Вятский «Хилтон» как мера пресечения. Навального поселили в Кирове
 Алексей Навальный (слева) перед началом заседания Ленинского суда Кирова, 31 января 2017 года. Фото: Александр Бахтин / ТАСС
2 Февраля 2017, 09:00

Вятский «Хилтон» как мера пресечения. Навального поселили в Кирове

Алексею Навальному и Петру Офицерову запретили покидать отель «Хилтон» в Кирове без специального разрешения судьи Втюрина. На положении вятских затворников Алексей и Петр останутся до 10 февраля. Такое решение принял суд Ленинского района, куда обвиняемые 1 февраля были доставлены в добровольно-принудительном порядке.

Добровольно-принудительно

В суд Алексей Навальный входит в сопровождении группы московских судебных приставов.

― Алексей, вас принудительно привезли? В наручниках? Как вы оцениваете возможные перспективы второго процесса по делу «Кировлеса», ― интересуются журналисты.

Алексей показывает руки ― наручников нет.

— Я приехал добровольно. Купил билет самостоятельно, за свои деньги. А они, ― он кивает на судебного пристава, ― приехали со мной. Наверное хотели посмотреть город Киров? Перспективы у процесса такие же, как и у первого. Европейский суд отменит все эти неправосудные решения.

Журналистов действительно было больше обычного. Приехали не только российские, но и зарубежные корреспонденты.

― Ваша честь, я не понимаю, ― обращается к судье Алексею Втюрину Навальный, ― зачем нужно было идти на такие меры как принудительный привод?! Честно говоря, я впервые вижу такое, что несколько московских судов одновременно отменили заседания ради «Кировлеса»! А в колонии для пожизненно заключенных в Ямало-Ненецком округе вдруг заболели все заключенные! Но какой во всем этом смысл? Даже если вы снова вынесете обвинительный приговор, его снова отменит Европейский суд.

Адвокат Светлана Давыдова просит приобщить к уголовному делу медицинские справки.

― Петр Офицеров был госпитализирован с приступом панкреатита, ко мне приезжала «Скорая» по поводу повышенного артериального давления. Именно по этой причине мы не смогли быть на прошлых заседаниях. У нас имеются все необходимые медсправки.

Судья приобщает справки и просит больше не болеть во время процесса.

Прокурор Сергей Богданов заявляет ходатайство о приобщении к уголовному делу документов о непогашенных судимостях Навального по уголовным и административным делам.

— Я горд, ваша честь, что я постоянно судим российскими судами. Моя деятельность не проходит незамеченной! — вскакивает с места Навальный — Все эти приговоры тоже отменит Европейский суд.

Начинается представление доказательств стороны защиты.

— Мы категорически возражаем против приобщения к уголовному делу материалов прослушки телефонных разговоров Навального и Офицерова, — выступает адвокат Ольга Михайлова, — Все эти материалы добыты незаконным путём и не могут быть использованы.

Судья Втюрин объявляет перерыв на три часа. Такого большого перерыва еще не было в истории второго «Кировлеса».

Запах юстиции

По судебному залу пробегает таракан, заползает на скамейку, женщины испуганно взвизгивают, просят судебного пристава удалить неаккредитованного гостя. Пристав небрежно и привычно смахивает насекомое. Он не удивлен. Похоже, тараканы в суде Ленинского района не редкость, а норма. Санитарные правила этого государственного учреждения далеки от идеальных: туалет один для всех, в кабинке нет туалетной бумаги, нет горячей воды, моющих средств и салфеток, а запах такой, что даже в соседнем судебном зале люди сидят с нехорошими лицами. Туалет впечатлил журналистов из Канады, о чем они поспешили поделиться с коллегами в зале суда.

― Это запах российской юстиции! ― реагирует Петр Офицеров.

«Хилтон» как мера пресечения

После почти четырехчасового перерыва судья Втюрин скороговоркой зачитывает постановление об очередном отказе в удовлетворении ходатайства защиты. Адвокат Давыдова просит суд исключить материалы комплексной психолого-лингвистической экспертизы как «недопустимые доказательства». По мнению защитника, экспертиза сделана непрофессионально, допущены процессуальные ошибки.

Судья Втюрин опять объявляет перерыв. Перерывов сегодня больше, чем ходатайств. Создается впечатление, что судья сознательно затягивает процесс.

Большинство участников процесса, гуляя в перерывах по фойе, обсуждают животрепещущую тему — каким будет приговор Ленинского суда на этот раз: оправдательным или обвинительным?

После перерыва судья Алексей Втюрин привычно отклоняет ходатайство защиты и решает вынести на рассмотрение вопрос об избрании меры пресечения для обвиняемых. Судья зачитывает справку об оплате номеров из вятского отеля «Хилтон», в котором поселились Алексей Навальный и Петр Офицеров.

― Ваша честь, мне сырники сегодня принесли не вовремя! ― жалуется Навальный. ― Примите меры!
― Как вы собираетесь избирать меру пресечения для подзащитных в чужом городе, где у них только временное место проживания ― гостиница? ― интересуется Светлана Давыдова.

Судья Втюрин опять удаляется в совещательную комнату.

После часового совещания с самим собой, судья Втюрин оглашает решение ― избрать для Алексея Навального и Петра Офицерова в качестве меры пресечения подписку о невыезде. Им запрещается покидать Киров больше чем на 12 часов без специального позволения судьи Втюрина. Их временное место проживания до 10 февраля ― вятский отель «Хилтон».

― Я ничего подписывать не буду, ваша честь! ― возмущается Навальный ― А если у меня денег нет заплатить за номер до 10 февраля? Может быть, кировский суд оплатит номера мне и моим адвокатам? У меня в субботу встреча с избирателями! Отпустите меня к избирателям, Офицерова ― к детям!

― А вы ко мне письменно обратитесь, может быть, я вам разрешу, ― снисходительно обещает Втюрин.

Адвокат Давыдова обещает обжаловать решение судьи Втюрина в четверг 2 февраля. Она так шокирована происходящим, что падает со стула. В буквальном смысле. Адвоката поднимают. Навальный и Офицеров с группой поддержки отправляются в отель «Хилтон», который станет для фигурантов «Кировлеса» домом на ближайшие 10 дней.

util