участок официально передали Спортивной школе № 26, подведомственной Москомспорту, по периметру территории установили забор и выставили охрану. Как утверждает Шершаков, в департаменте спорта не шли на диалог и предлагали единственный возможный вариант развития событий: те воспитанники и преподаватели, которые желают остаться, должны перейти в спортшколу № 26. В «Береге» таким предложением недовольны: «Они заявили, что смогут остаться только те дети и педагоги, которые вступят в школу. Но это невозможно! — говорит Шершаков. — У нас есть педагог, лучший внешкольный учитель года, мастер спорта по туризму. Работать в спортивной школе он не сможет, так как у него нет специального образования, да и программы там другие. Мы занимаемся с детьми, подростками и взрослыми, нижняя граница — 5–7 лет, дети с родителями занимаются. В спортивные школы набирают только с 9 лет. Подростки, которые уже школу закончили, продолжают к нам ходить, помогать, заниматься — в спортшколе для них места не найдется».

Представители базы обеспокоены еще и тем, что программа обучения, по их мнению, сузится: «Мы обучаем походам, морскому делу, спасательному делу — к конкретным видам спорта это не всегда имеет прямое отношение. Совершенно другая у детей мотивация. Мы организовывали досуг, а в спортшколе именно спорт, все строго регламентировано».

Екатерина Стасенко, одна из воспитанниц организации «Гардемарины», входящей в объединение «Берега», рассказала Открытой России, что пришла в клуб именно потому, что он не предлагал строгой спортивной деятельности: «Лодками и парусниками я бредила с детства — выросла на книжках Владислава Крапивина, ездила в Екатеринбург. В Москве я еще ребенком в конце 90-х искала место, где можно просто ходить под парусом — но везде предлагали спорт. Это тоже хорошо, но мне не подходило: мне просто интересно ходить, ловить ветер».

Перспектива перейти в спортивную школу не нравится и родителям: «Мой сын занимается в парусном клубе „Гардемарины“ уже восемь лет — рассказала Открытой России Екатерина Гончарова, председатель родительского комитета „Гардемаринов“. — Несмотря на то, что у него небольшие проблемы со здоровьем, он смог себя реализовать — сейчас у сына первый юношеский разряд по парусному спорту. Многие из воспитанников не пошли в спортшколы: у кого-то астма, у кого-то диабет. Но они все реализовали себя на этой базе. У нас ведь кадетские классы, а в спортшколе не будет ни водной базы, ни практики — какие же они гардемарины? У нас есть шхуны, которые мы делали своими руками — что с ними будет?»

По словам Шершакова, дальнейшая экспансия Москомспорта на территорию «Берега» фактически уничтожит всю деятельность, которая развивалась тут годами.

В октябре 2016 года у базы появилась еще одна проблема: на берег поймы приехала строительная техника. По заказу Москомспорта территорию Москворецкого парка, располагающегося тут же, начали благоустраивать, вырубая деревья под строительство административного здания для спортивной школы. «У нас росли большие, 50-летние деревья, их начали уничтожать, — вспоминает Шершаков. — После вырубки мы проводили акцию — обвязали поваленные деревья траурными ленточками, детям очень тяжело было это переносить. Деревья рубили так, что стволы падали на наше снаряжение, рвали электрические провода — из-за этого пожар даже начинался. Приезжали в пять утра, а днем выходили мы и местные жители и блокировали технику, не давали им ничего делать, дежурства несли. Какие-то особо ретивые порубщики устраивали драки с поддерживающими нас муниципальными депутатами».

Согласно официальным документам на портале госзакупок, здание, ради которого вырубают деревья в охраняемой природной зоне, предназначено «для проведения ежедневных спортивно-тренировочных занятий и организационных мероприятий по гребле». Смета на строительство — около 100 млн рублей. Первоначально в техзадании предусматривалось наличие сауны и гостиничных номеров, но впоследствии от этого отказались. Как утверждает Шершаков, к самому проекту есть «много вопросов»: «Фактически, был совершен подлог — экологическую экспертизу прошел один проект, а на конкурс выставлен уже совсем другой, очень серьезно нарушающий законодательство. Все остальное, в том числе массовая вырубка живых и здоровых деревьев, вытекает из этого».

Как следует из обращения активистов в Федеральную антимонопольную службу, Москомспорт нарушил законодательство, выдав за «легковозводимое сооружение» капитальную застройку общей площадью более 2 000 кв. м. Здание будет возводиться на незастраиваемой территории парка, что противоречит законодательству. Кроме того, как отмечается в документе, представители Москомспорта провели только экологическую экспертизу, проигнорировав положенную по закону дополнительную.

«У нас есть четкое ощущение того, что строительство ведется не ради детей, — говорит Шершаков. — Мы написали кучу заявлений. Они ходят по кругу, из одного органа их пересылают в другой и обратно — в итоге они приходят в сам Москомспорт, на который мы и жалуемся».

Сейчас активисты пытаются привлечь внимание к проблеме круглыми столами — первый из них прошел 16 декабря. На мероприятие, помимо журналистов, пригласили представителей управы, префектуры, природоохранную прокуратуру и прочих официальных лиц. От Москомспорта по приглашению пришли руководители 26-ой спортивной школы; по словам Шершакова, ничего нового они не озвучили, а только повторили старые условия.

Пресс-служба Москомспорта не смогла оперативно ответить на запрос Открытой России. Шершаков предполагает, что у ведомства вряд ли появится принципиально новая позиция: «Пока что они рассматривают только вариант перехода учеников. Мы с этим категорически не согласны». Большие надежды активисты возлагают на ФАС: служба рассмотрела их жалобу на проект и назначила слушания на 28 декабря, вызвав на них и представителей Москомспорта. Представители «Берега» намерены добиться отмены постановления правительства Москвы о передаче земельного участка Спортивной школе № 26 и вернуть базу себе.

util