Смерть средней тяжести. Родные погибшего рабочего добиваются наказания для сбившего его чиновника
 Фото: Артем Геодакян / ТАСС
1 February 2017, 17:23

Смерть средней тяжести. Родные погибшего рабочего добиваются наказания для сбившего его чиновника

В конце января 2017 года депутат Белгородской областной Думы Анастасия Байбикова написала заявление в СК с просьбой разобраться в обстоятельствах дела чиновника городской администрации, который пьяным сбил троих пешеходов, двое из которых скончались, и получил за это несколько суток административного ареста. Открытая Россия изучила обстоятельства дела.

Резонансное ДТП случилось 20 ноября 2015 года в Белгороде. Трое рабочих, 53-летний бригадир Вадим Соколов и двое его подчиненных, трудившихся на стройке торгового центра Metro, около семи часов вечера переходили четырехполосную дорогу между Metro и торгово-развлекательным комплексом «Сити Молл Белгородский». Мужчины в рабочей одежде со светоотражающими элементами пересекали дорогу в нескольких десятках метров от пешеходного перехода — видимо, решив сократить дорогу. В этот момент замруководителя гаража городской администрации Игорь Огородов, севший за руль «Хонды» пьяным, сбил мужчин — один рабочий скончался на месте, Соколов с товарищем остались лежать на асфальте, а Огородов скрылся с места ДТП.

Родственники потерпевшего уверены, что Огородов сбил рабочих умышленно.

«Посмотрели налево, направо, никто не увидел приближающуюся машину», — вспоминает слова отца Виталий Соколов, добавляя, что один из сотрудников хромал, «поэтому Огородов точно рассчитывал свою скорость».

Уже после ДТП Огородов, совершая маневр при выезде со стоянки, ударил машину и снова скрылся с места ДТП. Владелец автомобиля запомнил номер Огородова. Благодаря этому замруководителя гаража мэрии задержали.

Несмотря на близость торгово-развлекательного комплекса, очевидцев смертельной аварии так и не нашли. В больнице Соколову диагностировали перелом таза в двух местах, сотрясение мозга, травму мочевого пузыря, серьезные повреждения двух рук. «Думали, что он вообще ходить не будет», — вспоминает его невестка Ирина.

Только на одной руке Вадиму Соколову сделали пять операций.

— Ему вставляли пластины и болты, а они постоянно расходились и застревали в костях, — рассказывает Ирина.

«Бери 30 тысяч и успокойся»

Из материалов уголовного дела, которое было заведено в день аварии, следует, что здоровью Соколова был причинен вред средней тяжести. Согласно выводам эксперта, у потерпевшего был закрытый перелом лонной и седалищной костей со смещением отломков, ушиб правой почки в виде макрогематурии (наличие крови в моче), закрытый оскольчатый перелом диафизов обеих костей правого предплечья. Диагноз «Сотрясение головного мозга» во внимание не принимался, так как, по мнению эксперта, «в предоставленной медицинской документации отсутствуют объективные данные, подтверждающие его».

Семья Соколова настояла на проведении повторной судебно-медицинской экспертизы. Адвокат написал заявление, в котором высказал «существенные сомнения в квалификации эксперта либо в его беспристрастности». Однако в СЧ СУ УМВД по Белгородской области отказали в проведении повторной экспертизы.

В больницу к Соколову пришел отец наехавшего на него водителя.

— Отец Огородова пришел к папе в больницу с водкой и фруктами. Говорит, бери 30 тысяч и успокойся, — вспоминает сын потерпевшего.

Тогда потерпевший попросил гостя уйти. Позже Соколову начали звонить неизвестные и угрожать — просили, чтобы забрал заявление. Позже Огородов «по личной инициативе» через адвоката передал 150 тысяч рублей компенсации медицинских услуг.

Последнюю из пяти операций Соколов не пережил — умер из-за сердечной недостаточности 21 ноября, спустя год после ДТП.

— Я целый год колола, кормила, ухаживала за ним каждый день, — вспоминает Ирина. — У него никогда до аварии не было проблем с сердцем.

Экспертиза

В разговоре с белгородским изданием «Фонарь» начальник следственного управления УМВД по Белгородской области Юрий Баранов пояснил, что в ходе расследования была назначена автотехническая экспертиза. Она должна была показать, была ли у водителя возможность избежать наезда.

По словам Баранова, установлено, что вечером 20 ноября 2015 года шел дождь и был туман (в показаниях Соколова значится, что дождь к тому моменту уже прошел — прим. Открытой России) и Огородов не превышал установленную в городе скорость 60 км/ч. Экспертиза показала, что возможности не совершить наезд на пешеходов у водителя не было.

— Мы можем опираться только на его показания — другого ничего нет, ни камер, ни очевидцев, — поделился начальник СУ УМВД. — Сами потерпевшие с момента разделительной полосы не смотрели, кто едет (в показаниях Соколов пишет, что несколько раз смотрел по сторонам и пропустил 1-2 машины).

Баранов пояснил, что за то, что замруководителя гаража мэрии скрылся с места ДТП, он был привлечен к административной ответственности по статье 12.27 КоАП РФ «Оставление места происшествия», а позже и по 12.26 «Отказ от медицинского освидетельствования». По словам начальника следственного управления, уголовная ответственность возможна только за то, что могло произойти до ДТП — превышение скорости, вследствие чего был совершен наезд, или же намеренный наезд на пешехода. Но ничего этого зафиксировано не было.

«Его лишили водительского удостоверения на 1 год 10 месяцев, и он отбывал административный арест 12 суток», — сказал Баранов.

На вопрос о том, почему не была проведена повторная судебно-медицинская экспертиза, Юрий Баранов пояснил, что после этого обращения сотрудниками правоохранительных органов был допрошен эксперт.

— Повторная экспертиза проводится, если устанавливается противоречие в экспертизе — то есть эксперт сначала говорит одно, потом другое. Либо есть другие основания. В данном случае таких оснований не было.

Об угрозах в адрес потерпевшего Баранов ответил, что этот факт проверялся в рамках расследования, но не был подтвержден.

Пообщаться с Игорем Огородовым Открытой России не удалось. В гараже администрации города сообщили, что он был уволен после ДТП.

Родственники Соколова надеются, что история с ДТП будет расследована вновь, они обратились за помощью к депутату Белгородской областной Думы Анастасии Байбиковой. Депутат отреагировала на обращение и написала заявление в Следственный комитет РФ, с просьбой разобраться в подробностях ДТП.

util