The National Interest: «Почему Россия может победить в Ливии»
 Демонстрация в Эль-Байда, Ливия. Фото: Wikimedia Commons / Public domain
24 Января 2017, 10:00

The National Interest: «Почему Россия может победить в Ливии»

Все, чего может добиться Запад, — замена одного пророссийского ливийского диктатора другим

Что может быть лучшей иллюстрацией к безумию ближневосточной политики Америки? Самый очевидный ответ: война в Ираке — в стране, где мы прочно увязли в трясине, и это через 14 лет после свержения Саддама Хусейна. Еще один пример — гражданская война в Сирии, где многочисленные группировки воюют американским оружием, включая бывшее подразделение «Аль-Каиды» и «Хезболлу».

Но на мой взгляд, лучше всего наше ближневосточное безумие видно на примере ближайшего соседа этого региона — Ливии. В этой стране углубляется гражданская война между правительством, которое поддерживает Америка, и генералом, которого Америка поддерживала раньше.

Первое — это признанное ООН правительство национального согласия, прибывшее в страну из Туниса прошлой весной. С тех пор переходному правительству так и не удалось установить контроль даже над столицей — Триполи. Второй — это Халифа Хафтар, бывший союзник Муаммара Каддафи, впоследствии ставший его противником и организовавший несколько неудачных попыток свергнуть режим; сам он в то время жил в Вирджинии.

Многие ливийцы не признают правительство национального согласия, считая его марионеткой Запада, а о Хафтаре распустили слухи, будто он агент ЦРУ. К тому же часто намекают, что США создали ИГИЛ — общего врага правительства и Хафтара.

Мужчина с портретом генерала Халифа Хафтара на демонстрации в поддержку «Операции достоинства». Фото: Esam Omran Al-Fetori / Reuters

Мужчина с портретом генерала Халифа Хафтара на демонстрации в поддержку «Операции достоинства». Фото: Esam Omran Al-Fetori / Reuters

Так что наша битва за умы и сердца стремительно развивается.

Хафтар и его правительство, известное как Палата представителей, базируются в городе Тобрук на востоке Ливии. В годы Второй мировой войны упорное сопротивление города атакам Германии и ее союзников разрушило репутацию знаменитого немецкого военачальника Эрвина Роммеля. А сейчас Тобрук досаждает Западу. Отказ Палаты представителей признать правительство национального доверия и продолжающаяся конфронтация между двумя правительствами мешает всем дипломатическим усилиям по объединению страны. В конце прошлого года две стороны на короткое время отставили свои разногласия, чтобы изгнать ИГИЛ из города Сирт, но даже и тогда между ними случались столкновения. После этого напряженность снова стала усиливаться. На стороне каждого из правительств воюют боевики; в частности, правительство национального согласия полагается на сильное ополчение из города Мисрата. Ливия остается расколотой со времен падения правительства Каддафи. Сейчас ее политическая судьба в руках боевиков.

До 1963 года Ливия была разделена на три провинции — Триполитанию (сейчас там базируется правительство национального согласия), Киренаику (сейчас под контролем Палаты представителей) и Феззан, иногда называемый Феццан. В те времена в стране была довольно слабая власть короля Идриса. Провинции и племена были настолько сильны, что часто вели себя совершенно независимо. В конце концов король, надеясь сделать страну более единой, отменил деление на провинции. После свержения короля в 1969 году Каддафи безжалостно проводил программу национализации, в результате которой и появилась та страна, которую мы знаем сейчас. Как бы жестоко это ни звучало, современную Ливию создал Каддафи, и в отсутствие его режима она предсказуемо дезинтегрировалась. Таким образом, США сделали в Ливии ту же ошибку, что и в Ираке. Они не смогли понять, что это искусственно созданная страна, и не стали тратить силы на изучение огромного количества скрытых противоречий, раздиравших ее. Попытавшись заменить диктатуру национальной демократией, США породили лишь хаос.

Самое утешительное, что можно сказать о сегодняшней Ливии, — это то, что гражданская война в ней не такая кровавая, как в Сирии. Но пугающее сходство между двумя конфликтами принимает все более определенные очертания. Россия, которая долгое время поддерживает режим Башара Асада в Сирии, вмешалась в ливийский конфликт на стороне Палаты представителей. Недавно Хафтара чествовали на борту «Адмирала Кузнецова», единственного российского авианосца. Там генерал подписал соглашение с россиянами. Владимир Путин раскатывает на пиар-победы как в идеологической, так и в военной сфере: во-первых, он оказывает поддержку лидеру боевиков Хафтару, когда связанное с Западом и сравнительно демократическое правительство национального согласия выглядит беспомощно, во-вторых, он в очередной раз предстает в образе «бича терроризма» (Хафтар — противник исламизма и сыграл значительную роль в изгнании джихадистов из Бенгази). Ливия станет ближайшей целью России с ее стремлением поддерживать присутствие в Средиземноморье. Соглашение с Хафтаром подновляет России построить две новые базы на востоке Ливии.

Солдаты ливийской армии с членами правительства национального единства. Фото: Ismail Zitouny / Reuters

Солдаты ливийской армии с членами правительства национального единства. Фото: Ismail Zitouny / Reuters

Тобрук сейчас обхаживает не одна Россия. Хафтара поддерживают также Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет — они считают, что он более последовательный приверженец борьбы с международным терроризмом, чем правительство из Триполи. Многие в Тобруке ожидают и поддержки со стороны Дональда Трампа, который предпочитает устанавливаемый сильным лидером порядок демократическому беспорядку, что полностью соответствует целям Хафтара.

Что же касается американского клиента — правительства национального согласия, — в начале этого месяца его пошатнула отставка вице-премьера Мусы Аль-Кони. На пресс-конференции в Триполи он заявил, что решил подать в отставку, потому что Президентский совет (орган, формируемый правительством национального согласия и исполняющий обязанности главы государства. — Открытая Россия) «несет ответственность за убийства, похищения и насилие, случившиеся за последний год» и при этом остается «недееспособным». К тому же правительство национального согласия отражает атаки со стороны третьего ливийского правительства — «Национальной группы спасения», базирующейся в Триполи, которая в 2016 году потеряла власть, но снова начала вооружать боевиков.

Хафтар за всем этим внимательно наблюдает. В начале этого года он уже объявил, что у него нет планов дальнейших переговоров с правительством национального согласия. Если он решит, что в состоянии консолидировать контроль над страной, объединившись с лояльной «Бригадой Зинтан», базирующейся на юго-западе от Триполи, то может попытаться взять нестабильную столицу, даже если ему не подчинится мощная группировка из Мисраты. И, возможно, все, чего достигнет Запад своей интервенцией в Ливии, — это замена одного поддерживаемого Россией диктатора другим. Это ужасный исход, но мы теперь к таким уже привыкли.

Оригинал статьи: Мэтт Перпл, «Почему Россия может победить в Ливии», The National Interest, 22 января

util