Forbes: «Как сокращение ядерных арсеналов может сделать Третью мировую войну более вероятной»
 Атомный взрыв. Фото: U.S. Department of Energy / Wikimedia
21 January 2017, 11:00

Forbes: «Как сокращение ядерных арсеналов может сделать Третью мировую войну более вероятной»

Если экономить на стратегическом оружии, можно ненароком разрушить систему сдерживания

Избранный президент Трамп еще не решил, что ему делать с угрозой ядерной войны, но давайте считать, что он хотя бы признает эту проблему. Большинство политиков предпочитает попросту не замечать восьмисотмегатонную гориллу в комнате — даже при том, что это единственное из всего созданного человеком, что может стереть с лица Земли американскую демократию еще до дня инаугурации.

Трамп начал свою кампанию с заявлений о необходимости модернизировать устаревающий ядерный арсенал страны, и в этом он был на 100% прав. Позже он предположил, что таким союзникам Америки, как Япония и Южная Корея, может понадобиться создать свои собственные ядерные арсеналы; это вызывало некоторую тревогу, но было вполне логичным выводом из идеи прекратить расширение американского ядерного «зонтика» для союзников (а почему, собственно, США должны быть готовы рисковать собственным уничтожением ради защиты какой-то другой страны?).

Позже Трамп заявил, что США должны «расширить» свои ядерные возможности. А 15 января он предложил обменять снятие экономических санкций против Москвы на сокращение ее ядерного арсенала.

Очевидно, избранный президент не определился с тем, как он хочет справиться с величайшей угрозой безопасности США. Но ему пришлось бы делать куда более странные вещи, чтобы соответствовать позиции, которую занимал президент Обама в начале своего первого срока. Тот всерьез призывал к полному ядерному разоружению, что было бы огромной удачей для любого иностранного диктатора, способного припрятать несколько боеголовок, когда все остальные страны сведут свои арсеналы к нулю. К тому же предложение Обамы лишила бы НАТО самого эффективного средства, удерживающего от неядерного нападения.

Так что давайте не будем слишком эмоционально реагировать на немногочисленные заявления Трампа, касающиеся ядерного оружия. Пока он не сказал ничего настолько же безумного, как новоизбранный президент Обама. И будем надеяться, что нового президента скоро проинформируют о том, для чего США именно такой ядерный арсенал, какой у них есть, потому что сократить ядерные вооружения — это совсем не то же самое, что убрать нелегальное оружие с улиц Манхэттена: если сделать при этом ошибку, то можно серьезно повредить собственной безопасности.

Последовательная ядерная стратегия должна учитывать два фундаментальных факта:

1. У России достаточно ядерного оружия, чтобы уничтожить нашу страну.

2. У нас нет другой реальной защиты от этой угрозы, кроме средств возмездия.

Угроза возмездия и есть то, что мы называем сдерживанием — Россия не решается на ядерную атаку, потому что знает: это будет самоубийство. Кроме шуток, американские военные, если получат такой приказ, могут уничтожить в России практически все, что чего-то стоит, сегодня к закату.

Разумеется, избежать такой судьбы — первоочередная задача для лидеров обеих стран. Однако в этих отношениях «взаимного заложничества» по-настоящему важно не то, каким количеством оружия располагает страна до внезапной атаки, а то, сколько останется после нее. Именно то оружие, которое можно сохранить и использовать для возмездия, прежде всего сдерживает внезапное нападение.

Поэтому лидерам нужно быть очень осторожными при сокращении арсеналов. Если бы США в обмен на что-либо отказались от межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования, как недавно предлагал бывший министр обороны Уильям Перри (занимал должность в 1994–1997 годах, при президенте Билле Клинтоне. — Открытая Россия), а россияне после этого нашли бы способ выслеживать в море наши оснащенные ракетами подводные лодки, достаточно было бы всего пары дюжин российских боеголовок, чтобы внезапная атака полностью разоружила Америку. А боеголовок, способных это сделать, у России больше тысячи.

Любая подобная операция была бы в высшей степени рискованной, но при том что у наших стратегических сил всего 14 подводных лодок, несущих баллистические ракеты, и несколько баз бомбардировщиков, в случае кризиса это выглядело бы соблазнительным вариантом. И обладание сотнями межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися боеголовками в укрепленных подземных пусковых установках будет ключевым моментом в предотвращении ядерного Армагеддона в том воображаемом случае, если океаны станут прозрачными, то есть Москва сможет брать на прицел наши подводные лодки.

Никто всерьез не ожидает, что в обозримом будущем Россия сможет прицельно наносить удары по нашим подводным средствам сдерживания. По сути, следующее поколение подводных лодок Columbia, несущих межконтинентальные баллистические ракеты, вероятно, до конца века будет оставаться самой безопасной частью наших ядерных сил. Но, как Трампу наверняка подсказывает его опыт в мире бизнеса, нет смысла складывать все яйца в одну корзину. Нужно иметь какие-то варианты на случай, если противник осуществит крупный прорыв в сфере обнаружения объектов атаки.

Таким образом, Америке необходим разнообразный арсенал ядерных сил, чтобы гарантировать, что Россия не решится на внезапную атаку: если они найдут способ разоружить нас с одного удара, то, бог свидетель, мы сами дали им серьезные основания это сделать.

Поэтому давайте не будем путать сокращение ядерных арсеналов с укреплением безопасности. Нас защищает от ядерной атаки прежде всего уверенность наших врагов в том, что она будет самоубийственной. Нам необходимы все три элемента ядерной триады — ракеты на суше, ракеты в море и дальние бомбардировщики, — чтобы у Москвы точно не было никаких иллюзий. Модернизация этих сил в ближайшие несколько десятилетий потребует около 1% федерального бюджета. И если Вашингтон попытается сэкономить, пропустив несколько ступеней ядерной модернизации, мы можем потерять все.

util