Жизнь после «Елочки». Сирота из Абакана не может получить ни жилья, ни пенсии, ни работы
 Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ
21 Января 2017, 10:00

Жизнь после «Елочки». Сирота из Абакана не может получить ни жилья, ни пенсии, ни работы

Шесть лет государство не выплачивало сироте из Абакана Светлане Куновой пенсию по потере кормильца, а затем и вовсе забрало девушку от единственного родственника — тети, — и отправило в детский дом «Елочка».

После выпуска из детдома в 2007 году Куновой должны были предоставить квартиру, однако до сих пор этого не сделали. У женщины нет регистрации, поэтому она не может официально устроиться на работу и получить социальную помощь. Открытая Россия поговорила со Светланой и попыталась разобраться в ситуации.

«Зачем тебе жилье, если ты в тюрьме?»

Светлане Куновой было шесть, когда ее отца убили. Через девять дней мать ушла из семьи, оставив двух дочерей одних. Старшую сестру отдали в дом инвалидов. Светлану забрала к себе на воспитание тетя, Лариса Арбуз. Спустя шесть лет государство решило, что девочке лучше будет жить не с родственницей. Сама Светлана, как и ее тетя, не знают, почему чиновники решили ее забрать из семьи. Отдел опеки определил 12-летнюю Светлану в детский дом «Елочка». Тетя Светланы боролась за опеку над ребенком, однако ей отказали, сославшись на то, что у нее трое своих детей, которых она воспитывает без мужа. Чиновники в личных разговорах не скрывали: они заподозрили женщину в том, что она просто хочет получать пособие за Светлану.

Кунова хотела остаться с тетей. По ее словам, в период жизни с тетей она хорошо училась в школе и не имела вредных привычек. Но после того, как попала в детский дом, она начала курить и употреблять спиртные напитки. «За подопечными детского дома никто не следил, дети могли делать что хотят», — рассказывает Светлана. Через год она перестала ходить в школу. Вскоре после выпуска из детского дома Светлану посадили в тюрьму.

Светлана Кунова. Фото: Новый Фокус

Светлана Кунова. Фото: Новый Фокус

«Меня поставили в детском доме на учет по жилью. Когда я отбывала срок, то писала запрос на получение жилья как сироте. Пришел ответ, в котором сказано, что при освобождении мне обязательно выдадут квартиру. Когда я освободилась, мне сказали: жди. Потом я подала в суд и выиграла его, но до сих пор не получила жилья и вынуждена скитаться. И если в 2010 я была 62-й в очереди, то сейчас я семьдесят какая-то, потому что сделали вторую очередь», — рассказывает Светлана.

Из-за того, что у женщины нет жилья, она не может получить регистрацию, и как следствие — устроиться на работу, сделать ИНН и получить хоть какую-то социальную помощь. Это продолжается с момента освобождения Светланы из тюрьмы, вот уже более двух лет.

По словам Светланы, министерство финансов республики Хакасия, которое должно выделить деньги на жилье, утверждало, что Светлане не выделили жилье раньше, потому что она отбывала срок, и жилье ей в тюрьме не требовалось.

«Мне отвечают: „Ты в тюрьме пять с половиной лет сидела, тебе зачем жилье вообще нужно было?“ Как это зачем? Я даже на условно-досрочное освобождение не могла подать из-за того, что у меня нет жилья», — говорит Светлана.

Как рассказала Открытой России начальник отдела по учету и распределению жилой площади города Абакана Ольга Пинтусова, информацией о случае Светланы Куновой она не располагает. Однако деньги на покупку квартир сиротам Абакана должны поступать из бюджета республики Хакасия.

«Сколько республика перечисляет денег на эти цели, столько жилья и приобретается. В прошлом году мы обеспечили жильем 16 сирот. При том, что в очереди на квартиры у нас 350 сирот. И порядка 150 неисполненных судебных решений. Прокуратура инициирует обращение в суд, защищая интересы детей. Эти дела в суде бесспорные, никто не возражает против того, что дети должны быть обеспечены жильем. Но финансирования никто не добавляет. Прокуратура почему-то свои усилия не направляет на тех, кто обязан финансировать. То есть получаются половинчатые решения», — рассказывает Пинтусова.

«Мы не будем вам ничего выплачивать»

С 1996 по 2002 год Светлана жила у тети и должна была получать пенсию по потере кормильца. Но поскольку тетя не имела опекунства над девочкой, то не могла оформить Светлане пенсию.

«В 2014 году, после освобождения, я обратилась в пенсионный фонд с этим вопросом. Чтобы мне выплатили пенсию за шесть лет, которую я обязана была получать по закону. Там мне сказали, что все сроки давности прошли. Мне отказали. По мнению чиновников, оформлять пенсию должна была прийти либо я, либо опекун. Я стала им объяснять, что не могла в шесть лет написать заявление, а тетя, у которой я жила, не имела опекунства надо мной. На это они сказали: „Докажите. А пока мы не будем вам ничего выплачивать“», — рассказывает Светлана.

Замначальника управления Пенсионного фонда города Абакана Анастасия Утробина рассказала Открытой России, что Светлане или ее законному представителю нужно было обратиться в управление по социальной поддержке населения.

«Поскольку отсутствовал факт обращения с заявлением, то, скорее всего, женщина не сможет получить пенсию за прошедшие годы. Если бы было обращение и ей бы отказали в пенсии, то у суда были бы основания для принятия решения о взыскании пенсии за прошлые годы. Тут уже вопрос возникает, каким образом проводился контроль», — рассказывает Утробина.

С вопросом, как быть в этой ситуации, Светлана обращалась в прокуратуру, где ей было отказано с формулировкой «идите и подавайте в суд, доказывайте, мы ваши интересы представлять не будем». Сейчас женщина планирует обратится в суд, но у нее нет денег на адвоката.

«Если давать жилье каждой сироте, бюджет лопнет»

Случай Куновой прокомментировал главный редактор хакасского независимого интернет-издания «Новый Фокус» Михаил Афанасьев:

— Прокуратура Хакасии действует вполне в духе своих представлений о справедливости. Светлана Кунова — обычная сирота, вступиться за нее некому. Юность у нее была, как бы это помягче выразиться, непростая. Разве она может называться полноценным человеком? На защиту какого закона она может претендовать, если сама его нарушала? Увы, это логика местных силовиков.

Страшно не только это. А то, что прокуроры считают свои ведомства органом по защите интересов власти от народа и думают как любой чиновник. Если заставлять власти давать жилье каждой сироте, то бюджет попросту лопнет. А такого допустить никак нельзя. Интересы государства выше.

А вот самое тоскливое, что у прокуратуры есть дела поважнее. Например, отслеживать на предмет экстремизма комментарии на сайтах. Или нецензурных выражений, или разглашения персональных данных в статьях. И бесконечно проверять, проверять и проверять то одну статью, то другую. Упустил что-то, начальство спросит строго. Вот и получается, что обеспечение жильем сирот никак не входит в систему координат нынешней системы власти.

util