War Is Boring: российский десант может захватить балтийские страны за считанные часы
 Тренировка ракетных и артиллерийских подразделений 5-й армии ВВО в Приморском крае. Фото: Юрий Смитюк / ТАСС
19 January 2017, 11:00

War Is Boring: российский десант может захватить балтийские страны за считанные часы

Это маловероятный сценарий, но в последнее время сбывается и самое невероятное

В феврале 2016 года влиятельный исследовательский центр RAND Corporation, тесно связанный с американскими ВВС, опубликовал доклад, в котором предупреждал, что Россия, вторгнувшись в страны Балтии, сможет дойти до столиц Латвии и Эстонии меньше чем за три дня, даже если о вторжении будет известно за неделю.

Но, возможно, скорость, с которой Россия может захватить регион, авторы доклада недооценили: Кремль может направить туда гигантский контингент своих десантных войск и внести элемент неожиданности. Вполне возможно, что для победы России потребуются считанные часы, а не дни.

Как может разворачиваться такое вторжение? Массированный ракетный обстрел и авиаудары на рассвете сокрушат оборону балтийских государств, а затем последует крупномасштабная десантная операция в сочетании с вторжением ограниченных сил в Литву из российского эксклава — Калининградской области.

Прежде чем альянс поймет, что происходит, — не говоря уже о какой-то реакции, — все будет кончено.

Невозможно? Давайте взглянем на цифры.

В Эстонии, по данным Международного института стратегических исследований, в 2016 году насчитывалось 5300 военных на действительной службе в наземных войсках. В Латвии на действительной службе 4450 человек, в Литве — 6000; таким образом, всего в странах Балтии 15750 солдат.

Эти цифры не включают относительно малочисленные ВВС и флот. Не учтены здесь также резервисты, военизированные формирования и войска союзников по НАТО, находящиеся в регионе и регулярно ротируемые. По данным того же Международного института стратегических исследований, в Эстонии 12000 членов военизированного Союза обороны (Kaitseliit), а в Латвии — 11300 бойцов милиции.

Однако маловероятно, что все эти силы могут быть приведены в боевую готовность моментально, и о же касается резервистов. И нельзя быть уверенными в том, что вооруженные силы балтийских стран смогут ответить на внезапную атаку, учитывая возможное нарушение коммуникации между правительствами этих государств в первые часы конфликта.

Воздушно-десантные войска России состоят из четырех дивизий и шести бригад, их общая численность больше 45 тысяч человек. Эти солдаты обучены и экипированы лучше, чем их потенциальные противники, к тому же они могут расчитывать на подавляющее превосходство России в воздухе в течение как минимум нескольких дней.

Однако Россия не в состоянии развернуть все эти силы моментально, даже если хотела бы. Роль бутылочного горлышка здесь выполняет транспортная авиация. Исследование современных российских транспортных самолетов, их возможностей и степени готовности к выполнению боевых задач, проведенное автором этой статьи, показало, что теоретически при работе с предельной нагрузкой Россия может перебросить в лучшем случае половину своих десантников.

В основном Россия рассчитывает на четырехмоторные транспортные самолеты Ил-76; на учениях именно их используют для сбрасывания десанта. Но нельзя исключить и применение других типов самолетов — по меньшей мере для переброски десантников на захваченные аэродромы.

Все это не означает, что Россия именно таким образом будет вести воздушно-десантную операцию в случае войны. Но вполне возможно, что Россия нанесет удар силами примерно 10 тысяч десантников, для чего ей понадобится использовать почти весь флот из 91 Ил-76.

Будут ли у российской армии оперативные возможности провести такую крупную десантную операцию? Ее воздушно-десантные силы специально готовят именно к выполнению такой задачи.

На учениях в октябре 2015 года в Центральном военном округе Россия привела 10 тысяч десантников в состояние боевой готовности за 24 часа до вылета на задание. В 2016 году она провела не меньше 18 крупных учений с участием ВДВ; в некоторых из них участвовали только эти войска.

В крупнейших в 2016 году десантных учениях, состоявшихся 22–24 марта, приняли участие больше 30 тысяч солдат из Западного военного округа. Было задействовано 3800 единиц бронетехники и больше ста боевых вертолетов и военных самолетов. Впрочем, не всех участников этих учений сбрасывали с парашютом.

Добавим к этому, что военное присутствие в Калининградской области поистине чудовищно: две мотострелковые бригады и одна бригада морской пехоты — всего около 14 тысяч солдат, поддерживаемых артиллерийской бригадой. Если Кремлю понадобится еще увеличить эти силы, он может прибавить к ним еще по меньшей мере 14 батальонов из Западного военного округа, в том числе четыре танковых.

Даже если не учитывать потери противника при предварительных ударах, российская армия начнет конфликт с огромным превосходством — как в численности живой силы, так и в качестве экипировки; в то же самое время преимущество у нее будет и в воздухе.

Превосходство в воздухе критически важно для успеха внезапного нападения, но преимущество Кремля практически гарантировано лишь на короткое время. Швеция и Финляндия могут остаться нейтральными — эти страны не входят в НАТО, — и доступ западного альянса к воздушному пространству над Балтикой будет жестко ограничен в течение нескольких часов, если не дней, с момента начала вторжения.

Вне зависимости от этого решающим фактором будет внезапность и эффективность предварительных ударов. В случае успеха регулярные силы стран Балтии могут быть выведены из строя.

Вот лишь один пример: от расположения Куперьяновского отдельного пехотного батальона эстонской армии в Выру всего лишь около 80 км до российской базы в Пскове. Радиус действия ракет 9М528, которыми оснащена система залпового огня БМ-30 «Смерч», — около 88 км.

Авторы исследования RAND Corporation предполагают, что Швеция разрешит НАТО использовать ее территорию как базу для боевой авиации. Но такой шаг немедленно поставит Швецию под угрозу возмездия, включая и возможный ядерный удар. Альянс не должен считать, что сотрудничество Швеции гарантировано.

Элемент неожиданности будет критически важен и для того, чтобы не дать балтийским государствам мобилизовать своих резервистов и полувоенные структуры. И если оборона будет разбита, а коммуникационные линии и ключевая инфраструктура или будут разрушены, или перейдут под контроль России, правительства стран региона окажутся под чудовищным давлением, которое вынудит их сдаться, — потенциально это может произойти уже через несколько часов после первых ракетных залпов и первого парашютного десанта на балтийской земле.

А что же Польша? Если в течение первых часов операции Россия не нападет на польскую территорию, выполнит ли Варшава свои обязательства по Североатлантическому договору? Должна ли она контратаковать? Провести контратаку на Калининград и иметь дело с возможностью российского удара по ее инфраструктуре? Или даже ядерного удара? Кроме того, такие шаги приведут к прекращению подачи российской нефти и газа, от которых Польша сильно зависит.

Один-три дня сомнений — это все, что нужно России, чтобы утвердить свое присутствие; за это время ее регулярная армия захватит балтийские столицы.

Может ли НАТО избежать такой катастрофы? Да, с помощью сдерживания. Возможность альянса осуществить возмездие и наличие политической воли, чтобы решиться на такой шаг, — ключевой момент, который заставит Россию обдумывать любые агрессивные действия крайне тщательно.

Является ли весь этот сценарий чисто умозрительным? Хотелось бы верить, что это так.

Маловероятно, что Россия предпримет прямую агрессивную военную операцию против государства, входящего в НАТО. Однако, как доказывают события последних лет, даже самые невероятные сценарии могут осуществляться.

util