В деле «Кировлеса» нашли внебрачного сына Офицерова
 Петр Офицеров во время пересмотра дела по обвинению в хищениях на «Кировлесе». Фото: Сергей Бровко / Коммерсантъ
23 Января 2017, 18:16

В деле «Кировлеса» нашли внебрачного сына Офицерова

Судью Втюрина не смущает ни отсутствие обвиняемых, ни противоречие свидетельских показаний основам физиологии человека

В Кирове продолжается рассмотрение дела Алексея Навального и Петра Офицерова. В пятницу оба подсудимых отказались участвовать в процессе. Однако судью Втюрина не смутило отсутствие обвиняемых — он провёл заседание в пустом зале. Процесс продолжался чуть больше минуты. В понедельник суд начался с отвода судьи Алексея Втюрина.

Подслушанное и неподшитое

Защита заявляет отвод судье Алексею Втюрину в связи с отсутствием объективности, беспристрастности и позицией несвободной от влияния извне, а также планами завершить процесс в кратчайший срок.

— Вы говорите о том, что намерены проводить 16 заседаний подряд, несмотря на заявленную занятость подсудимых, — объясняет позицию защиты адвокат Вадим Кобзев. — Совершенно ясно, что такая поспешность вызвана желанием властей как можно скорее лишить моего подзащитного Алексея Навального избирательного права, осудив его за тяжкое уголовное преступление.

— Я считаю, что вы намеренно создаете неприемлемые условия моему подзащитному Петру Офицерову — поддерживает точку зрения коллеги адвокат Светлана Давыдова. — Условия, при которых он не может посещать заседания суда, так как занят в это время своей профессиональной деятельностью. А именно эта деятельность обеспечивает его заработок, следовательно, гонорар адвокату и поездки в Киров, и, наконец, достойные условия жизни для его многодетной семьи.

Судья удаляется в совещательную комнату на 20 минут. Затем выходит и быстро зачитывает отказ в отводе самого себя.

Предприниматель Петр Офицеров, адвокат Петра Офицерова Светлана Давыдова, оппозиционер Алексей Навальный и адвокат Алексея Навального Вадим Кобзев (слева направо) во время заседания Ленинского суда по делу о хищении имущества компании «Кировлес», 4 декабря 2016. Фото: Александр Бахтин / ТАСС

Предприниматель Петр Офицеров, адвокат Петра Офицерова Светлана Давыдова, оппозиционер Алексей Навальный и адвокат Алексея Навального Вадим Кобзев (слева направо) во время заседания Ленинского суда по делу о хищении имущества компании «Кировлес», 4 декабря 2016. Фото: Александр Бахтин / ТАСС

«Процесс по делу Дадаева 25-го января и в последующие дни не состоится», — зачитывает телеграмму из московского суда Втюрин и просит адвоката Ольгу Михайлову расписаться на телеграмме.

— Такого процессуального действия как роспись на телеграмме не существует! — возмущенно говорит адвокат — Ничего я подписывать не буду!

— Удивительно! — восклицает Навальный. — Дело Немцова, политическое убийство, резонансный процесс, присяжные, обвиняемые в клетке! И все равно суд откладывают, чтобы дать зелёный коридор «Кировлесу»! Было ли ещё такое когда-нибудь в истории российской юриспруденции?

— Из разговора сотрудников Ленинского суда стало известно, — объявляет адвокат Светлана Давыдова. — Что председатель суда Константин Зайцев недавно был в Верховном суде, где ему были даны «инструкции» о том, каким должен быть приговор судьи Втюрина по делу «Кировлеса». Стало известно, что этот приговор должен быть обвинительным, и подсудимые получат реальные сроки. В связи с зависимостью судьи Втюрина от третьих лиц и его заинтересованностью в определённом исходе процесса, мы заявляем отвод судье Втюрину и требуем вызвать председателя Ленинского суда Кирова Константина Зайцева на допрос.

— Кто говорил такое?! Когда?! — спросил судья Втюрин. — Вы можете представить доказательства?!

— Это составляет адвокатскую тайну, но доказательства у нас есть. — отвечает Давыдова. — И мы можем их предоставить!

Помрачневший судья Втюрин удаляется на 20 минут в совещательную комнату. Посовещавшись сам с собой, выносит решение: «в отводе отказать в связи с голословностью доводов защиты».

Честный свидетель

В суд вызван свидетель Никита Сергеев — бывший директор лесхоза Зуевского района.

— Вы помните Вятскую Лесную Компанию? Как вы относились к сотрудничеству с ней? — спрашивает прокурор.

— Смутно помню. Как относился, не помню. Меня конкретно это не касалось.

— Вас принуждали торговать с ВЛК? Вас наказывали, если вы с ней не торговали? — интересуется адвокат Давыдова.

— Нет, никто не наказывал.

Входит другой свидетель, пенсионер Анатолий Бузмаков из деревни Филенки Афанасьевского района. В 2009 году он работал директором лесхоза Куменского района.

