Предпоследний день «Кировлеса»: внезапная мягкость, любовь, борьба
 Алексей Навальный на заседании по делу «Кировлеса», 1 февраля 2017. Фото: Александр Бахтин / ТАСС
4 February 2017, 14:26

Предпоследний день «Кировлеса»: внезапная мягкость, любовь, борьба

Обвинение потребовало для Навального и Офицерова условного наказания

Тринадцатое заседание по делу «Кировлеса» выдалось богатым на события. Прокуроры запросили для Офицерова и Навального условный срок, судья Втюрин отменил «подписку о невыезде из „Хилтона“», а Навальный признавался в любви и обещал продолжать борьбу.

Прения сторон

Первым выступает прокурор Сергей Богданов — молодой человек небольшого роста с незапоминающейся внешностью.

― Экономические преступления относятся к категории наиболее сложных, и разоблачать преступников в таких делах тоже бывает непросто, — скромно сообщает он, после чего некоторое время излагает фабулу обвинения, но заканчивает неожиданно для всех. — Сторона обвинения считает возможным не лишать свободы обвиняемых Навального и Офицерова, а приговорить их к условному наказанию. Навальному — пять лет условного наказания и 500 тысяч штрафа, а Офицерову — 4 года и 500 тысяч штрафа.

По залу проносится вздох облегчения, многие ожидали, что прокурор потребует реального срока. Однако речь прокурора вызывает возмущение у защитников.

― Похоже, нам здесь придется заседать здесь бесконечно! — в сердцах говорит адвокат Ольга Михайлова. — Для кировского суда решения ЕСПЧ — не указ! Если так дело пойдет, будет еще и третий, и четвертый «Кировлес»! Это никогда не кончится!

— Вы знаете, я разочарован! — признается Навальный. — Все скучно, неинтересно, все как в прошлый раз! Ну, надо было немного подшаманить!

— Ваш приговор может повлечь исключение России из совета Европы — грозно говорит адвокат Светлана Давыдова — У вас ведь высшее юридическое образование, я вижу погоны полковника!

Государственные обвинители обижаются и просят не переходить на личности. На этом прения сторон заканчиваются.

Последнее слово

Подсудимым предоставляется последнее слово. Навальный произносит его прямо с места, не выходя к судебной кафедре.

— Сегодня утром я посмотрел свое последнее слово, сказанное на первом процессе. А ничего не изменилось! Но мне не хотелось бы говорить то же самое второй раз. Только две вещи я хотел бы повторить. Здесь сидит Офицеров, и он виноват лишь в том, что он мой друг. И второе — мы не остановим свою политическую борьбу. Скамейка подсудимых сейчас в России — лучшая площадка для политических заявлений! И я заявляю — я работаю для Вас, для таких как Вы! Вы все — мои избиратели! Даже Вы, Ваша честь, судья Втюрин! А вам я хочу сказать, ваша честь, не бойтесь тех, на кого вы сейчас работаете!

Судья что-то отвечает, но его не слышно.

Алексей Навальный обращается к залу с неожиданным признанием.

— Я вас всех люблю! Даже тех, кто, против меня сейчас! Я буду бороться за Ваши интересы! Я приведу Вас в прекрасную Россию, где все мы будем жить! И, наконец, — я не виновен и этот приговор я никогда не признаю!

Судья Втюрин предоставляет слово обвиняемому Офицерову.

Речь Офицерова звучит кратко и выстраданно.

— Я бы хотел сказать о российских бизнесменах, которые составляют золотой запас России. Мой обвинительный приговор, который вы сейчас хотите вынести — это удар не только по мне, это удар по ним. Это сигнал для бизнеса. Страшный сигнал. Но у меня есть важное преимущество перед теми, кто в очередной раз собирается осудить меня за несуществующее преступление! Когда мои дети спросят: стыдно ли мне? Я отвечу — НЕТ! А вот Вы, господа, — спрашивает Офицеров, повернувшись к государственным обвинителям. — Что Вы скажете Вы своим детям?!

В зале шум и аплодисменты, прокуроры смотрят в стол.

Судья Алексей Втюрин отменяет подписку о невыезде на выходные и разрешает подсудимым отбыть в Москву. Оглашение приговора по делу «Кировлеса» состоится в среду 8 февраля.

util