Современный «Народный контроль» меняет Северную столицу
 Реклама на асфальте в Санкт-Петербурге. Фото: Роман Пименов / Интерпресс / ТАСС
2 Января 2017, 14:00

Современный «Народный контроль» меняет Северную столицу

Основатель сайта «Красивый Петербург» Красимир Врански рассказал Открытой России как простые горожане влияют на власть и будет ли повторен опыт Собянина по «зачистке» пространства в «культурной столице»

Четыре года назад во дворе у Красимира Врански (имя и фамилия настоящие, отец Красимира родом из Болгарии) открыли круглосуточный магазин, в котором продавали алкоголь. Постоянные клиенты кутили круглые сутки. «Дрались, матерились, стреляли из пистолетов по бутылкам — просто ад», — рассказывает Красимир. По документам чиновников в этом месте вообще должна была находиться аптека. Когда терпение лопнуло, Врански собрал подписи соседей по подъезду, обратился в муниципалитет и буквально через две недели магазин закрыли. Так петербуржец понял, что город можно менять малыми силами, и принялся исправлять проблемы городской среды, а результаты стал публиковать «ВКонтакте». За три-четыре месяца в группу «Красивый Петербург» вступила тысяча человек.

К Врански присоединялись другие неравнодушные горожане. Сейчас через сайт красивыйпетербург.рф решено уже 35 000 проблем благоустройства, в группе «ВКонтакте» больше 52000 человек, а движения типа «Красивого Петербурга» появились в 56 городах и регионах страны.

― Сильно ли изменился облик города за последнюю пару лет?

― Мое ощущение, что не меняется город. Как была не решена проблема с незаконной рекламой, так и не решена. Проблема с парковкой машин на газонах, тротуарах вяло решается. Потому что полиция недорабатывает. Суть в том, что мы находимся в стагнации. Есть изменения, но миниатюрные. Видимо, это связано с кризисом, который бабахнул, стал дефицитный бюджет.

― До этого город быстрее развивался?

― Да, можно было видеть какой-то порядок. Но сейчас многие системы нарушились. Есть проблемы с экосистемой города. Например, с 2011 года существует проблема пыли весной. Так что невозможно дышать месяц-полтора. Пыльные бури просто, народ кушает песок. И вот эту проблему нужно решать. Она появилась из-за уплотнительной застройки. Стало меньше зеленых зон и насаждений. Машины уродуют газоны, а трава ведь тоже задерживает пыль. Плохо убирают, плохо чистят. Городские власти этим занимаются, но по остаточному принципу. Очень слабенько.

― Вообще у нас в 2016 году планировалось несколько миллиардов рублей потратить на благоустройство. На что эти деньги ушли?

― В основном на уборку улично-дорожной сети и содержание парков. Опять же, парки в центре на сто процентов финансированы, а в районах по остаточному принципу. Есть парки, которые финансируются на 20%. Там меньше убирают, меньше косят и стригут траву, меньше сажают, убирают мусор. А на уборку мы не понимаем, как уходят деньги.

― Непрозрачные схемы?

― Да. Тратятся огромные деньги: половина бюджета, даже больше, по-моему. Но мы не знаем, сколько раз эта улица убиралась за последний месяц. Мы приходим, видим срач. А по отчетам эта улица убиралась два раза в месяц, скажем.

Сотрудник ЖКС очищает от снега детскую площадку, Санкт-Петербург. Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

Сотрудник ЖКС очищает от снега детскую площадку, Санкт-Петербург. Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

Есть суперсмешная карта наподобие Яндекса. Присобачили маяки ко всей технике, и видно, где какая машина проезжает. Но не видно, что она делает. Мы видели зимой: проезжает техника, на карте отмечена, а ковш поднят. Не чистит.

― И коррупционная составляющая тут есть?

― Конечно. Мы не знаем, сколько они убирают, сколько улиц они подмели, мы это не можем проверить. Они нам выдают цифры. Судя по ним, затраты на некоторые работы завышены в пять-десять раз.

― Что больше всего беспокоит петербуржцев?

― Незаконная реклама, парковка на газонах и тротуарах, разбитые детские площадки, защита памятников... Многих волнуют проблемы парков, скверов. Люди не только жалуются, но и сами проводят субботники, сажают деревья. Есть целая инициативная группа, которая борется с незаконной рекламой: листовками, трафаретами на тротуарах. Они проанализировали опыт других городов и разработали методики.

Например, телефон, указанный в нелегальной рекламе, ставится на автодозвон и всё. Реклама убивает сама себя

В каждом районе у нас есть кураторы — активные местные жители, которые поняли, что они могут повлиять на городскую среду. Не надо забывать, что мы граждане, мы — заказчики тех изменений, которые должны произойти в нашем городе, в нашем обществе, в нашей стране. И у нас, как у заказчиков, есть исполнители — это чиновники. Если люди поймут это, то можно заставить чиновников работать.

― Но разве чиновники не научились мастерски отвечать на жалобы всевозможными отписками?

― Они пытаются. Они хитрые. Но есть надзорные органы. Прокуратура, инспекции, которые контролируют работу чиновников. Поэтому когда чиновники начинают халявить, мы сообщаем куда надо и вышестоящие органы влияют на них и заставляют работать. Они сейчас очень зашуганы. Поэтому стараются все делать. Так что есть механизмы и их надо использовать.

― Много в Петербурге инициативных граждан?

― У «Красивого Петербурга» пять координаторов, которые определяют направления работы. Отдельно есть в каждом районе кураторы — человек двадцать. Отдельно есть группа экспертов-волонтеров: архитекторы, урбанисты, транспортники, инженеры, дизайнеры, пиарщики. В принципе, человек 100 людей, которые постоянно что-то делают. В день нам сотня обращений может прийти по проблемам.

