«Признаваясь в собственной беспомощности». Минфин предлагает девальвацию рубля
 Фото: Антон Ваганов /Т АСС
31 January 2017, 18:43

«Признаваясь в собственной беспомощности». Минфин предлагает девальвацию рубля

Падение курса рубля возможно уже в феврале, за ним последует рост инфляции

Для того, чтобы сбалансировать федеральный бюджет, в министерстве финансов предложили девальвировать рубль на 10%. В ведомстве считают, что текущий курс рубля завышен и при нынешних ценах на нефть просто невозможен.

Таким образом, Минфин вступил в спор с Центробанком о влиянии на курс рубля бюджетного правила, которое предусматривает перевод в резервные фонды части нефтегазовых доходов в зависимости от цен на сырье. Экономист, профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков считает, что позиция министерства в этом вопросе говорит только об одном — в Минфине не знают, как насытить бюджет.

— Возможна ли девальвация рубля на 10% и к чему она может привести?

— Такая девальвация возможна. И она даст плохой эффект.

Минфин выдвинул тезис, что девальвация нужна для того, чтобы исполнить бюджет. И наш Минфин плох, если он не может предложить других способов для того, чтобы насытить доходную часть бюджета. А заявлять об этом публично, признаваясь тем самым в собственной беспомощности, ― это вообще ни в какие ворота не лезет.

Если министерство финансов с помощью Центрального банка начнет целенаправленно закупать валюту, остальными участниками рынка это будет воспринято как сигнал делать то же самое, и соотношение рубля и доллара уменьшится. А с учетом того, что на прошлой неделе Минфин и ЦБ объявили о намерении увеличить золотовалютные резервы до $500 млрд, спекулятивная составляющая рынка еще более увеличится.

Сегодня наши золотовалютные резервы составляют $387 млрд. Минфин с Центробанком считают, что этого мало. Хотя я считаю, что этого достаточно ― мы и так на шестом месте по золотовалютным резервам, а экономика у нас далеко не шестая в мире. Резервов у нас достаточно, но, тем не менее, считается, это этого все равно мало, и их надо наращивать дальше.

— Правильно ли в данном вопросе опираться на цену на нефть, как это делает Минфин?

— Я думаю, министерство зря это делает. Я понимаю Центральный банк, который оправдывает увеличение золотовалютных резервов обеспечением устойчивости рубля в случае изменения цен на нефть. Там хоть чем-то это объяснено. А вот почему Минфин руководствуется ценами на нефть, и при этом еще приплетает к этому бюджет — мне совершенно непонятно. Это заявление ведомства меня просто обескуражило.

— Такая позиция Минфина может как-то повлиять на нашу нынешнюю валютную политику?

— Может, раз ведомство публично заявляет такие вещи. В течение ближайшего месяца мы увидим, как наш рубль начнет потихоньку сдавать позиции.

— Как предложение министерства может отразиться на инфляции?

— Оно будет иметь прямой эффект. Инфляция будет разгоняться, если Центральный банк не предпримет экстренных усилий по ее удержанию. В этих условиях инфляция неизбежно должна расти.

— В долгосрочной перспективе дешевый рубль будет больше полезен или вреден российской экономике?

— Нужно учитывать, что ЦБ руководствуется курсом, соотнося интересы экспортеров и импортеров. И, объявляя величину курса, он пытается учитывать интересы и тех, и других. А то, что мы сейчас уходим от укрепления рубля, означает, что мы идем навстречу интересам экспортеров, потому что импортерам нужен крепкий рубль.

Так что все это ― вопросы баланса интересов. Если мы будем производить больше собственной продукции, то нам будет более полезен крепкий рубль. Но пока мы торгуем только углеводородами, и отсюда все вытекает.

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Министерство финансов предлагает девальвировать рубль на 10%, для сбалансированности федерального бюджета писал «Коммерсантъ». Ведомство произвело расчеты по основным параметрам бюджетной системы и курсу рубля после задействования бюджетного правила, которое предусматривает перевод в резервные фонды части нефтегазовых доходов в зависимости от цен на сырье. В результате в Минфине пришли к выводу, что нынешний курс рубля завышен.

В ведомстве посчитали, что при цене нефти в $40 за баррель расчетный среднегодовой курс рубля должен быть 69,42 рубля за доллар. В этом случае дефицит федерального бюджета составит 3,1% ВВП, а затраты резервных фондов — 1,8 трлн рублей.

Если будет применен декларированный режим постоянной покупки резервов за счет казначейства, дефицит составит 0,7% ВВП, а резервный фонд пополнится на 241 млрд рублей. В этом случае курс рубля должен ослабнуть примерно на 10% — до 64,9 рубля за доллар.

В министерстве полагают, что если не применять бюджетное правило и не девальвировать рубль, то сбалансированный федеральный бюджет возможен только при цене на нефть в $76 за баррель и выше.

Таким образом, нынешний курс рубля — 60 рублей за доллар — оказывается невозможным. При задействовании бюджетного правила он возможен при $75-80 за баррель при профиците бюджета в 2% ВВП и приросте за 2017 год Резервного фонда на более чем 2,3 трлн рублей. Таким образом, мнение Центрального банка о том, что бюджетное правило не окажет влияния на курс рубля, Минфин считает ошибочным.

util