Судебные приставы помогли мошенникам отмыть более 16 млрд рублей
 Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС
3 Февраля 2017, 15:40

Судебные приставы помогли мошенникам отмыть более 16 млрд рублей

Что собой представляет новая практически неуязвимая мошенническая схема

Через новую легальную схему отмывания денег из России в 2016 году было выведено более 16 млрд рублей. Этот метод со всех сторон защищен законом, и поэтому пока сделать с ним ничего нельзя.

Новый способ вывода средств очень похож на прежде очень популярную «молдавскую» схему. В 2010-2013 годах в Молдавии создавались фирмы-однодневки, которые подавали в молдавский суд на российские компаний, которые якобы имели задолженность перед иностранной коммерческой структурой. Суд принимал решение о взыскании долга, и в Молдавию переводились крупные суммы — в общей сложности через такую схему из России было выведено более $20 млрд.

В «молдавской» схеме было два участника процесса — суды и банки. В новом методе отмывания денег к этой мошеннической цепочке добавили Федеральную службу судебных приставов (ФССП), благодаря которой новый метод становится практически неуязвимым.

Через третейские суды или путем заключения мировых соглашений иностранное юридическое лицо договаривается с российским юрлицом о выплате задолженности. Суд принимает решение взыскать с должника необходимую сумму и выдает исполнительный лист — с ним нерезидент обращается в ФССП. В результате на счет службы списываются средства, которые потом перечисляются на счет взыскателя в иностранном банке.

Через такую схему, по оценкам Центрального банка, в 2016 году из России было выведено более 10% от всего объема выявленных сомнительных операций. «Всего же суды приняли решения по искам, имеющим признаки такой схемы, на сумму более 37 млрд рублей. Суммы исков варьируются от 0,4 млрд до 6 млрд рублей», — уточнили «Коммерсанту» в ЦБ.

Как уточняет руководитель экономических программ московского центра «Карнеги» Андрей Мовчан, переводимые таким образом деньги — криминальные. «У нас страна со свободным движением капитала, поэтому вопрос вывода средств за рубеж не стоит, пока речь не идет о криминальных деньгах. Это могут быть взятки, контрабанда, нелегальный бизнес типа проституции», — добавляет он.

Появление новой схемы не кажется ему чем-то удивительным — государство всегда будет проигрывать бизнесу в креативности. «Для бизнеса в этом вопросе ставки более высокие. И на любой запрет бизнес будет придумывать 10 способов его обойти, особенно если речь идет о криминальных деньгах. О способе его обойти через штрафы и пенни многие из нас никогда не слышали, но это не значит, что его не было», — говорит экономист.

Главную роль в этой схеме все же играют не банки или судебные приставы, а суды. Именно с них начинается цепочка. «Суды не имеют ни желания, ни возможности проверять законность взыскания долга и сопоставлять объемы взыскания с масштабом деятельности должника», — пишет «Коммерсант». Однако, по словам Мовчана, дело не в бессилии судов, а в их коррумпированности.

«Этот метод на самом деле очень сложный и дорогостоящий. Очевидно, что в нем участвуют суды и судьи. Просто потому, что любой вменяемый судья при рассмотрении такого дела обратит внимание на то, о какой российской фирме идет речь. Нужно будет понять, кто учредитель, может быть, это какой-нибудь бомж или подложный паспорт», — рассуждает он.

Если судья при таких обстоятельствах принимает решение о законности выплаты, то это значит, что ни о какой ошибке речи быть не может. А чтобы такое решение было принято, недостаточно просто коррумпировать судью. «Нужны деньги и нужно быть доверенным лицом у такого человека, иначе он просто побоится. Для того, чтобы судья на это пошел, его руководители должны быть в курсе, иначе это слишком большой риск», — отмечает Андрей Мовчан.

Но, по его словам, чтобы сломать эту схему, достаточно простого определения Верховного суда в адрес судей о том, что при рассмотрении подобных дел они должны изучать компанию ответчика. И, в случае каких-либо подозрений, дело нужно расследовать.

util