28 Декабря 2016, 19:03

Тверич, отправивший другу 2000 рублей на лечение, обвиняется в финансировании терроризма

В худшем случае ему грозит 10 лет лишения свободы

В июне 2014 года житель Твери, азербайджанец Нурлан Гаджиев перевел две тысячи рублей своему близкому знакомому в Турцию на операцию по удалению опухоли головного мозга. Теперь его судят за финансирование терроризма по статье 205.1 УК. Максимальное наказание, которое грозит Нурлану ― десять лет лишения свободы. Обвиняемый и его адвокат рассказали Открытой России подробности дела.

Нурлан Гаджиев и Васиф Алиев познакомились около восьми лет назад на дне рождении общего знакомого. Одному тогда было 18 лет, другому ― 21, Нурлан ― гражданин России, Васиф ― Украины, оба азербайджанцы. Молодые люди время от времени общались в течение нескольких лет, виделись в городе, переписывались в соцсетях.

«Потом я увидел у него фото ВКонтакте, где он с женой, ребенком, гуляет по Стамбулу, ― рассказывает Гаджиев. ― Это было в феврале 2013 года. Я спросил у него, где он сейчас живет. Он рассказал, что живет в Турции, работает, занимается перевозкой одежды. Два-три месяца я с ним не общался. Потом по нашему городу пошел слух, что он примкнул к каким-то вооруженным формированиям. Я решил это уточнить у него, и он мне написал: «я сейчас в Турции, но у меня есть свободный доступ, я могу выехать на территорию Сирии, но в боевых действиях не участвую. У меня раковая опухоль и проблемы со зрением. Там есть магазин, супермаркет, бывает, что я там подрабатываю. Скоро буду делать операцию, вырезать опухоль».

Летом 2014 года после того, как Алиеву сделали операцию, молодые люди продолжили переписываться. Нурлан поинтересовался, может ли он помочь чем-то другу и его семье, предложил отправить деньги. Алиев согласился и прислал номер банковской карты своей жены, на которую Нурлан в июле 2014 года перевел две тысячи рублей.

Гаджиев говорит, что никогда не разделял радикальных взглядов своего знакомого, поэтому решил прекратить общение с ним: «Я понял, что это не тот человек, с которым нужно продолжать общение. Он пытался убедить меня в правдивости своей идеологии, звал приехать к нему. Но я ему говорил: «Как можно вообще убивать людей? У вас там куча группировок и каждый считает себя правым, там такая анархия и беспредел. Он начал мне свои взгляды толковать, и я воспротивился этому, старался убедить, что он не прав, никогда не поддерживал его взглядов. Отправил деньги просто на лечение, когда он сказал, что проходит реабилитацию. Больше я с ним на связь не выходил».

Спустя некоторое время глава тверской азербайджанской диаспоры вызвал к себе Нурлана и его дядю и рассказал, что к нему обратились люди из ФСБ. Он посоветовал Нурлану сотрудничать с ними: в этом случае ему обещали условное наказание и штраф в 50 тысяч рублей.

«Мне так и сказали: тебя никто не собирается сажать. За эти две тысячи тебе ничего не будет, но ты должен с нами сотрудничать, не должен противоречить. Были такие уговоры, убеждения, мол, подпиши всё так, как мы говорим и как мы подготовили. Я с этим не соглашался, но глава диаспоры настоял», ― объясняет Гаджиев.

Уголовное дело в отношении Гаджиева было возбуждено в марте 2016 года. В постановлении о возбуждении дела говорится, что Гаджиев, пытаясь реализовать свой преступный умысел, «добровольно выразил желание перечислить денежные средства в помощь террористической организации, участником которой являлся Алиев Васиф».

«Мне сказали еще, что нужно написать явку с повинной. Я думал, что это будет мне во благо, потому что мне обещали меру пресечения в виде ареста, если я не подпишу».

Пока Нурлан находится под подпиской о невыезде и ожидает назначения даты судебного заседания.

Адвокат Гаджиева Елена Романова обращает внимание, что запрещенное в России Исламское государство, к которому якобы примкнул Васиф Алиев, было признано террористической организацией только 29 декабря 2014 года ― через полгода после того, как Нурлан отправил деньги другу и тем самым якобы профинансировал международный терроризм.

В ноябре 2016 года были проведены две экспертизы ― религиоведческая и лингвистическая. Экспертами выступили аспирант кафедры Философии религии и религиоведения МГУ им. Ломоносова и аспирант Института российской истории РАН.

По словам Елены Романовой, экспертиза не смогла установить, как именно были потрачены деньги, которые Нурлан отправил жене знакомого. Другая же экспертиза установила, что Гаджиев разделял идеологию Исламского государства. Причиной этого стало сообщение, которое обвиняемый отправил своему Алиеву, говорит Романова: «Нурлан написал: „Я вообще не понимаю, как можно убивать людей, особенно мусульман“. И вот это „особенно мусульман“ у него в экспертизе расценено, как приверженность взглядам „Исламского государства“. Мол, он противник того, чтобы убивали мусульман, а людей других конфессий, значит, можно».

В заключении экспертизы отмечается, что стаж работы обоих в качестве судебных экспертов ― меньше года. «Я считаю, что экспертиза вообще некорректная и никакая, ― рассказывает Романова. ― Лингвистическая экспертиза сделана даже не филологами ― аспирантами исторических факультетов, которые рассуждают на тему, где же находился этот парень, какие у него взгляды, поддерживает ли он взгляды ИГ. Грубо говоря, Нурлана сейчас будут судить за взгляды того парня, которому он перевел деньги. И вообще, я смеюсь: две тысячи рублей ― это на Макдональдс?»

util