Одна из крупнейших детских больниц Петербурга может лишиться лаборатории
26 Января 2017, 09:00

Одна из крупнейших детских больниц Петербурга может лишиться лаборатории

«Если бы не огласка, баротделения уже не было бы!»

Главный врач Детской городской клинической больницы № 5 имени Н. Ф. Филатова на общебольничном собрании заявила, что клинико-диагностическая лаборатория (КДЛ) будет ликвидирована, а исследования передадут на аутсорсинг коммерческой компании. Последним рабочим днем лаборантов главврач назвала 28 февраля. Однако сотрудники КДЛ не сдались и попытались привлечь к проблеме общественность — создали петицию на сайте Change.org. На данный момент ее подписали уже больше восьми тысяч человек.

КДЛ — лаборатория, снабжающая анализами один из крупнейших детских стационаров Петербурга (585 коек). Изначально предполагалось, что всех сотрудников лаборатории (62 человека) сократят, а оборудование законсервируют. Лаборатория располагает современным медицинским оборудованием, часть которого купили за 60 млн рублей только в декабре 2012 года. Руководство больницы полагает, что меньшая загруженность аппаратуры позволит экономить на расходных материалах.

Главный врач ДГКБ № 5 Людмила Исанкина утверждает, что лаборатория съедает слишком много денег — 12% всего бюджета больницы. При условии, что в больнице есть еще 28 отделений. С Исанкиной не согласна заведующая КДЛ Ольга Осипова, она объясняет такой дисбаланс тем, что лаборатория обеспечивает анализами всю больницу. Кроме того, лаборатории требуется огромное (по сравнению с другими отделениями) количество расходного материала: в первую очередь — реагентов.

В разговоре с Открытой Россией пресс-секретарь больницы Александра Иванова сообщила, что сейчас речь идет не о ликвидации, а о «реструктуризации структурного подразделения».

Сотрудники лаборатории полагают, что лаборатория должна находиться при стационаре, и передача лабораторных функций на аутсорсинг сторонней компании повлияет в первую очередь на скорость диагностирования, а это скажется на качестве лечения. Осипова опасается, что это создаст угрозу здоровью и, возможно, жизни детей. Например, необходимо быстро сделать анализы только что поступившему ребенку, чтобы понять, инфекционное ли у него заболевание и можно ли его класть с другими детьми.

Если отдать анализы сторонней компании — это фактически приведет к удорожанию каждого отдельного анализа, считает Осипова.

Отделение реанимации и интенсивной терапии в Детской городской клинической больницы № 5 имени Н.Ф. Филатова. Фото: Светлана Холявчук / ТАСС

Отделение реанимации и интенсивной терапии в Детской городской клинической больницы № 5 имени Н.Ф. Филатова. Фото: Светлана Холявчук / ТАСС

«Лаборатория — это ведь фабрика по производству анализов — загружать 50 образцов за раз дешевле, чем 10», — считает Осипова. Заведующая полагает, что лаборатория могла бы приносить больнице деньги, если бы принимала анализы из других медучреждений.

Несмотря на обещания руководства, что ликвидации лаборатории не будет, ее будущее туманно. Осипова рассказала Открытой России, что уведомление о сокращении сотрудникам так и не вручили. Поскольку вручить уведомления администрация обязана за два месяца до, а 28 февраля уже скоро, становится ясно, что какое-то время лаборанты все же выиграли.

«Сейчас лаборатория работает круглосуточно и снабжает результатами анализов всю больницу. Результаты исследований обычно получают в тот же день, а в критических случаях — в течение 5-30 минут», — рассказывает Осипова.

Сотрудники лаборатории между тем встречались с депутатами петербургского Заксобрания, написали обращения в общественные организации, городской комитет по здравоохранению и лично министру здравоохранения с просьбой помочь сохранить уникальную лабораторию.

Политика администрации ДГКБ № 5 не в первый раз вызывает общественный резонанс. В 2014 году у руководства возник конфликт с заведующим единственного в Санкт-Петербурге бесплатного педиатрического отделения гипербарической оксигенации (ГБО). В октябре 2014 оно закрылось, причем сначала его закрыли временно (для проверки исправности оборудования), а потом просто не стали открывать.

Гипербарическая оксигенация используется в реанимации и интенсивной терапии — при нарушениях мозгового кровообращения, гипоксическом отеке головного мозга, тяжелых травмах, таких как длительно не срастающиеся переломы костей, синдромы сдавления конечностей и нарушении микроциркуляции органов и тканей. ГБО улучшает кровообращение, уменьшает гипоксию тканей и стимулирует процессы заживления и восстановления функции органов. ГБО широко применяется в детской хирургии, педиатрии, отоларингологии, токсикологии, неврологии. Взрослые барокамеры детям не подходят.

Оборудование (в первую очередь измерительное) в баротделении должно проверяться ежегодно. «Планировали проверку на март 2014 года, но проверку просто не провели. Оставили работать одну только барокамеру. Весной мы поступили с моим ребенком на лечение. Меня удивило, что при наличии трех барокамер работала только одна», — рассказывает глава инициативной группы за восстановление работы баротделения Наталья Денисова.

В декабре 2014 отделение ГБО снова заработало. Однако сейчас вместо трех барокамер в нем работает только одна. «Но если бы не публичная огласка этой ситуации, баротделения в этом учреждении уже не было бы», — считает Денисова.

Заведующий отделением Николай Калин добивался проверок аппаратуры. Доктор писал служебные записки, что так эксплуатировать оборудование нельзя. В конечном итоге он написал докладную в комитет по здравоохранению. После этого последовали три дисциплинарных взыскания (два из которых позже отменили по суду) и увольнение.

Сейчас Калин пытается через суд отменить постановления о своем отстранении и увольнении.

В комитете по здравоохранению родителям детей, лечившихся в ДГКБ № 5, заявили, что дети смогут продолжить процедуры в Детской областной больнице и в клинической инфекционной больнице имени Боткина. Однако во взрослую Боткинскую больницу ребенка Денисовой просто не приняли.

util