«Они решили ментов выкинуть и править миром». Ульяновские рыбаки борются с коррупцией с помощью YouTube

 Кадр из фильма «Проданная река»
11 Января 2017, 17:53

«Они решили ментов выкинуть и править миром». Ульяновские рыбаки борются с коррупцией с помощью YouTube

Рыбаки из города Димитровграда Ульяновской области в конце 2016 года выложили в открытый доступ два документальных фильма — «Проданная река» и «Темный лес». Первый фильм рассказывает о браконьерстве на реке Большой Черемшан (левый приток Волги), второй — о коррупции в местной организации охотников и рыбаков. По словам автора, Василия Кудинова, он решил снять фильм и «взбаламутить общественные массы» потому, что так и не смог ничего добиться от проверяющих органов.

«Проданная река»

По словам создателя фильма, число браконьерских сетей на Большом Черемшане сильно выросло за последние годы. Сети стоят даже на городском пляже Димитровграда.

«Ощущение, что Рыбинспекция вообще не работает. Весь Черемшан продан. Браконьеры платят Рыбинспекции и спокойно рыбачат — их никто не трогает», — рассказывает в фильме бывший браконьер.

«За три часа мы сняли чуть более 50 сетей, — говорит Кудинов, — большинство из них — старые, брошенные. Из-за дешевизны их просто бросают в реке. Соответственно, в них массово погибают рыба, раки и даже птицы. В найденных сетях на берегу находили запутавшихся ежей. Ситуация на реке критическая! Сетями заставлено все. На нерест рыбе не дают прохода к местам ее постоянного размножения. Переметы из сетей ставят полностью, перекрывая реку. До верховий реки рыба не доходит совершенно».

При этом Кудинов убежден, что главные браконьеры — это Рыбоохрана. «Они работают, но не так как нужно — кому-то можно „рыбачить“, а кому-то нет. Они покрывают браконьеров, это не для кого уже давно не секрет.

Василий Кудинов. Фото: личная страница «ВКонтакте»

Василий Кудинов. Фото: личная страница «ВКонтакте»

Весной прошлого года меня оштрафовали за подъезд к прибрежной водоохранной зоне. В 100 метрах от нас находился браконьерский стан. Я спросил, почему он их не задерживает и не штрафует — у них сети в мешках и рыба. Мне ответили, что это не мое дело.

На следующий день я купил у браконьеров по 10 килограмм леща и карася. Когда мой товарищ в километре от меня сообщил, что едет инспекция, я выехал им навстречу. Меня остановили сотрудник надзора и сотрудник ДПС. При досмотре у меня обнаружили рыбу — ту, что я купил у браконьеров. Леща забрали и составили протокол на восемь голов. Естественно, я не сказал, что рыбу купил. Инспектор мне пояснил, если я хочу „рыбачить“ и меня кто-то из местных инспекторов поймает, я должен показать им этот протокол и сказать, что я на отработке штрафа. Один протокол работает один месяц, а за один месяц можно поймать рыбы несколько тонн в нерест», — рассказывает Кудинов.

Конкретных фактов, которые подтверждают связи между браконьерами и инспекторами, у Кудинова нет. «Но ни для кого из рыбаков не новость, что браконьеры всегда информированы о рейдах», — говорит он.

Браконьеры стали активно орудовать около 15 лет назад, когда в свободной продаже появились сети «китайки». Но раньше инспекторы, по словам Кудинова, действительно работали — штрафовали, изымали плавательные средства, даже могли открыть стрельбу, если те бросались в погоню. Сейчас ситуация иная.

«С инспектором мы ходили зимой на рейд добровольцами. Нас браконьеры просто послали куда подальше, — рассказывает Кудинов, — кто сейчас в инспекции работает? Мягкие люди. Им не место в такой госструктуре. Не их это, понимаете? Они браконьеров сами себе на шею посадили.

Я когда ездил с инспекторами на рейды, они просто напросто заезжали на стан к браконьерам и просили написать на кого-нибудь постановление об изъятии рыбы. То есть бумага составлена, а работа на самом деле не сделана. Вот и итог, какое на реке к ним отношение».

С вопросом об уничтожении водно-биологических ресурсов Большого Черемшана и о фактах коррупции Кудинов обращался в администрацию президента, федеральное агентство по рыболовству, Минприроды РФ, Минсельхоз РФ, Госдуму и прокуратуру.