― У петербургских властей вообще есть некая общая концепция, как нужно менять город?

― В принципе есть такая байка про некую «Стратегию-2030», но мы не видим ее реализации. Любая стратегия развития города должна включать два региона (Петербург и Ленобласть). Она должна планироваться лет на 20-30, причем каждый год корректироваться. В принципе такая стратегия существует, но печальный опыт показывает, что она год из года превращается в стратегию 2035, 2040. Появляются все новые и новые, а их не реализовывают.

― В Москве сносят ларьки с шаурмой, рюмочные, пельменные, на их местах открывают модные бары и кафе. Если в Петербурге возьмутся за это же, не исчезнет ли дух города?

― Да ничего от этого не изменится. Мы же все вместе это все формируем, дух нашего города.

Вот все кричали по поводу Сенной: «вау, убрали шаурму, что теперь делать?» Очень хорошо стало. Реально общественное пространство стало, а не какой-то бардак

У кого-то есть потребность жить среди магазинов, рынков а-ля Турция, Азербайджан. Если кому-то хочется подобная зона, ее можно легко устроить где-нибудь подальше. В Купчино. Оживить спальный район, заодно Апраксин двор туда перенести.

― А вы говорили, что нет перемен, но снесли же ларьки с Сенной?

― Ой, Сенной еще с 2013 года занимаются. И мы ей занимаемся. Ее курирует один из наших координаторов. Он собрал экспертную группу, провели исследования. Собрали мнение горожан, собрали мнения экспертов. У нас есть своя концепция Сенной. Проводились соцопросы, выясняли, что граждане хотят здесь видеть, что их раздражает. На базе этого формировалась концепция развития пространства. В 2013 году объявили конкурс на ее полную реконструкцию. Провели конкурс, который после обращения в ФАС признали незаконным. Потом еще один конкурс сорвался. В итоге проект заморозили, а в конце 2016 года снова занялись. Почему? Не знаю. Вдруг решили заняться незаконными конструкциями, освободить площади. Взяли и стали очищать. Раньше было настолько некомфортно, что народ старался просто побыстрее пройти.

 
Граффити «Юрий Буданов» возле моста имени Ахмата Кадырова в Санкт-Петербурге. Фото: Сергей Петров / Коммерсантъ

Граффити «Юрий Буданов» возле моста имени Ахмата Кадырова в Санкт-Петербурге. Фото: Сергей Петров / Коммерсантъ

― Хорошо, а мост Кадырова не повлиял на дух города?

― Поймите, каждый месяц открываются новые топонимические объекты. Улицы, площади. Я думаю, не нужно было обращать столько внимания на это событие. Ну, мало ли там, объезд, проезд. Этот мост не имеет никакой стратегической или эстетической цели. Это просто мост в спальном районе через канал Гопчучку или что там? На вот эту лабуду просто не стоит обращать внимание, нужно заниматься делом. Сегодня он Ахмата Кадырова, завтра Петровский. Слишком много внимания придают какой-то глупости.

― Куда «ковши» могут двинуться после Сенной?

― После Сенной могут двинуться на Апраксин двор, Конюшенное ведомство, Гостиный двор. По очереди на серьезные центральные объекты пойдут. Но надо понимать, что это решают чиновники, которые ориентируются на какие-то свои интересы. И поэтому разгадать их планы очень сложно. Не говорят же ведь, втихаря все делают, молча. 2017 год будет ударным, строительным.

― А разве вы не сотрудничаете с чиновниками?

― Мы раньше сотрудничали, но сейчас нас отовсюду пихают. Они поняли, что мы не готовы говорить, например, какие в комитете по благоустройству мудрые правители. Теперь даже отказываются принимать наши обращения.

Есть контакты с некоторыми депутатами, которые всегда помогали людям. Это и Алексей Ковалев, и Борис Вишневский. В этом году появилась еще и Оксана Дмитриева, Максим Резник остался. Среди чиновников единицы готовы работать с гражданами. Например — вице-губернатор Игорь Албин, который хоть ведет какую-то открытую деятельность и вместе со всеми решает проблемы.

― В Москве с центральных улиц решили убрать троллейбусы, хотя люди были против. В Петербурге это может повториться?

― В Петербурге была схожая ситуация в 2007-2009, когда Матвиенко хотела убрать трамваи и троллейбусы и заполонить наш город автобусами. Тогда благодаря общественной кампании эту волну остановили. Вторая волна была в 11 или 12 году. Но в последнее время этого нету. Наоборот, закупаются постоянно новые троллейбусы, новые трамваи, автобусы на газе, безвредные для окружающей среды. Поэтому сейчас можно сказать, что у нас развивается транспорт.

Были введены некоторые хорошие решения. Все сейчас кричат о повышении цен на транспорт. Это повышение на разовые поездки. Мы давно этого хотели, потому что дешево должно быть по карточкам, для граждан, которые постоянно пользуются транспортом. А одноразовый проезд должен быть дорогим, чуть ли не по европейским ценам. Это нормальная политика. Но к сожалению все решения эти принимаются не через обратную связь с гражданами, а через какие-то лоббистские аппаратные игры.

― Какие бы в 2017 году могли бы быть кардинальные изменения в городе?

― Могло бы стать хорошим изменением, если бы со следующего лета Невский проспект сделали пешеходным.

― Полностью?!

― Нет, частично. И то только один день в неделю, например, по воскресеньям и только летом. Потому что откроется ЗСД (внутригородская платная автомагистраль), транзитный поток уйдет туда. Можно закрывать от Фонтанки до Адмиралтейства, например. Народ чтоб гулял, проводились концерты, фестивали. Крутая затея.

util