«Это — не трагедия». Жители Украины — о запрете «Дождя»
 Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ
12 Января 2017, 19:55

«Это — не трагедия». Жители Украины — о запрете «Дождя»

Открытая Россия поговорила с украинскими зрителями «Дождя» о том, как они относятся к решению Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания запретить украинским провайдерам транслировать канал на территории Украины.

Юлия Архипова, руководитель проекта EmigRussia:

— Мне кажется, [принявшие такое решение] не до конца понимают, что в России есть уголовная ответственность за непризнание Крыма российским, и для канала «Дождь» могли последовать серьезные санкции. Я не вижу этого понимания и у большинства телезрителей. Однако я не могу назвать запрет «Дождя» большой трагедией, и вот почему: телевизор уже вообще мало кто смотрит, тем более по телевизору мало кто смотрит «Дождь». Вряд ли человек будет листать каналы, наткнется на «Дождь» и останется его смотреть.

Мне непонятен шум вокруг этой темы: количество телезрителей «Дождя», которые смотрели его через украинских провайдеров, напрямую через телевизор, ничтожно мало. Но поднимается шум: Мария Захарова называет это отчаянным жестом цензуры и грозится написать в ОБСЕ, российская лента разочарованных в украинской революции вне себя от горя. Я не понимаю, зачем делать из этого скандал, зачем искать еще один повод поругаться.

Я считаю, что любая информация, не являющаяся пропагандистской, как украинская, так и российская, полезна. Слишком привыкли за последние два-три люди с обеих сторон — как принимающие решения, так и те, кто их не принимает — жить мифами о России и Украине. И в этом плане важно, чтобы оставались источники информации, не являющиеся пропагандистскими. У людей остались интернет и Smart-TV, через которые можно будет смотреть канал. Остались и другие российские СМИ: «Медуза», например, сделала многое, чтобы у украинцев была на них аллергия, но и ее читают.

Сказать, что это фатальный запрет или цензура, для меня как-то чересчур. Возможно, кому-то выгодно ставить вопрос именно так.


Владимир Глеба, программист:

— Ситуация была предсказуема. «Дождь» выбирал, чей закон ему нарушать — украинский или российский. И логично не стал нарушать российский. Но дело в том, что можно было бы не называть Крым украинским, но и не полностью игнорировать его аннексию так, как будто бы ничего не произошло. «Медуза», например, везде дисклеймеры писала, когда вынуждена была указывать на карте Крым в составе РФ. Может из-за страха, может еще из-за чего-то, но Дождь просто принял сей факт и никак не пытался даже что-то делать для украинской аудитории. Наверное, потому, что эта аудитория ему не очень интересна. Канал полностью ориентирован на внутреннего пользователя.

Я смотрю его, так как интересуюсь российской политикой. Ну, кто-то интересуется японским аниме, кто-то следит за развитием университетского американского футбола, а мне интересно наблюдать за российской внутренней кухней. Вдобавок, я просто поддерживаю саму идею создания такого СМИ и мне интересны некоторые персоналии на канале, их интервью или передачи. Так что мне сложно представить, зачем украинец будет смотреть «Дождь» в принципе, если не по тем причинам, которые я перечислил выше. А эти причины... так сказать... не создадут большой аудитории «Дождю» тут.

То ли зная свой рейтинг украинский, то ли просто не относясь серьезно к украинской части аудитории, «Дождь» ничего не делал для того, чтобы эта аудитория на канале себя чувствовала комфортно. Игнорирование проблемы Крыма тоже из этого ряда.

Я продолжу смотреть их в интернете, а подписчики провайдера, который их показывал, ничего, скорее всего, даже не заметят.

Я критически плохо отношусь к запретам, но закон такой есть. У него есть конкретная цель — не дать замять тему, наказывать всех, кто толерирует оккупации. И это мне понятно в какой-то степени. К запрету канала я отношусь с сочувствием, негативно, как и к любому другому запрету. Но ни на «Дождь», ни на меня это особо не повлияет.

util