— Подсудимых знаете? — спрашивает судья.

— Только в суде встречаемся! — насмешливо отвечает свидетель.

— Какую продукцию ваш лесхоз поставлял ВЛК?

— Пару машин не помню чего, но, по-моему, отвезли!

— По вашему ощущению, я у вас лес похищал? — спрашивает Навальный.

— Я вас второй раз в жизни вижу, дорогой! — улыбается свидетель.

Прокурор зачитывает свидетелю его собственные показания, данные на этапе следствия. Чтение разрешено судьей Втюриным несмотря на возражения защиты.

Фото: fedpress.ru

Фото: fedpress.ru

Следующий свидетель — Владимир Крылатов родом из Чувашии. В 2009 году он возглавлял кировский лесхоз, филиал КОГУП «Кировлес».

— Для ВЛК мы отгружали столбы, а больше ничего я не помню.

— Можно, я задам свой коронный вопрос, — умоляет судью Навальный. — Я у вас лес крал?

— Продукция была отгружена по договору, — очень серьёзно, даже не улыбнувшись, отвечает свидетель. — Мы работали в рамках правого поля.

— Спасибо! — благодарит Навальный.

Судья объявляет перерыв на обед.

Откуда сын, Петя?

В зале появляется свидетель Ольга Гребнева из лесхоза Слободского района. Это общительная и откровенная женщина не стесняется в выражениях.

— Подсудимого Навального и Офицерова знаете? — интересуется судья.

— Ну прошла бы мимо на улице, не узнала бы.

— Отношение к им?

— Отрицательное! Это из-за развала нашего лесного хозяйства!

— Это может сказаться на ваших показаниях?

— Нет. Я честно все скажу!

— Вы знаете ВЛК? У Вас был с ней договор?

— Да, раньше мы торговали с фанерным комбинатом напрямую, а потом стали через ВЛК. Отправили одну машину фанеры. Цена на фанеру у ВЛК была меньше, но незначительно. Я сразу Опалеву написала докладную, что такая торговля нам невыгодна. А потом все завертелось!

— Что именно завертелось? — уточняет прокурор.

— Да все это дело с Опалевым, а потом эта история с Навальным. А потом нас под зад выгнали!

— Скажите, пожалуйста, а кто именно вас под зад выгнал? — спрашивает Навальный.

— Губернатор Никита Белых! Он всю Кировскую область развалил! И вы с ним на пару! Исчез наш «Кировлес»! И сейчас вообще все растащили!

— Растащили всю Россию! — соглашается со свидетельницей Навальный. — Скажите, а все-таки лично я у вас лес похищал?

— Разница в цене была похищена. Но это немного!

— А сколько?

— С одной машины — 280 рублей, но может быть это 300 рублей, максимум 500 рублей!

— Наконец-то! — вскакивает с места Навальный. — Наконец-то! Мы нашли сверхценного свидетеля, который честно сказал, что его обокрали! И даже знает сумму похищенного — 500 рублей! Ура, господа!

Прокурор просит «снять», то есть вычеркнуть из протокола сумму похищенного, которую назвал свидетель, а также огласить «ранее данные показания». Некоторые детали в показаниях свидетеля вызывают у присутствующих удивление.

— Вы в показаниях утверждаете, что к вам приезжал сын Офицерова 35 лет и предлагал откат? — изумляется Навальный. — Как это может быть, если Офицерову 41 год? И что за откат такой?

— Не знаю! Я как-то не врубилась! Я не говорила такого! Я показаний не читала. Меня просили быстро подписать все, чтобы домой уйти!

— А вы готовы обратиться с заявлением к суду о подделке протокола?

— Нет, не буду я!

— Вот вы говорили, что Никита Белых развалил Кировскую область, а вы знаете, кто назначил Никиту Белых? Он тоже развалил Кировскую область?

— Путина не приплетайте! Я не врубаюсь просто, что вы от меня хотите?!

Навальный попросил суд проверить действия прокуратуры в связи с явной фальсификацией протокола, а также заявлением свидетеля о том, что он подписал документ, не читая его.

Адвокаты Ольга Михайлова и Вадим Кобзев просят исключить показания Ольги Гребневой из доказательной базы за недостоверные сведения и нарушения правил допроса. Судья удаляется для размышлений.

— Господи, что же это такое?! ― спрашивает Офицеров присутствующих. — Жена спросит: откуда у тебя ещё один сын, Петя? Как я вернусь домой?!

Вернувшись из совещательный комнаты, судья Втюрин объявляет, что показания свидетельницы Гребневой соответствуют нормам закона и не могу быть исключены из доказательной базы, несмотря на неожиданно взрослого и внебрачного «сына Офицерова». Также судья Втюрин информирует, что, начиная с этого дня, намерен судить Навального и Офицерова каждый день, и провести таким образом 16 заседаний.

util