«Естественно, за это должен быть срок». Представитель конгресса народов Кавказа — о преследовании Мэддисона
 Илья Давыдов
24 Января 2017, 15:31

«Естественно, за это должен быть срок». Представитель конгресса народов Кавказа — о преследовании Мэддисона

23 января Российский конгресс народов Кавказа (РКНК) подал заявления в Следственный комитет, прокуратуру и МВД с требованием возбудить дело «по факту оскорбления чувств верующих» стендап-комиком Мэддисоном (Ильей Давыдовым). Открытая Россия поговорила председателем исполнительного комитета РКНК Султаном Тогонидзе, который рассказал о позиции организации.

— Будете ли вы добиваться для Мэддисона реального срока? Или вы считаете, что в этой ситуации достаточно было бы штрафа?

— Это уже не наша задача, есть органы государственного обвинения, которые будут добиваться реального срока, будут усматривать в его действиях те или иные составы преступления. Мы подали заявление по нескольким статьям. Потому что есть то, что можно назвать неувязкой — юмористическое выступление, которое было в кавычках юмористическим, откровенно оскорбительным выступлением. Оно было в 2012 году. Еще до криминализации этого действия — оскорбления чувств верующих. Такой статьи тогда еще просто не существовало.

Но Илья Мэддисон, он же Илья Давыдов, как человек атеистических взглядов (он имеет на это право как и любой другой гражданин России, потому что эти права закреплены конституцией и свободой совести) —

он своими взглядами, есть такое понятие «воинствующие атеисты», не единожды выступал публично, оскорбляя религии.

Есть запись или прошлогодняя, или 2015 года, где он так же в оскорбительной форме рассказывает про ислам. Называя и сравнивая его с фашизмом. Называя его экстремисткой религией, говоря о том, что мусульман необходимо закрывать в лагерях.

Также у нас принципиальная позиция, мы считаем недопустимым оскорбления и угрозы, а также противоправные действия в отношении Мэддисона или какого-либо другого гражданина за его взгляды. У нас есть для этого законодательство Российской Федерации.

Точно так же неприемлемым мы считаем поведение Мэддисона. Если мы критикуем его, значит, у нас должно быть моральное право это делать. Мы призываем не поддаваться на провокации и оставаться в правовом поле. Пусть уже дальше соответствующие компетентные органы рассмотрят его выступления, его действия и охарактеризуют их как уголовные преступления, либо, может быть, в них и нет преступления. Я не знаю, дальше будем смотреть.

— Изменится ли ваша позиция, если Мэддисон принесет публичные извинения?

— Если суд сочтет, что публичных извинений достаточно — то и слава Богу, мы не настаиваем, чтобы кого-то на плаху отвели. Это все на усмотрение суда и соответствующих органов. Мы свою гражданскую позицию отразили в том, что подали заявления. Потому что вы видели, какие оскорбления и угрозы поступают в адрес Мэддисона.

Мы считаем, что наши действия являются, кроме того что восстановлением истины и справедливости, еще и профилактикой асоциального поведения и возможных преступлений в отношении этого лица.

Мы считаем, что это недопустимо. Когда закон не работает — начинается беспредел. Чтобы беспредела не было, должен работать закон.

— Если он извинится, вы не будете отзывать заявление, я правильно понял?

— Нет, заявление мы отзывать не будем.

— Будет ли в дальнейшем российский конгресс народов Кавказа подавать заявления по поводу каких-либо оскорблений ислама?

— Мы не мониторим социальные сети специально на предмет того, где какой-нибудь не совсем компетентный и не совсем порядочный человек отзовется оскорбительно о религии или еще о чем-то. Но в данном случае это попало нам на глаза и мы отреагировали. Такие меры реагирования с нашей стороны — не первый случай. И мы в дальнейшем будем отстаивать права и свободы граждан вне зависимости от национальной принадлежности.

А вы видели, что он оскорбил не только ислам и Коран, а также и Библию? Человек вообще против религии.

Мы будем блюсти законодательство российской федерации.

— А все-таки должен ли человек сидеть в тюрьме за оскорбление чувств верующих по вашему мнению?

— Когда эти слова слышат тысячи людей, и когда человек своими словами влияет на умы подрастающего поколения (а Мэддисон — это не просто рядовой гражданин, и мы с вами об этом знаем) — это влечет за собой последствия, какие — мы видим на улицах. — это влечет за собой последствия, какие — мы видим на улицах. Раздор, разжигание межнациональной розни, презрение по национальному, этническому, религиозному признаку. Естественно, слова страшнее действий в данном случае, понимаете?

Кто-то заряжает молодежь, а другие, скажем так, более отмороженные — они выходят на улицу и начинают действовать. Если человек говорит, что мусульман надо загнать в лагеря, что они экстремисты, и ислам призывает убивать, то он формирует отношение к мусульманам и к определенным группам граждан. И это ненормально. Естественно за это должен быть срок. Потому что из этого как-раз таки проистекают преступления, которые мы видим.

util