Прокуратура Ульяновской области не нашла фактов коррупции, которые бы связывали сотрудников Росрыболовства и браконьеров.

«Темный лес»

Во втором фильме рассказывается о коррупции в местной организации рыбаков и охотников, которую возглавляет Николай Чугунов.

Чугунов, как и его заместители, работал в правоохранительных органах. По словам Кудинова, за десять лет руководства организацией ситуация в угодьях только ухудшается. «В начале этого года более 400 человек охотников собрались убрать его и его свиту, и провести нормальные правильные выборы по уставу, а не так, как они проходили ранее. Но выборы срываются самим же Чугуновым и его командой. Происходит завышение цен на зерно, если оно вообще закупается не на бумаге, а реально. Я не нашел ни одной полной кормушки, мотаясь по угодьям. Далее поборы с „совместников“, то есть с тех, кто арендует угодья. Зерно, которое закупают совместники, Чугунов записывает на счет охотобщества».

Кадр из фильма «Темный лес»

Кадр из фильма «Темный лес»

«По отчетном бюллетене в расходах, много вопросов, на которые отвечать они не хотят. Вот если взять отчет за последние пять лет, то доход общества более 25 миллионов рублей. Они купили за пять лет УАЗ за 60 тысяч рублей и „Буран“ за 120 тысяч рублей. Это, то, что можно увидеть реально, а не на бумаге. Все, остальное — это только цифры на бумагах, — говорит Кудинов. — Наша цель, убрать этих коррупционеров от власти. Сделать честные выборы согласно уставу, общим голосованием. Мы хотим порядка в угодьях, где дичи не осталось совсем».

Природоохранная прокуратура Ульяновской области уже проводит проверку по факту завышения цены на зерно и продажи участка, который принадлежал охотобществу.

«Весь первый этаж здания и часть территории, находящейся в распоряжении Охотообщества, до мая месяца сдавался в аренду (прием металлолома и торговля фруктами). Судя по отчету, предоставленному на собрании, следует, что цена аренды была ниже рыночной в три раза, — говорится в одном из обращений рыбаков в Росохотрыболовсоюз. — На протяжении долгих лет бесплатные лицензии на копытных распределялись непонятно как, складывается впечатление, что они раздавались „своим“, а те в свою очередь устраивали „коммерческие охоты“. Хотя в соседних регионах распределение происходит с помощью лотереи.

Все участки леса розданы в совместное пользование, 80% из них друзьям и приближенным председателя. Деньги за совместное пользование с друзей и приближенных вроде бы собираются, но как удалось узнать после проведения рейдов по лесам, хозяйственная деятельность на этих участках ведется из рук вон плохо. Кормушки пустые, солонцов нет, поголовье копытных минимальное».

В разговоре с Открытой Россией исполняющий обязанности руководителя МРООиР Николай Чугунов рассказал, что проблем с кормами и угодьями нет, а авторы фильма и те, кто выступает за его смещение, «просто оппозиция».

— Вчера был в прокуратуре. Ни копейки на корма я не потратил и не украл. По поводу продажи земли — это не я организовал. Это было решение правление, решение совета. У меня есть протоколы.

— Если так, то что, по-вашему, двигало создателями фильма?

— Это оппозиция. Члены преступной группировки. Смысл в чем: я бывший работник милиции, зам мой в уголовном розыске работал. И вот они решили ментов выкинуть и править тут всем миром.

— А какой смысл им власть захватывать?

— Ну, на этой базе организовать, допустим, продажу путевок, лицензий.

Во время съемок фильма «Темный лес» матери Василия Кудинова угрожали «закопать сына», а у его машины перерезали тормозные шланги. «Проверка идет, но мне сразу сказали, что искать никого не будут. Я показал и рассказал в своих фильмах все как есть, — рассказывает Кудинов, — не хотят работать нормально вышестоящие органы, пусть видят, кого они прикрывают и получают пинков из Москвы. Без общественной огласки тут никак. Работать никто не хочет, сидят в кабинетах, с жиру бесятся, меняя Лексусы».

Кудинов планирует съемки третьего фильма, но для этого ему, по его словам, сперва нужно «запастись бронежилетом и охраной».

В отделе госконтроля, надзора и охраны водных и биологических ресурсов Росрыболовства Ульяновска Открытой России сообщили, что фильмы, выложенные в YouTube, — «заказной материал, призванный скомпрометировать организацию», а патрулирование реки сотрудниками ведомства «осуществляется в штатном режиме».

util