Навальный: «Меня все равно арестуют, почему бы не сделать это прямо сейчас?»
 Петр Офицеров и Алексей Навальный во время заседанияенинского районного суда Кирова. Фото: Сергей Бровко / Коммерсантъ
20 January 2017, 12:15

Навальный: «Меня все равно арестуют, почему бы не сделать это прямо сейчас?»

По делу «Кировлеса» дали показания лесники и аудиторы

19 января Кирове продолжилось рассмотрение дела «Кировлеса». В суде Ленинского района показания давали свидетели обвинения: аудитор, лесники из глухих районов Кировской области и начальник службы безопасности «Кировлеса». Навальный спрашивал у свидетелей, боятся ли они его.

«Могут ли у предприятия быть чувства?»


Первой выступила аудитор Татьяна Загоскина. В 2009 году она проводила исследование хозяйственной деятельности КОГУП «Кировлес». Особенно тщательно изучались договорные отношения между «Кировлесом» и «Вятской лесной компанией» Петра Офицерова.

— Для меня было совершенно очевидно, что договор с «ВЛК» был заключен на невыгодных условиях, так как фирма-посредник, а именно такой фирмой была «ВЛК», всегда брала свой процент за услуги, и это отрицательно сказывалось на цене. Кроме того, «ВЛК» покупала древесину в основном элитных сортов, а от дров отказывалась.
— Я сейчас выведу этого липового аудитора Загоскину на чистую воду! — вскочил с места Навальный. — Скажите, пожалуйста, аудитор Загоскина, почему вы вообще решили заниматься этим аудиторским исследованием? Признайтесь, что исследовали не просто так, а по заданию начальства — главы департамента собственности Константина Арзамасцева и руководителя «Кировлеса» Вячеслава Опалева. К примеру, у вас было техническое задание на вашу проверку?
— У меня было задание от моего руководства, которое было в процессе работы скорректировано.
— Ну, это все равно что я покупал корову, а потом мне все слегка скорректировали и продали козу!

Судья Втюрин засмеялся и попросил в дальнейшем избегать во время допроса свидетеля абстрактных зоологических сравнений.

— Сколько времени заняло ваше аудиторское исследование? — продолжил Навальный.
— Шесть дней, мы работали вдвоем, работали выборочно, смотрели только существенные документы.
— «Кировлес» — это крупнейшее предприятие Кировской области. 39 филиалов, 3600 сотрудников! Невозможно за шесть дней все это проверить! Может быть, вы использовали «маховик времени» или другое волшебное устройство?!

Судья Втюрин еще раз предупредил подсудимого Навального о недопустимости использования в суде абстрактных терминов.

— Ваша честь, прошу огласить выводы аудиторского заключения Загоскиной. Как можно, например, понять фразу: «С принятием Лесного кодекса предприятие „Кировлес“ все больше ощущает свою невостребованность»? Может ли аудитор с хорошей профессиональной подготовкой в разделе «выводы» писать об ощущениях? Могут ли у предприятия быть чувства?
— Если не запрещено писать о чувствах, значит разрешено!— заявила аудитор Загоскина.



Подполковник Змиев


Перед судом предстал бывший руководитель службы безопасности «Кировлеса», подполковник полиции в отставке Павел Змиев. Он рассказал суду про невыгодный контракт, заключенный с «Вятской лесной компанией».

— Мы им (Навальному и Офицерову — прим. Открытой России) поверили, думали — люди из Москвы приехали, может быть, действительно сумеют наладить нам реализацию древесины, но вышло только хуже. Из лесхозов стали жаловаться, что забирают только лучшую древесину, а с остальной что делать? Говорили, что договор с «ВЛК» был заключен под давлением и никому не выгоден. Опалев говорил, что боится, что всех уводят, если не подписать этот договор.
— Господин подполковник, неужели вы меня так боялись, что не могли сообщить в полицию, что я член преступной группы?! Вы меня и сейчас боитесь?! — спросил Навальный.
— Нет, я вас не боюсь, — ответил свидетель. — Но на ваши вопросы отвечать не хочу.

В зале начался шум, защитники и прокуроры пытались перекричать друг друга, адвокат Давыдова грозилась привлечь свидетеля к ответственности за отказ давать показания, судья Втюрин стучал кулаком по столу и объявил обеденный перерыв.


Кто боится Навального


После перерыва в суде выступил Дмитрий Кузякин, бывший директор Кирово-Чепецкого лесхоза.

— Было ли выгодным для вас сотрудничество с «ВЛК»? — спросил Навальный.
— Нет. Цена изменилась в худшую сторону. Раньше мы отгружали пиловочник за 2200 рублей за кубометр, а при «ВЛК» цена упала до 1600 рублей.


— Как вы думаете, у меня был корыстный интерес в деятельности «ВЛК»? Вы боитесь меня?
— Я не хочу даже думать по этому поводу. Бояться чего?! В третий раз вас увидеть?

В зале раздался смех.

Директор лесхоза


Затем допрашивали свидетеля Юрия Смертина из городка Советск. В 2009 году Юрий Смертин работал директором советского лесхоза — филиала КОГУП «Кировлес».
— Вы торговали с «ВЛК»? — спросил прокурор.
— Да, мы возили пиломатериалы на разгрузочную площадку в Котельнич, но это было невыгодно, так на открытой площадке качество пиломатериалов портилось. Кроме того, мы должны были платить за перевозку, а это было очень дорого. Мы пошли с экономистом к гендиректору Опалеву и доказали ему, что нам выгоднее самим торговать в Советске, а не возить «ВЛК». И больше с ними не торговали. Офицерова я знал, беседовал, а Навального я видел только в суде.

— Скажите, я у вашего лесхоза лес крал? — спросил Навальный.
Мужчина смутился и начал говорить о самовольный порубках в лесах Советского района.
— Я вас не о том спрашиваю... Вот вы возили лес для «ВЛК», скажите, вы правда считаете, что этот лес у вас украден?
— Вы интересный человек, — ответил дедушка.
Судья снял вопрос.



«Меня все равно рано или поздно арестуют»


Судья Алексей Втюрин объявил участникам процесса о том, что назначил следующее заседание на 20 января и планирует провести 16 заседаний подряд. Адвокаты заявили о занятости в московских судах в это время. Судья пригрозил принять меры по поводу тех, кто не явится. Алексей Навальный призвал арестовать его немедленно.

— Меня все равно рано или поздно арестуют, ваша честь, почему бы не сделать это прямо сейчас?

Судья Втюрин объявил о продолжении допроса свидетелей. Далее заслушали свидетелей Владимира Глазырина из деревни Челноки Нагорского района, Веру Шутову из деревни Ключи Арбажского района, Алексея Белоглазова из города Луза.

В 9 утра 20 января в суд Ленинского района явились только четыре журналиста и государственные обвинители. Суд продолжался полторы минуты. Судья Алексей Втюрин объявил о переносе заседания на понедельник 23 января а связи с неявкой обвиняемых.

util