10 лет со дня казни Саддама. Роман Попков — о том, что иракский диктатор оставил после себя
 Американский солдат наблюдает за сносом статуи Саддама Хуссейна в центре Багдада. 9 апреля 2013. Фото: Goran Tomasevic / REUTERS
30 Декабря 2016, 20:45

10 лет со дня казни Саддама. Роман Попков — о том, что иракский диктатор оставил после себя

«Чем дольше существует диктатура, тем больше шансов, что ее сменят варвары»

30 декабря 2006 года был казнен бывший президент Ирака Саддам Хусейн. Диктатора приговорили к смерти за расправу над 148 шиитами во время одного из восстаний. Это не самое большое преступление его правительства — если бы Саддама успели осудить за все репрессии и карательные операции, он получил бы несколько десятков смертных приговоров.

После казни Саддама Хусейна по Ираку долго ходили слухи о том, что одним из его палачей в масках был Муктада ас-Садр — популярный иракский шиитский лидер.

Хотя в саддамовском баасистском Ираке существовала светская модель государства и формально все жившие в стране арабы были равны, на деле сунниты, не являясь религиозным большинством, были доминирующей в госаппарате конфессиональной группой. Недовольные режимом Саддама шииты дали иракскому сопротивлению много революционеров. Из революционной семьи был и Муктада ас-Садр. Его отец, оба брата и дядя были зверски убиты саддамовцами. Рассказывали, что отцу Муктады вбили в голову гвоздь. Сам Муктада прошел через тюрьму, многолетнюю подпольную жизнь и к моменту падения режима Саддама стал самым популярным и харизматичным вождем иракских шиитов.

Если помнить о том, что стало с семьей Муктады, становится объяснимым его желание стать палачом Саддама. Но участвовал ли он в казни на самом деле — неизвестно. Зато мы точно знаем о том, что в подвале здания иракской военной разведки, где был повешен диктатор, группа иракцев-шиитов скандировала «Муктада!», а в шиитских городах после казни было всеобщее ликование. Нужно признать, что Саддам встретил смерть мужественно. Но также нужно признать, что огромная часть иракцев радовалась его смерти. За несколько лет до американского вторжения сообщалось, что на выборах за Хусейна якобы голосовали 100% жителей страны, и многие ставили отметку напротив его фамилии в бюллетене своей кровью. А потом армии тирана были разгромлены за несколько недель, американцы почти без боя взяли Багдад, и люди бросились крушить статуи президента.

Прокремлевские политологи часто любят говорить об «управляемом хаосе», который насаждают США в странах третьего мира, или о непродуманности действий американцев, свергающих светские арабские диктатуры, на смену которым приходит варварство исламизма. Действительно, военная операция 2003 года — это то, без чего можно было бы обойтись. Это была личная вендетта Буша-младшего, убежденного в том, что в начале 90-х Саддам планировал убить его отца.

Но есть и другая сторона вопроса. Диктаторский режим четверть века уничтожал все лучшее, что было в Ираке. «Саддам Хусейн давил в стране исламистов» — часто говорят российские провластные эксперты. Это так. Национал-социализм баасистского образца считал исламских фундаменталистов (как шиитских, так и суннитских) своими врагами. Но помимо исламистов десятилетиями казнили и гноили в тюрьмах интеллигенцию, независимых журналистов, либералов, коммунистов, курдских активистов, правозащитников. Более 20 лет репрессиям подвергались любые пытавшиеся независимо мыслить люди. А чего стоит развязанная Саддамом война с Ираном, которая длилась восемь лет и унесла жизни сотен тысяч молодых и смелых мужчин.

Нужно ли удивляться тому, что после падения режима, уничтожавшего собственный народ, просто неоткуда было появиться цивилизованной альтернативе? Да, сейчас в суннитской части Ирака закрепилось ИГИЛ, которое отрубает головы, и это ужасно. Но Исламское государство, иракское отделение Аль-Кайды, шиитские радикалы и прочие отрубающие головы варвары появились после того, как в течение 20 лет людям в головы вбивали гвозди.

Кто является меньшим злом — «Исламское государство» или Саддам Хусейн? В чем меньшее зло: в отрубании голов или во вбивании в головы гвоздей?

Допустим, Саддам был меньшим злом. Ведь при нем в Ираке можно было курить сигареты и пить алкоголь, и сам диктатор иногда носил костюм и галстук. Но опасность диктатуры именно в том, что она уничтожает общество, оставляет после себя пустыню. Чем жестче диктатура, тем больше нужно смелости и стойкости, чтобы продолжительное время сопротивляться ей. Неудивительно, что в горниле войны против тирании выживают в первую очередь фанатики. Чем дольше существует диктатура, тем больше шансов, что ее сменят варвары.

То же самое мы сегодня видим и в Сирии. Москва изо всех сил пытается спасти режим, который называет «заслоном против фундаментализма». Но правящая десятилетиями династия Асадов жестоко уничтожала все светские оппозиционные группы, и теперь самые яростные борцы с режимом Асада — исламистские фанатики и убийцы.