Что ждет водителя, не пропустившего скорую помощь в Петропавловске-Камчатском
 Фото: Сергей Бертов / ТАСС
13 Января 2017, 20:21

Что ждет водителя, не пропустившего скорую помощь в Петропавловске-Камчатском

Адвокат Сергей Панченко: «Ситуация вопиющая, но оснований для привлечения к уголовной ответственности нет»

Пользователи сети требуют уголовного наказания для жителей Петропавловска-Камчатского Ульяны и Романа Лобановых — водителя и пассажира иномарки, преградившей путь машине скорой помощи, которая направлялась к умирающему. В сети началась активная травля пары, пользователи требуют для правонарушителей реальных сроков. Адвокат Сергей Панченко считает, что для этого нет законных оснований, несмотря на чудовищность инцидента.

Петиция с требованием привлечь к уголовной ответственности Ульяну и Романа Лобановых за один день собрала более 30 тысяч подписей. Авторы обращения считают, что наказание, которое грозит паре (штраф в размере 500 рублей за блокировку машины скорой помощи) «совершенно несоразмерно» последствиям инцидента.

В социальной сети «ВКонтакте» появилась страница, где размещены фотографии пары, ссылки на их страницы (страницы удалены), скриншоты страниц со списком друзей Лобановых. Большинство записей на странице — требования наказать виновных, оскорбления в их адрес и даже призыв лишить их гражданства РФ.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков ранее заявил, что поведение водителя должно получить юридическую и правовую оценку, подобные действия абсолютно недопустимы.

Денис Ахара, брат погибшего, вместо обвинений в адрес Лобановых пожелал им «крепкого здоровья»: «Требовать от вас ничего не собираемся, нашего брата это не вернет. Но хочу пожелать вам крепкого здоровья. И чтобы вам никогда не приходилось вызывать скорую помощь».

Адвокат Сергей Панченко рассказал Открытой России, почему требования пользователей интернета не могут быть выполнены, если руководствоваться действующим законодательством РФ:

— Уголовная ответственность связана с виной, вина существует в двух формах. Первая — в форме прямого умысла, когда человек желает наступления последствий. В данном случае последствием этой ситуации была смерть человека. Утверждать, что эти люди желали смерти этому человеку — это безумие. Тогда мы обращаемся к другой форме вины: когда человек должен был осознавать последствия, но либо не осознавал их, либо ему было все равно, какие будут последствия его поступка. Я не нахожу здесь и этой формы вины. Человек перекрыл дорогу, но он же не мог предположить, что человек умрет от этого.

Роман и Ульяна Лобановы

Роман и Ульяна Лобановы

— Даже несмотря на то, что водитель скорой помощи говорил о том, что машина едет к больному?

— Говорить можно все что угодно. По существу это определенная ответственность, но я не вижу здесь уголовной вины. Сейчас будут говорить о том, что надо людей привлечь к уголовной ответственности — наше государство это уже проходило. Когда уголовная ответственность вводилась задним числом, когда расстреливали валютчиков по закону, который был принят уже после совершения ими преступления, ареста и даже суда.

Да, это вопиюще чудовищный случай, он дает почву для того, чтобы пересмотреть законодательство. Это как с пресловутым делом Pussy Riot: на тот момент не было уголовной ответственности за какие-то действия, связанные с оскорблением чувств верующих, поэтому они не могли быть подвергнуты уголовному наказанию и посажены в тюрьму.

Сейчас по законодательству привлечь водителей, которые вот так не пропускают скорую, за возможные последствия в виде смерти пациента не представляется возможным. Нельзя у нас право подменять революционной целесообразностью. К сожалению, у нас это основное занятие, которым грешат наши суды и общественное мнение — собирание всяких петиций, того — на кол, этого — помиловать. Но существует закон. Я понимаю, что он у нас в обществе и государством, и судами попирается. То, что он попирается государством, это не повод для общества, в том числе и для журналистов, продолжать эту линию поведения. Хоть кто-то должен уважать закон в конце концов.

Поэтому этот случай — повод для общественной дискуссии, возможно, об ужесточении ответственности за такие поступки, как непропуск скорой помощи. Но пытаться привлечь людей задним числом — это путь в никуда. Это подмена права и закона на революционную целесообразность. Конечно, привлечь у нас можно к чему угодно, но я не вижу здесь достаточно прочных причинно-следственных связей, чтобы это образовывало уголовно-правовую вину, не вижу здесь неосторожной вины в отношении смерти человека. Хотя эта ситуация абсолютно вопиющая.

В нашей «правовой» системе произойти может все что угодно. Те же самые Pussy Riot «двушечку державную» получили. Они ее получили незаконно. Поэтому когда мы задаем вопрос «А могут ли?», то надо его разделять на две части: с одной стороны, могут возбудить, постановить, привлечь — бумага все стерпит. Но с другой стороны, «А есть ли для этого законные основания?» Нет, для этого законных оснований нет.

10 января в Петропавловске-Камчатском скорая помощь не смогла вовремя прибыть к умирающему пациенту из-за иномарки, преградившей путь. За рулем была женщина, вместе с ней был ее муж. Водитель не отреагировала на включенные спецсигналы и требования работников скорой помощи освободить дорогу. Между мужем водителя и бригадой врачей завязался конфликт. 21-летний пациент скончался до приезда скорой помощи.

util